Айман Турсынкан: Правительство указало нам – НАДЕЖДЫ БОЛЬШЕ НЕТ!

blank
  • Прошедшее 26 января 2021 года расширенное заседание правительства РК, на котором обсуждались итоги социально-экономического развития страны и провозглашались новые задачи, оставили неоднозначные чувства, что заставило нас обратиться за комментариями к известному финансовому аналитику Айман ТУРСЫНКАН.

– Айман, в ходе расширенного заседания правительства под председательством президента Токаева министр национальной экономики озвучил уровень инфляции в районе 7%. Разъясните, пожалуйста, нашим читателям простым языком, как складывается этот показатель.

– Само слово «инфляция» означает рост цен на потребительские товары. При этом нужно понимать, что инфляция – это укрупненный показатель, объединяющий такие категории, как рост цен на продовольствие и удорожание тарифов. Когда всё это суммируется, рисуется волшебная цифра 7%. В чём ошибочность данного подхода?

Из-за ползучей девальвации курс национальной валюты постоянно меняется и слабеет. Например, вчера булка хлеба стоила 70 тенге, а сегодня уже 105 тенге. Нетрудно вычислить, что рост составил около 30-35%. Но правительство говорит, что инфляция составила 7% и доказывает свою правоту по причине параллельной девальвации тенге. То есть, если пересчитать те же самые показатели стоимости булки хлеба в долларах США, то инфляция и произошла лишь на 7%.

Но даже этот дикий показатель одновременно демонстрирует реальный рост цен в твердой валюте и ползучую девальвацию в тенге. Все ощутили, как подсолнечное масло за месяц подорожало на 40 тенге. Цены на красное мясо ежегодно растут на 20%, а на курицу еще больше.

Логика нашего правительства очень глупая. Они начинают манипулировать понятиями реального индекса в привязке к стоимости товаров на внутреннем рынке в долларах США. Извините, но мы же получаем зарплату и пенсию и покупаем товары не в долларах США!

Допустим, кружка молока вчера стоила 50 центов. И сегодня она стоит также 50 центов. Но для нас вчерашние 50 центов это уже не те 50 центов, а на 30% дороже в тенге, потому что тенге обесценился. Если бы наши доходы индексировались в строгой привязке к изменениям курса национальной валюты, тогда можно было бы доверять цифрам реального индекса.

Поэтому международные банки и институты развития, сотрудничающие с Казахстаном и предоставляющие займы и кредиты, ориентируются на индекс потребительских цен в тенге. Все замеры, которые мы видим сегодня в аналитике Всемирного банка по Казахстану говорят, что индекс инфляции в нашей стране составляет 22%. То есть это уже гиперинфляция. Кому верить в такой ситуации, манипуляторам во власти или независимым объективным оценкам международной практики – выбирать самим людям. Мы же видим разницу в своих чеках из месяца в месяц за один и тот же продуктовый набор. Это и есть простой и реальный индекс потребительских цен.

– Какие, на ваш взгляд, были важные моменты в ходе этих правительственных посиделки?

Посиделки правительства ознаменовались тем, что нам фактически сказали – надежды больше нет! Все заявления, которые были растиражированы, все популистские лозунги со стороны Токаева о «слышащем государстве» на самом деле вырваны из контекста. Он говорил ровно то, что хотел сказать. Например, нам сообщили, что каждый казахстанец должен иметь право получить часть национального дохода. Послед чего все кинулись восхвалять президента, который хочет поделиться с народом тем, что было награблено непосильным трудом со стороны олигархов. Но Токаев сказал совершенно наоборот. А именно, национальные компании, которые являются активами под управлением холдингов «Самрук Казына», «Байтерек», «КазАгро», могут быть отчуждены либо приватизированы через комитет госкомимущества, то есть не будут розданы бесплатно. Вам не подарят никаких акций, вам не позволят обменять на эти акции суммы из ваших пенсионных накоплений. Вы должны будете заплатить звонкой монетой, реальными деньгами через систему народного IPO за мусор, который не имеет никакой ликвидности. Фактически нам за наши же деньги предлагают купить долги чужих дядек и тёток, которые будут оплачивать несколько поколений, включая наших внуков.

