ГОРНЫХ КУРОРТОВ ВБЛИЗИ КРУПНЫХ ГОРОДОВ В МИРЕ ПРАКТИЧЕСКИ НЕТ

Оценка маркетинговой части технико-экономического обоснования (ТЭО) строительства горного курорта «Кокжайлау». Часть 2


Продолжение анализа раздела 13 «Маркетинг» (том 1 книга 1 ТЭО строительства горного курорта «Кокжайлау»), который подготовил директор интегрированный маркетинговых исследований «Alexander & Partners» Александр Колмаков (Alexander Kolmakov):

  1. ПРИМЕРЫ РЕАЛИЗОВАННЫХ УСПЕШНЫХ ПРОЕКТОВ, НА КОТОРЫЕ НОВЫЙ ПРОЕКТ БУДЕТ РАВНЯТЬСЯ, ГОВОРЯТ В ПОЛЬЗУ ПОСТРОЙКИ КУРОРТА ВДАЛИ ОТ ГОРОДА

Особое внимание обратил на себя последний пункт в отмеченной выше цитате со страницы 173:

«- основные участки сбора посетителей: крупные города, близкие к горнолыжным курортам, подпитывающие ежедневными гостями/почасовыми гостями».

Насколько, в действительности, близко к крупным городам строятся горнолыжные курорты в Азии и вообще в мире?

Обратимся к фактам. «Будущей столицей горнолыжного спорта» называют китайский городок Чунли. Там расположен кластер из трех горнолыжных курортов. Именно здесь будут проводиться будущие Олимпийские игры. По сути, это эпицентр горнолыжного спорта в Китае. При этом население городка составляет 126 000 человек. Ближайший крупный город – Пекин — находится в 250 км от Чунли, или в 4 часах езды от него.

Другой крупный китайский курорт Ванда Чанбайшань находится в 526 км и 6 часах пути от крупного Шэньяна (см. скриншот 5).

blank


Если считать такое расстояние близким, то, возвращаясь к вопросу, который активно обсуждается горожанами Алматы, о месте планируемого курорта, его расположение, например, в Текели (293 км от Алматы) тоже можно считать близким.

Но тогда непонятно, почему так активно протестуют против этой идеи инициаторы проекта.

Ведь, как показывает маркетинговая часть ТЭО, это вполне в духе времени и очевидно не повлияет на успешность курорта.

Мало того, если рассмотреть четыре горнолыжные курорта, которые, по словам авторов рассматриваемого документа, «считаются лучшими показательными примерами» и «по своей инфраструктуре, возможностям и природным ресурсам, а также по ориентации на рынок дают представление о некоторых факторах, которые отличают их от других и обеспечивают успех», (стр. 161), то можно отметить, что все эти курорты находятся в некотором отдалении от крупных городов.

Итак, авторами были названы в качестве лучших четыре курорта: канадский Сан Пикс, швейцарский Церматт, французский Куршевель и украинский Буковель.

Если мы рассмотрим их географическое положение, то обнаружим, что, например, Сан Пикс находится в 411 км и 4,5 часа езды от Ванкувера (см. скриншот 6).

blank

Расстояние от швейцарского курорта Церматт до Женевы составляет 232 км и около 3 часов езды. При этом в самом Церматте автомобильное движение запрещено (за исключением электромобилей), поэтому удобнее добираться до него на поезде (см. скриншот 7).

blank


От украинского курорта Буковель до крупного города Львова (население 728 350 человек) расстояние составляет 230 км, или 3,5 часа еды. Ближе есть не столь крупный Ивано-Франковск (население 226 594 человека), до него 94 км и 1,5 часа езды (см. скриншот 8).

blank


И, наконец, французский Куршевель, расположенный в 206 км и 2,5 часа езды от Лиона (506 615 человек), или в 130 км и 1,5 часа езды от менее населенного Гренобля (160 779 человек): см. скриншот 9.

blank


Логично было бы предположить, основываясь на таком «сравнительном анализе развития горнолыжных курортов» (а именно в этой главе отчета эти четыре курорта названы наиболее успешными), что жесткая привязка планируемого горнолыжного курорта к городу с неблагоприятной экологической обстановкой, в котором нужно уменьшать автомобильные потоки, а не увеличивать их, как минимум излишня, а как максимум вредна, поскольку вызывает негатив у алмаатинцев.

Однако авторы игнорируют этот момент и даже делают расстояние от аэропорта до курорта одним из факторов в таблице конкуренции местных горнолыжных курортов (стр. 119-121).

(NB. К слову, ведущий курорт мира по количеству посещений лыжников — La Plagne (который так же упоминается в рассматриваемом документе на стр. 131) — был создан, как и многие другие курорты в Альпах, чтобы спасти долины от опустынивания.

Сельское хозяйство и горнодобывающая промышленность там были в кризисе, что привело к тому, что молодые люди покидали долину в поисках работы.

В 1960 году четыре города (Aime, Bellentre, Longefoy и Macôt) создали ассоциацию для защиты своих интересов. 24 декабря 1961 года La Plagne открылся с двумя тяговыми подъемниками и четырьмя склонами.

Таким образом, рассматривать горнолыжные курорты как способ развития отдаленных уголков есть правильная стратегия, подтвержденная многочисленной практикой. – А. К.)

В общем-то, мы и сегодня можем наблюдать, как почти исключительно рыночными механизмами успешно развивается отдаленная от крупных городов зона отдыха Алаколь.

Кроме того, сами авторы ТЭО отмечают: «Ранее мы предполагали, что в ближайшее время ситуация изменится и большее число людей будет мигрировать в крупные города. Однако в последние 2-3 года в Казахстане наблюдается и обратная тенденция: казахстанцы покидают города и едут в села» (стр. 7).

Мы не ставим под сомнение другие аспекты анализа, касающиеся инфраструктуры рассматриваемых в качестве примеров, такие как поверхность и длина горнолыжного склона, грузоподъемность и прочее, поскольку не рассматривали их детально. Однако считаем, что игнорировать аспект, указанный выше, было ошибкой, учитывая общественный резонанс по поводу проекта» (конец части 2)».

(Продолжение следует.)

Республиканский еженедельник онлайн