fbpx

Виктор КОВТУНОВСКИЙ: Токаев намерен использовать НСОД ПРОТИВ «БИБЛИОТЕКИ»

До мар­та теку­ще­го года обще­ство было обес­по­ко­е­но вопро­сом – кто ста­нет пре­зи­ден­том после Назар­ба­е­ва? К кон­цу года этот вопрос транс­фор­ми­ро­вал­ся, и теперь люди лома­ют голо­ву над тем, – суще­ству­ет ли в стране двое­вла­стие?

Так быва­ет, когда не рабо­та­ют тра­ди­ци­он­ные мето­ди­ки про­гно­зи­ро­ва­ния поли­ти­че­ской ситу­а­ции и ее раз­ви­тия. Очень слож­но преду­га­дать и сори­ен­ти­ро­вать­ся, когда всё и вся зато­че­но под одно­го чело­ве­ка. Поэто­му, что­бы разо­брать­ся в хит­ро­спле­те­ни­ях поли­ти­че­ских собы­тий, при­хо­дит­ся при­бе­гать к помо­щи спе­ци­а­ли­стов. Сего­дняш­ний гость нашей тра­ди­ци­он­ной руб­ри­ки «Диа­лог» – извест­ный ана­ли­тик и пуб­ли­цист Вик­тор КОВТУНОВСКИЙ.

– В послед­нее вре­мя часто гово­рит­ся о про­ти­во­сто­я­нии меж­ду Ак Ордой и «биб­лио­те­кой», о двое­вла­стии. Оно суще­ству­ет?

– Двое­вла­стие суще­ству­ет, про­ти­во­сто­я­ние в пуб­лич­ном про­стран­стве пока не очень замет­но. Но дол­го скры­вать про­ти­во­ре­чия не полу­чит­ся.

– Вы счи­та­е­те, что Касым-Жомарт Тока­ев дей­стви­тель­но пыта­ет­ся вести само­сто­я­тель­ную поли­ти­ку?

– Было бы уди­ви­тель­но, если бы, став гла­вой госу­дар­ства с обшир­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми, Касым-Жомарт Тока­ев не попы­тал­ся бы их упо­тре­бить. Даже если пред­по­ло­жить, что он пол­но­стью лишен власт­ных амби­ций – а это не так– то в его окру­же­нии навер­ня­ка най­дут­ся люди, спо­соб­ные вос­поль­зо­вать­ся столь бла­го­при­ят­ной воз­мож­но­стью.

– Часть граж­дан­ско­го обще­ства свя­зы­ва­ла свои надеж­ды с при­хо­дом Тока­е­ва. Осо­бен­но они укре­пи­лись, когда пре­зи­дент озву­чил вопро­сы необ­хо­ди­мо­сти пере­смот­ра зако­но­да­тель­ства в части прав и сво­бод граж­дан, вклю­чая поря­док про­ве­де­ния мир­ных митин­гов. Одна­ко, мы не слы­ша­ли, что­бы депу­та­ты при­сту­пи­ли к рас­смот­ре­нию ука­зан­ных зако­но­про­ек­тов. Так поче­му у Тока­е­ва сло­ва раз­нят­ся с делом?

– Тут нуж­но уточ­нить, к кому вы предъ­яв­ля­е­те пре­тен­зии: к депу­та­там или к Тока­е­ву? Сего­дня в стране нет еди­ной вер­ти­ка­ли вла­сти. Депу­та­ты под­чи­ня­ют­ся не пре­зи­ден­ту, а лиде­ру сво­ей фрак­ции (Назар­ба­е­ву – ред.), сво­ей пар­тии. Они не обя­за­ны, задрав шта­ны, бежать за пре­зи­дент­ски­ми поже­ла­ни­я­ми.

Но вы пра­вы, пре­зи­дент не торо­пит зако­но­да­те­лей. У него есть пра­во объ­явить при­о­ри­тет­ным при­ня­тие любо­го зако­на, и тогда пар­ла­мент обя­зан рас­смот­реть его в крат­чай­шие сро­ки. Воз­мож­ны две интер­пре­та­ции пре­зи­дент­ской пас­сив­но­сти: либо Тока­ев про­из­но­сил либе­раль­ные речи ради крас­но­го слов­ца, дабы понра­вит­ся нашей и загра­нич­ной пуб­ли­ке, либо дело как раз в том, что пар­тия «Нур Отан», у кото­рой в Мажи­ли­се боль­шин­ство, име­ет дру­гую, неже­ли у пре­зи­ден­та, точ­ку зре­ния на пра­ва граж­дан на мир­ные собра­ния.