Еще одним важным моментом было заявление о прекращении моратория на положения Земельного кодекса и переводе сельхозугодий в частную собственность. Несмотря на то, что большая часть граждан не является экономистами, многие знакомы с идеями марксизма-ленинизма и знают, что формирует власть капитала. Если раньше земли сельхозназначения в основном принадлежали государству и находились во временном пользовании у фермеров, где государство могло регулировать целевое назначение этих земель, то теперь эти земли будут быстро скуплены теми, у кого есть деньги. Сами же фермеры, которые сегодня сеют хлеб и выращивают скот на этих землях, не получат доступа к земле. Потому что все мы прекрасно понимаем – справедливого распределения земель не будет.

Можно было бы позитивно отнестись к данной инициативе, если бы нам сказали – базовый надел земли на каждого члена семьи жителя сельской местности и горожан, которые хотят заняться сельским хозяйством, будет такой-то. Тогда земельную реформу встретили бы с радостью. Но мы же понимаем, что так не произойдет, и земли будут «прихватизированы» нынешними латифундистами. Они не будут выгонять фермеров с их скотом и техникой. Им просто скажут – все хорошо, просто эта земля теперь в частной собственности, и вам придется платить ренту, как платили нищие батраки-ирландцы английским захватчикам.

Еще правительство признало, что бюджет «накрылся». Доходов нет, и они выясняют, кто виноват? Они говорят – во всем виноват народ. Народ виноват в инфляции – цитирую Досаева. Народ виноват в иждивении – цитирую Абылкасымову. Народ не хочет работать – цитирую Исекешева. Народ неэффективная бизнес-единица, все, кто не умеет зарабатывать деньги, должны умереть – цитирую Келимбетова. Всё это говорит о том, что налоговый прессинг, который и так немаленький, будет только увеличиваться. Ни одна реформа, которая сегодня преподносится как якобы реформа нового президента и старо-нового правительства, не является реформой в интересах народа. Идет окончательный демонтаж справедливого распределения ресурсов.

Хотя все мы знаем, что современное государство развитого мира имеет единственное предназначение – обеспечение справедливого распределения доходов через налоговый рычаг и стоимость кредитных ресурсов. Этим государство обеспечивает, чтобы бедные не становились нищими, а богатые не становились сверхбогатыми маньяками. Но в нашей стране всё делается ровно наоборот. Возникает вопрос – нужно ли такое государство?

– Озвучивалось ли на заседании что-нибудь обнадеживающе, что позволит выйти из кризисной ямы?

– К сожалению, я не услышала ничего, чтобы можно было говорить о стремлении государства к выходу из кризиса. Идей у нашего правительства нет! У них совершенно иные функции. Это компрадорская шайка, которая назначена на окончательное лишение всех ресурсов и средств производства основной массы населения, составляющей гражданский костяк народа Казахстана. Все вопросы по земле имеют под собой попытку лишить сельчан последнего средства к существованию. Абсолютный отказ от реформы в монетарной политике и в регулировании банковского сектора говорит о том, что бизнесу придётся несладко. Горожанам придется переходить на голодный паек. Потому что обезземеленные фермеры не смогут производить продовольствие. Никто не станет заказывать товары и услуги у горожан, и таким образом наступает всеобщее погружение в нищету. При этом растущее налоговое бремя, спекулятивная ломбардно-кредитная нагрузка окончательно лишают какого-либо будущего народ Казахстана.

«По итогам 2020 года внешний долг превысил размер экономики на 28%» – отметили вы на своей страничке в фейсбуке. Расшифруйте, пожалуйста, свое видение этого показателя?

– В качестве подтверждения я предоставлю вам таблицы. Они основаны на официальных данных комитета статистики. Есть такое понятие, как структура ВВП методом производства. Весь фокус манипуляции нашей власти заключается в том, что они всё время оперируют в национальной валюте, потому что такое предусмотрено бюджетным кодексом. Однако это является нонсенсом для международной практики, поскольку 210 стран мира переводят и ведут параллельную отчетность в единой для всех валюте. На сегодня официальной валютой для всех без исключения отчетов и замеров макроэкономики во всем мире по методике Всемирного банка является доллар США. Поэтому мои заявления также основаны в чистом пересчете нашей официальной статистики на официальный курс национальной валюты. Таким образом по итогам 2019 года («доковидного года») мы имеем следующие показатели.

ВВП Республики Казахстан за 2019 год составил 181,7 млрд. долларов США. При этом информация, которая содержится на сайте бюро национальной статистики, не отражает полный итог 2020 года. Там не указан двенадцатый месяц. Но не сложно посчитать последний месяц, исходя из принципа без изменений. По этим расчетам выходит, что итоговый размер экономики страны методом производства за 2020 год составил 131 млрд. 600 млн. долларов США.

