РОЖДЕННЫЕ… РЕЗОЛЮЦИЕЙ

blank

Почему Европарламент заговорил о санкциях

Как известно, Европейский парламент принял историческую резолюцию, в которой «настоятельно рекомендовал» властям Казахстана прекратить нарушать права человека, открыто намекнув о возможных персональных санкциях. Наши отреагировали моментально, но при этом спонтанно и не «по существу», общество же с воодушевлением восприняло такую возможность. Но что на самом деле означает этот документ? Почему он появился? Чем это чревато для наших чиновников и для кого именно?

Не банально

Сначала, наверное, нужно немного рассказать предысторию появления резолюции. Несмотря на заявления казахстанского МИДа, что этот документ не проработан и появился чуть ли не спонтанно, его рождению предшествовали годы работы по разным направлениям. Во-первых, это касается самого Евросоюза. В прошлом декабре, накануне Всемирного дня защиты прав человека, был принят так называемый глобальный режим санкций, предусматривающий возможность для стран-членов Евросоюза накладывать определенные ограничения (те самые санкции) на другие страны и их представителей.

К принятию этого закона Европа шла долго – сначала отдельные страны приняли «Акт Магнитского», потом были долгие обсуждения необходимости появления общего закона для всех стран ЕС, затем, в декабре 2019 года, появилась инициатива о «глобальном режиме».

Параллельно в европейских странах шло укрепление антикоррупционного законодательства, а в обществе окончательно утвердилось понимание, что тотальная коррупция является одной из основ нарушения прав человека в тех или иных странах. Мы уже не говорим о том, что Европа является оплотом демократии – пусть это звучит банально, но это факт. Поэтому нет ничего удивительного в появлении резолюции в отношении Казахстана. Такого рода документы, стоит отметить, были вынесены и будут еще выноситься в адрес других авторитарных режимов, в том числе, стран Центральной Азии и Азербайджана (не говоря уже о России).

Но здесь стоит уточнить – санкции эти «адресные» и касаются не страны, ее государственных институтов и предприятий. Это второй момент, на который стоит обратить внимание. Проще говоря, берется какой-нибудь чиновник, олигарх или человек из окружения Назарбаева, по нему собирается документальная база, доказывающая, что он так или иначе способствовал нарушению прав человека в Казахстане, и тогда в его отношении «включаются санкции» в виде заморозки личных счетов в европейских банках, запрета на въезд на территорию ЕС и так далее. Но об этом ниже.

И, наконец, третий фактор, который важен в понимании того, почему появилась резолюция. При всей ее строгости – это чисто дипломатический документ, написанный соответствующим языком. И он является не просто «последним предупреждением», но и необходимым этапом в деле борьбы за права человека во всем мире. Другими словами, нужно пройти все эти «формальности», чтобы потом не говорили, что санкции обрушились на голову без предупреждения, и это некий способ давления дикого Запада на добрый Восток.

А по поводу того, что «это не их дело» еще раз повторим – принятый в декабре глобальный режим санкций как раз дает возможность ЕС вмешиваться в дела других стран, если это касается нарушения прав человека. Ведь, например, вы же не будете сидеть, сложа руки, если слышите, что сосед избивает жену или постоянно бьет ребенка, не станете уповать, что это другая семья и ее внутреннее дело?

Обо всем и конкретно

Что касается самой резолюции, то, наверное, не стоит пересказывать ее все – в том числе, потому что это достаточно объемный документ. В ее основной части 27 пунктов, среди которых «настоятельные рекомендации» и «напоминания». Они охватили практически все стороны нашей жизни, хотя многие из нас могли бы дополнить эти пункты своими, но в целом представлена объективная картина дел, связанных с правами человека.

Все рекомендации исходят из конкретных фактов, хорошо знакомых нашему читателю, но есть и те, которые даже наши независимые СМИ не часто освещают – например, о систематическом нарушении прав ЛГБТ-сообщества или о защите личных данных, а также о преследовании за религиозные убеждения. Так, в документе говорится о том, что в прошлом году 112 физических лиц, три благотворительных фонда и одна коммерческая компания были осуждены за использование своего права на свободу совести, религии или убеждений. Но мы были заняты пандемией и карантином. Кстати, отдельный пункт касается и карантинных санкций: «В разгар пандемии COVID-19 правительство неправильно использовало эту пандемию и ограничения как предлог для усиления политических репрессий в отношении гражданского общества».