– С чем свя­за­но отстра­не­ние одно­го из глав­ных идео­ло­гов стра­ны Мара­та Тажи­на с обте­ка­е­мой фор­му­ли­ров­кой «в свя­зи с пере­хо­дом на дру­гую рабо­ту».

– На мой взгляд, уволь­не­ние Тажи­на свя­за­но толь­ко с тем, что нуж­но было сроч­но куда-то при­стро­ить быв­ше­го гла­ву пре­зи­дент­ской адми­ни­стра­ции Крым­бе­ка Кушер­ба­е­ва.

– Зна­чит ли это, что его мето­ды управ­ле­ния, его поли­ти­че­ские тех­но­ло­гии уже не акту­аль­ны, и госу­дар­ствен­ная поли­ти­ка в этой обла­сти пре­тер­пит изме­не­ния?

– Мне не ведо­мо, что в преж­ней идео­ло­гии или полит­тех­но­ло­ги­ях было от Тажи­на, был ли он их авто­ром или про­сто фор­му­ли­ро­вал на бума­ге уста­нов­ки сво­е­го началь­ни­ка. Началь­ник теперь дру­гой, зна­чит, и уста­нов­ки могут поме­нять­ся.

– С чем, по ваше­му мне­нию, свя­за­но отстра­не­ние Крым­бе­ка Кушер­ба­е­ва от долж­но­сти руко­во­ди­те­ля адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та?

­– Види­мо, Кушер­ба­ев «исчер­пал кре­дит поли­ти­че­ско­го дове­рия»…

– Насколь­ко укре­пи­лись либо ослаб­ли пози­ции Тока­е­ва в све­те послед­них кад­ро­вых назна­че­ний?

– Ваш вопрос мож­но интер­пре­ти­ро­вать так, что назна­че­ния про­из­во­ди­лись не самим Тока­е­вым, а кем-то еще. Тока­ев дей­стви­тель­но силь­но свя­зан в сво­их кад­ро­вых реше­ни­ях, но чехар­да с назна­че­ни­я­ми как раз пока­за­тель того, что он пыта­ет­ся от этой зави­си­мо­сти изба­вить­ся.

– Это полу­ча­ет­ся?

– Пока не очень. Касым-Жомарт Тока­ев в одном из сво­их интер­вью утвер­ждал, что тран­зит вла­сти был заду­ман мно­го лет назад. Но не вид­но, что­бы за все пред­ше­ству­ю­щие годы он сумел под­го­то­вить­ся к сво­ей мис­сии. Мы не видим ни пре­зи­дент­ской коман­ды, ни чет­кой про­грам­мы рефор­ми­ро­ва­ния стра­ны. Поли­ти­че­ской сме­ло­сти тоже явно не доста­ет. Пока Тока­ев увяз в борь­бе за кад­ры, види­мо, памя­туя, что они «реша­ют все». Но рас­ста­нов­ка сво­их людей на клю­че­вых долж­но­стях — это не модер­ни­за­ция.

– Как вы дума­е­те, вари­ант «при­во­да» к вла­сти Дари­ги Назар­ба­е­вой до сих пор в силе, или же после мас­со­вых акций про­те­ста дан­ная назар­ба­ев­ская идея пре­тер­пе­ла изме­не­ния?

– Я пола­гаю, что если бы Назар­ба­ев мог выби­рать вари­ан­ты, он бы до сих пор оста­вал­ся гла­вой госу­дар­ства. Если он не стал пере­да­вать пре­зи­дент­ский пост сво­ей доче­ри, зятю или пле­мян­ни­ку, зна­чит его «идеи» – не самый при­о­ри­тет­ный фак­тор при при­ня­тии столь серьез­но­го реше­ния.

Еще осе­нью про­шло­го года я опуб­ли­ко­вал серию ста­тей с ана­ли­зом пред­сто­я­ще­го тран­зи­та вла­сти, где попы­тал­ся обос­но­вать свои выво­ды о пред­сто­я­щей отстав­ке Назар­ба­е­ва и о том, поче­му его пре­ем­ни­ком будет имен­но Касым-Жомарт Тока­ев.

– Насколь­ко силь­но вли­я­ние Рос­сии в плане при­ня­тия поли­ти­че­ских реше­нии?