Скажите, может ли 131 быть на 2,5% больше чем 181? Какой гений в области высшей математики может обосновать этот момент? Путем нехитрых математических расчетов мы находим, что показатель 2020 года значительно ниже показателя 2019 года. Любой третьеклассник посчитает, что экономика потеряла 50 млрд. долларов США, что составляет 27,5%, с округлением 28% от размера экономики.

Министерство финансов РК заявило о том, что по состоянию на 1 января 2021 года государственный долг Казахстана превысил $51 млрд. «Всего государственный и гарантированный государством долг превысил Т21,5 трлн. или $51,2 млрд. По состоянию на 1 января 2020 года из этих средств правительственный долг составил Т16,66 трлн., долг Национального банка РК – Т2,9 трлн., портфель долговых обязательств местных исполнительных органов – Т,7 трлн., гарантированный государством долг – Т0,877 трлн., долг по поручительствам государства – Т29 млрд.», указывается в документе. Расшифруйте, пожалуйста, эти показатели для рядового обывателя.

Конкретный текущий размер всего внешнего долга Казахстана составляет чуть более 168 млрд. долларов США. Как я уже сказала, за 2020 год размер экономики методом производства составил 131 млрд. долларов США. На сегодня фактический наш внешний долг на 28% выше, чем размер экономики за 2020 год. На сайте ВМ банка указан совокупный внешний долг РК в размере 168 млрд. долларов США, из которых 51 млрд. долларов подтверждается министерством финансов как прямой государственный долг, в который входит государственный и гарантированный государством долг.

Почему такая разница между внешним и государственным долгом? Структура внешнего долга включает в себя государственный сектор, где прямым заемщиком является государственный орган, либо он является гарантом, через уступку прав требований под какие-либо облигации. Сейчас идет очень активное заимствование из международных институтов развития, которые выпускают специальные проектные евробонды по суверенным займам либо корпоративным займам квазигосударственного сектора. Но евробонды по соглашению между Азиатским банком развития и Всемирным банком приобретает ЕНПФ. То есть на наши пенсионные деньги.

С этой точки зрения государство может сказать, что оно не гарантирует эти долги. Допустим, привлекли 1,5 млрд. евро. По этим деньгам выпущено определенное количество ценных бумаг со стороны кредитора. И эти бумаги выкупил ЕНПФ на наши пенсионные активы. То есть, государство уже вправе не причислять это к долгу государства. Потому что не является прямым заемщиком. Это позволяет ту сумму, почти 97 млрд. долларов, которая остается в сухом остатке после вычета подтвержденного государственного долга из суммы общего внешнего долга, прикрывать, завуалировав под займ частного сектора. Гарантом по возврату этих долгов является население. Это те 10 млн. вкладчиков ЕНПФ, которые имеют счета и живые деньги.

Ранее, до 2020 года, внешние займы брались исключительно под строительство инфраструктуры, что является нормальной практикой, поскольку стоимость затрат и инвестиций отбивается платными участками проезда и иными видами долевого участия в строительстве.

Все прекрасно знают, что в конце 2020 года впервые в истории Казахстана получен займ на пополнение государственного бюджета. То есть, это некоммерческий займ, который предполагает возврат из налоговой базы.

Что такое гарантия государства? Государство гарантирует возврат долгов через несколько видов своих доходов, либо под уступку имущественных прав на определенные государственные активы. Что можно отнести к таким активам? Это могут быть стратегические объекты. Например, мы недавно уступили 49% месторождения по разработке урана. Фактически вся наша атомная промышленность теперь находится в руках Китая. Азиатский банк развития очень агрессивно отреагировал на гипотезу о том, что это было два взаимосвязанных кейса. С одной стороны Азиатский банк развития, основным донором которого является Китай, впервые в жизни дает Казахстану займ на покрытие дефицита бюджета, и тут же подписывается эпохальное соглашение об уступке важной стратегической отрасли, относящейся к области национальной безопасности государства.

Чтобы понять, как это работает, советую посмотреть на практику Китая по финансированию государств и частных корпораций в рамках амбициозного проекта «Один пояс – один путь». Данный проект в определенном коридоре широт опоясывает всю землю. Это позволило в 2018-2019 годы завершить покупку суверенных государств Замбии и Намибии китайскими инвесторами. Это означает, что любой субъект и гражданин страны, где есть долговая нагрузка, начинают платить налоги уже не в копилку благосостояния собственной страны, а в уплату долга правительства по внешним займам.