В целом же евродепутаты указали руководству Казахстана на те проблемы, о которых мы постоянно говорим, в том числе, о тотальной коррупции, которая прямо влияет на ущемление прав человека – право на полноценную медицину, качественное образование, достойную зарплату и так далее. Ведь нужно понять, что пока в стране существует казнокрадство, пока выводят деньги и процветает мздоимство, про все это можно забыть, не говоря уже о свободе слова, политических процессах и так далее. Стоит также упомянуть об обеспокоенности Евросоюза межэтническими проблемами в Казахстане, а также судьбой беженцев из Китая, выехавших на историческую родину из опасений попасть в концлагеря СУАР.

Некоторые рекомендации обращены и к самим европейским чиновникам. Это касается призыва поддерживать развитие гражданского общества в Казахстане, в том числе через расширение схем финансовых грантов для НПО. А вот самый интересный пункт, который непосредственно касается возможного введения санкций в отношении нарушителей прав человека, звучит в виде напоминания «о недавно одобренном ЕС режиме глобальных санкций в области прав человека, который позволяет ЕС преследовать виновных в серьезных нарушениях прав человека во всем мире, что в случае Казахстана позволило бы преследовать физические и юридические лица, вовлеченные или связанные с широко распространенными и систематическими нарушениями прав человека». Эта же часть документа «призывает вице-президента Комиссии (Верховного представителя Союза по иностранным делам), Политика по делам и безопасности и государства-члены ЕС рассмотреть возможность введения адресных санкции в отношении лиц, виновных в нарушениях прав человека».

Что это будет?

Это пункт, действительно, наиболее интересен и по большому счету именно к нему сводится вся резолюция. Поэтому логично возникает вопрос: «Что есть санкции, и как они будут работать?». Попробуем ответить на него, учитывая вышесказанное, а также все наши предыдущие материалы, вышедшие на заданную тему. Повторяться мы не будем, но извлечем главное.

Для начала следует уточнить, что речь идет именно о персональных (адресных) санкциях, а не о претензиях к государству, госучреждениям или национальным компаниям – до них время еще не дошло. Ограничения будут действовать в отношении конкретных лиц, так или иначе причастных к нарушению прав человека, и будут касаться их личных средств, а также компаний (юридических лиц), напрямую с ними связанных.

Отметим еще раз: речь идет о заморозке личных счетов в европейских (ну и американских, вслед за ними) банках, ограничений в отношении компаний, так или иначе принадлежащих «правонарушителям», запрет на въезд в шенгенскую зону, арест недвижимости. Судя по практике, применяемой к российским политикам, генералам и борцам идеологического фронта, это очень действенные методы. Учитывая, что наши нувориши и нурворишки предпочитают не только отдыхать, но и жить за границей, обучать там детей и ласкать любовниц, то такие меры станут более эффективными, чем дипломатические меры извне или протестные митинги внутри страны. Впрочем, одно другому не мешает, как говорится. Более того, это действеннее, чем виртуальная угроза тюремного срока за ту же коррупцию – ведь от санкций взяткой или «телефонным правом» уже не отделаешься.

Что касается вопроса о том, кто именно может оказаться в санкционном списке, то он пока остается открытым. Да, мы понимаем интерес читателя и всего общества, но пока не можем назвать фамилий по нескольким причинам. Во-первых, это «презумпция невиновности». Пока сама Европа не утвердит этот список, мы не имеем права его оглашать даже избирательно. Дело не в том, что его фигуранты не перестанут быть коррупционерами и нарушителями прав человека – просто нужно немного потерпеть.

Во-вторых, список этот может расшириться до его окончательного утверждения, а потом и пополняться с течением времени. Скажем только, что первоначально речь шла о 17 претендентах, многие из которых являются «постоянными клиентами» нашей газеты. Ну и наконец, перефразируя крылатую фразу первого президента, можно любого взять за руку и завести в санкционный список.

Исходя из этого, становится вполне понятно, почему Астана сейчас сильно всполошилась. На следующий день после обнародования резолюции появился неуклюжий, наспех сооруженный, а потому и немного смешной ответ МИД Казахстана. Его суть сводится к «Вы все врете!» – без каких-либо контраргументов и здравой логики.

Но главное – нет признания того, что что-то не так в стране и в действиях (бездействиях) властей. То есть, это была демонстрация отказа от реальных реформ, но при этом можно предположить, что руководство страны попытается сохранить хорошую мину при плохой игре. Главное, чтобы все эти потенциальные фигуранты санкционного списка, а также их окружение не путали свой личный карман с государственным, личные интересы с интересами народа.

Мирас НУРМУХАНБЕТОВ,

«D»

Добавить комментарий

Республиканский еженедельник онлайн