– Настоль­ко, насколь­ко вели­ко ее вли­я­ние на нашу эко­но­ми­ку, во-пер­вых, и на умы граж­дан, во-вто­рых. Тор­го­вые свя­зи меж­ду Казах­ста­ном и Рос­си­ей по-преж­не­му очень зна­чи­тель­ны, через тер­ри­то­рию Рос­сий­ской Феде­ра­ции про­хо­дит тран­зит боль­шей части наших экс­порт­ных това­ров. С эти­ми обсто­я­тель­ства­ми вынуж­ден счи­тать­ся любой бла­го­ра­зум­ный руко­во­ди­тель Казах­ста­на. Инфор­ма­ци­он­ное дав­ле­ние Рос­сии неуклон­но сни­жа­ет­ся, но его тоже пока рано сбра­сы­вать со сче­тов.

– Како­ва сте­пень угро­зы Китая для Казах­ста­на, и не явля­ем­ся ли мы жерт­вой сино­фо­бии?

– Сино­фо­бия при­су­ща наро­дам мно­гих стран, даже более мно­го­люд­ным и эко­но­ми­че­ски мощ­ным в срав­не­нии с Казах­ста­ном. Тут надо отли­чать реаль­ные рис­ки от обы­ва­тель­ских мифов. В США в послед­ние годы было несколь­ко волн раз­лич­ных фобий: они пере­жи­ва­ли вол­ну япон­ской «экс­пан­сии», потом араб­ской, за ней китай­ской. Пре­дви­жу индий­скую и индо­не­зий­скую. В Аме­ри­ке тоже раз­да­ва­лись тре­бо­ва­ния оста­но­вить эко­но­ми­че­ское наше­ствие, запре­тить ино­стран­цам вла­деть кон­троль­ны­ми паке­та­ми веду­щих аме­ри­кан­ских ком­па­ний.

Тот же запрет на про­да­жу зем­ли ино­стран­цам – это удар преж­де все­го по соб­ствен­ной эко­но­ми­ке, по инве­сти­ци­ям и инно­ва­ци­ям. На самом деле китай­ские инве­сто­ры не пола­га­ют­ся на зако­ны, осо­бен­но в таких авто­ри­тар­ных стра­нах, как наша. Для них гаран­ти­ей вло­жен­ных капи­та­лов явля­ет­ся не незыб­ле­мость част­ной соб­ствен­но­сти, а наша эко­но­ми­че­ская зави­си­мость.

Глав­ную угро­зу наци­о­наль­ной без­опас­но­сти я вижу в сла­бо­сти нашей поли­ти­че­ской систе­мы. Пороч­на сама супер­пре­зи­дент­ская рес­пуб­ли­ка, посколь­ку одно­го чело­ве­ка все­гда гораз­до лег­че обма­нуть, под­ку­пить или запу­гать. Силь­ное госу­дар­ство – это не силь­ный пре­зи­дент, а силь­ные инсти­ту­ты: пол­но­моч­ный пар­ла­мент, спра­вед­ли­вые суды, мест­ное само­управ­ле­ние, неза­ви­си­мые СМИ и плю­ра­ли­сти­че­ская пар­тий­ная систе­ма. Толь­ко на них бази­ру­ет­ся реаль­ный суве­ре­ни­тет стра­ны.

– Чем вызва­но появ­ле­ние НСОД? Для каких целей его созда­ли? Для отвле­че­ния вни­ма­ния граж­дан, сни­же­ния гра­ду­са про­те­ста, либо вла­сти руко­вод­ству­ют­ся реаль­ным стрем­ле­ни­ем к диа­ло­гу с граж­дан­ским обще­ством?

– Как мне пред­став­ля­ет­ся, идея создать нечто похо­жее на назар­ба­ев­ские ПДС и НКВД воз­ник­ла у Тока­е­ва спон­тан­но, как реак­ция на мас­со­вые про­те­сты про­тив пере­име­но­ва­ния Аста­ны. Сей­час совет выпол­ня­ет роль пло­щад­ки, на кото­рой офи­ци­аль­но могут быть озву­че­ны акту­аль­ные про­бле­мы госу­дар­ства и обще­ства. Без огляд­ки на «стра­те­ги­че­ский курс елба­сы». Это инстру­мент обще­ствен­но­го дав­ле­ния, кото­рый Тока­ев наме­рен исполь­зо­вать в сво­ем про­ти­во­сто­я­нии с «биб­лио­те­кой». Не боль­ше, но и не мень­ше.