Предположим, что вы как рядовой гражданин со своими пенсионными отчислениями ежегодно оплачивали около 120 тыс. тенге. налогов в бюджет. Теперь половина этой суммы будет уходить на оплату долгов компрадорской власти.

– На этом фоне возникает естественный вопрос – как обстоят дела в Национальном фонде будущих поколений?

– О состоянии дел в фонде мы прекрасно знаем из перепалки между Аленовым и Досаевым, когда встал вопрос об увеличении очередного трансферта средств Нацфонда в республиканский бюджет.

В начале карантинных мер в марте 2020 года президент сказал об увеличении ежегодного трансферта с традиционных 2 трлн. до 6 трлн. тенге, на что последовал жесткий ответ со стороны главы Национального банка, который является одним из членов правления Нацфонда. Досаев тогда заявил, что это противоречит уставной деятельности и стратегическим документам по безопасности Национального фонда. Совокупные активы, то есть все находящиеся на счетах деньги и ценные бумаги Нацфонда в своем стоимостном выражении не должны быть ниже 30% от годовой экономики страны.

Отвечая на ваш предыдущий вопрос, мы нашли, что в долларовом выражении экономика всей страны за 2020 год опустилась до 131 млрд. долларов США. Это отражает, до какой степени сузились активы Нацфонда. Они находятся на уровне 55-56 млрд. долларов США и приблизились к опасной черте – нехватке неснижаемого остатка. Именно с этим я связываю новые инициативы агентства по стратегическим реформам, которое возглавляет Кайрат Келимбетов.

По положению устава Национального фона источником доходов может быть не только добывающий сектор, но и платежи за выкуп сельскохозяйственных земель в частную собственность. Поэтому в спешном порядке подготавливается программа по обезземеливанию крестьян. То есть все они без исключения будут превращены в батраков на землях латифундии. Это приведет к тому, что земельные митинги захлестнут Казахстан уже в марте этого года и закончатся кровавыми событиями. Земля – это последний и самый ценный ресурс, еще нераспроданный иностранным инвесторам и латифундистам на их коррумпированные деньги. Сейчас все надежды правительства на пополнение Национального фонда лежат в плоскости земельных махинаций. Это дает возможность превратить землю вместо средства производства в спекулятивный лот, позволяющий гоняться за горячими ставками и тут же ронять их в цене, когда заблагорассудится.

Поэтому сейчас самое главное – не допустить земельных махинаций, которые оставят нас без 180 млн. гектаров земли сельхозназначения. В Казахстане насчитывает 256 млн. га сельскохозяйственных земель. Но в связи с деградацией агропромышленного комплекса из оборота ушло около 80 млн. га. Чтобы вернуть их назад, в перспективе острейшего дефицита поливной воды, до 2030 года необходимо привлечь инвестиции в инфраструктуру и восстановление этих земель. Но распродажа латифундиям и передача земли в аренду иностранцам абсолютно недопустимы!

Почему они перекинулись на землю, как на новый источник пополнения Нацфонда? Дело в том, что рынок нефти больше не восстановится по объективным причинам. На нефть утрачен былой спрос. Многие развитые страны объявили курс на декарбонизацию. Углеродная энергетика уходит в прошлое. Поэтому мы понимаем, что пополнений от нефтяных компаний не будет. За 2020 год в Национальном фонде произошли обратные трансферы. Многие крупные недропользователи потребовали срочной помощи от правительства, когда цены на нефть упали до 16 долларов за баррель. Они потребовали возврата ранее уплаченных налогов за 2018 – 2019 годы. Это проделало ощутимую дыру в активах Национального фонда и способствовало его быстрому истощению.

– В таком случае что за ситуация у нас складывается с пенсионным фондом? Неужели там тоже огромная дыра?

– ЕНПФ уже не рассматривается в качестве возможности для нашего правительства брать заначку, когда заблагорассудится, поскольку то, о чем я говорила два года подряд, и против чего развернулась целая широкомасштабная кампания с привлечением СМИ, оказалось правдой. Я прогнозировала, что в течении пяти лет будет «разбазарено» пенсионное будущее нашего народа. Однако я ошиблась. Это наступило уже в 2020 году. То есть позаимствовать и снова пополнить дефицит бюджета за счет принудительного выкупа на пенсионные деньги мусорных государственных облигаций не получилось. Поэтому и был привлечен займ в 1,5 млрд. евро.

– Кстати, Токаев озвучил, что граждане могут воспользоваться своими пенсионными накоплениями для приобретения жилья. Какая ситуация складывается там?

– Чтобы как-то оправдать, что кубышка пуста, были объявлены такие меры, как изъятие части накопленных пенсионных средств при условии их достаточности.

Они опубликовали пороги достаточности. Например, для молодых людей, которые только на заре своей карьеры, эта сумма значится в размере 1,5 млн. тенге, чего нет и у многих 45-летних трудящихся. Всё, что превышает пороговую сумму, вы можете снять. Это может быть и 1 тенге. При этом вы одновременно оплачиваете 10% ИПН с любой суммы, которую снимаете.

Сначала посчитали, что около 170 тыс. человек могут воспользоваться этим новшеством. Затем это число попробовали расширить до 750 тыс. человек. В любом случае это меньше 8% от общего числа вкладчиков ЕНПФ. Получается, что даже этих денег ЕНПФ не смог наскрести. Предприниматели хорошо знают, что такое кассовый разрыв, и мы видим, что касса пуста. На бумаге можно нарисовать все что угодно. Но ты попробуй и проведи 750 тыс. транзакции. У тебя нет денег. Почему? На эти 750 тыс. вкладчиков на бумаге приходится 45% всех без исключения пенсионных накоплений, но по факту эти деньги давно сожраны.

Чем же на этом очень даже мрачном фоне занимается Агентство по реформам? Вы что-нибудь слышали о его деятельности?

– Что собирается делать «великолепная семерка» (Келимбетов, Досаев, Акишев, Исекешев, Абулкасымова, Сагинтаев, Мамин и прочие) для вхождения Казахстана к 2050 году в «тридцатку» богатейших по уровню жизни стран мира? Привожу контекстный перевод их макроэкономической лапши: 1) окончательно обезземелить казахстанцев со снятием моратория; 2) налоги будут платить люди без доходов, а не платить с доходами; 3) жить страна будет исключительно на основе последней предвыборной платформы партии «Нур Отан», которую переименуют в единственную национальную религию – наличие других «конфессий» в парламенте не допускается; 4) госпрограмм развития не будет, только нацпроекты распила бюджета, все что не отмыть – «на утрату»; 5) сельхозка и переработка оказывается – «новые сектора» экономики; 6) цифровизация везде, даже там, где нет в принципе ни интернета, ни электричества – выживать и есть тоже, видно, народ отныне будет только виртуально; 7) 2,3 трлн. тенге Нацбанк уже тихо распилил типа для МСБ не по базовой ставке для избранных, а всем прочим – «по рынку». (Денег Нацфонда не осталось. Пенсионные накопления тоже, извините, просрали; 8) совет по реформам занимался изобразительным искусством в поте лица и рук, сожрав по ходу за три месяца денег налогоплательщиков больше, чем парламент.

Вот и все! Ничего хорошего о деятельности этой структуры я сказать не могу.

На своей странице в фейсбуке вы задаетесь вопросом – «президенту не угодишь – дуется на премьера и акимов, почему не меняет?..». Вы не думаете, что вопрос смены правительства скорее решается не новостарыми депутатами, а председателем совбеза, по совместительству «елбасы»?

– Это же классика жанра! Новый президент в роли хорошего полицейского, а старый играет роль плохого. На самом деле вопрос, кто управляет государством на сегодня, не совсем однозначен. Все говорят – Библиотека, но у этой же Библиотеки есть много филиалов, каждый из которых считает себя самодостаточным отдельным органом. Даже внутри администрации действующего президента намешано огромное количество течений и групп, которые по конъюктуре ложатся то под одного, то под другого босса.

В любой момент вся эта шакалья свора может начать кусать ноги Акеле. Кто им станет – старый или новый президент – непонятно. В этом отношении говорить о монолитности власти и прозрачности принятия решений не приходится. Единственное, о чем можно уверенно сказать – кто бы там ни был, депутаты, сенаторы, судьи, огромная махина исполнительных органов в виде министерств и акимов – все они являются последователями одной-единственной религии, которая никакого отношения к исполнению своих прямых государственных обязанностей, возложенных на них мандатами, не имеет. Эта религия нацелена на одно – исполнять строго по вертикали, сверху вниз, любые поручения компрадорского правительства, которое делает всё возможное, чтобы бедные становились нищими, а богатые и дальше служили транснациональным группировкам. Поэтому могу сказать следующее – страной управляет не президент, а невидимый куратор Национального банка.

Спасибо, Айман, за столь содержательную беседу!

Азамат ШОРМАНХАНУЛЫ,

«D»

Добавить комментарий

Республиканский еженедельник онлайн