Мое отно­ше­ние к сове­ту мож­но выра­зить так: «Я за любой кипиш, кро­ме мор­до­боя». Заме­ча­тель­но, если там будут озву­чи­вать­ся акту­аль­ные вопро­сы, бес­по­ко­я­щие граж­дан­ское обще­ство. Но если дея­тель­ность нац­со­ве­та све­дет­ся к сла­во­сло­вию в адрес наших пра­ви­те­лей, то и ника­ко­го охла­жде­ния про­тестных настро­е­ний не слу­чит­ся. Будет бес­смыс­лен­ная «ассам­блея наро­дов». Еще одна.

– Может ли НСОД спо­соб­ство­вать поли­ти­че­ской модер­ни­за­ции стра­ны?

– Какие шаги нуж­но делать для модер­ни­за­ции – понят­но и без мне­ния ува­жа­е­мых мной чле­нов наци­о­наль­но­го сове­та. Но пере­строй­ка поли­ти­че­ской систе­мы зави­сит от поли­ти­че­ской воли и инте­ре­сов людей, при­ни­ма­ю­щих реше­ния.

– Мно­гие экс­пер­ты пред­ска­зы­ва­ют досроч­ные пар­ла­мент­ские выбо­ры. Каков ваш про­гноз? Могут ли они состо­ять­ся в этом году или в нача­ле сле­ду­ю­ще­го?

– Не вижу, кто может быть заин­те­ре­со­ван в досроч­ных выбо­рах. Назар­ба­е­ву нуж­но вре­мя для «пере­за­груз­ки» «Нур Ота­на», посколь­ку рей­тинг дове­рия к пар­тии вла­сти весь­ма низок. Тока­е­ву досроч­ные выбо­ры ниче­го не дадут, пока у него нет сво­ей поли­ти­че­ской струк­ту­ры, пред­став­ля­ю­щей его инте­ре­сы в мажи­ли­се.

– Граж­дан­ские акти­ви­сты обсуж­да­ют воз­врат мажо­ри­тар­ной систе­мы выбо­ров. Пой­дет ли режим на такой шаг?

– Сло­во «режим» – это пуб­ли­ци­сти­че­ский штамп или идео­ло­ги­че­ский ярлык. Власть не быва­ет одно­род­ной. Как и оппо­зи­ция, кста­ти. У всех свои инте­ре­сы. Я не вижу ника­кой выго­ды ни для Тока­е­ва, ни для Назар­ба­е­ва воз­вра­щать­ся к выбо­рам по одно­ман­дат­ным окру­гам. Это может уси­лить пози­ции аки­мов, круп­ных биз­не­сме­нов, отдель­ных обще­ствен­ных дея­те­лей, но нашим дуум­ви­рам это зачем?

С дру­гой сто­ро­ны, если к сле­ду­ю­щим пар­ла­мент­ским выбо­рам дей­ству­ю­щий пре­зи­дент не возь­мет под кон­троль «Нур Отан» или не обза­ве­дет­ся соб­ствен­ной пар­ти­ей, то мажо­ри­тар­ка при­го­ди­лась бы Тока­е­ву для ослаб­ле­ния вли­я­ния пар­тии Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Одна­ко надо пом­нить, что изме­не­ния в зако­ны при­ни­ма­ет не Тока­ев, а мажи­лис и сенат.

– Очень часто ста­ла затра­ги­вать­ся тема пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­ки. Воз­мож­на ли она при дее­спо­соб­ном Назар­ба­е­ве?

– Я бы так ска­зал: сей­час, в пери­од двое­вла­стия, у нас есть уни­каль­ный шанс модер­ни­зи­ро­вать поли­ти­че­скую систе­му и уйти от авто­ри­тар­ной моде­ли госу­дар­ства. Это может пока­зать­ся стран­ным, неле­пым, абсурд­ным, но имен­но Назар­ба­ев и его бли­жай­шее окру­же­ние заин­те­ре­со­ва­ны сего­дня в том, что­бы осла­бить пре­зи­дент­ские пол­но­мо­чия (счи­тай­те – Тока­е­ва – ред.). С дру­гой сто­ро­ны, какие бы кра­си­вые сло­ва не про­из­но­сил Тока­ев, надо пони­мать, что пар­ла­мен­та­ризм ему не нужен совер­шен­но.

Я опа­са­юсь, что если Назар­ба­ев вдруг неожи­дан­но уйдет с поли­ти­че­ской сце­ны, то Тока­ев полу­чит всю пол­но­ту вла­сти и ста­нет вто­рым елба­сы.

Аза­мат ШОРМАНХАНУЛЫ,

«

Республиканский еженедельник онлайн