fbpx

Жулдызай ФОРТ: Вопрос казахского языка – ЭТО ВОПРОС ВЛАСТИ

Исто­рия пол­на при­ме­ров, когда язы­ко­вой вопрос пере­рас­тал в меж­на­ци­о­наль­ные кон­флик­ты.

Для мно­го­на­ци­о­наль­но­го Казах­ста­на это очень акту­аль­ная и чув­стви­тель­ная тема, осо­бен­но на фоне нарас­та­ю­щих фобий о казах­ском наци­о­на­лиз­ме. Так ли он опа­сен, насколь­ко обос­но­ван и суще­ству­ет ли казах­ский наци­о­на­лизм вооб­ще, мы попы­та­лись рас­крыть в интер­вью с поли­гло­том Жул­ды­зай ФОРТ, кото­рое выно­сим на суд чита­те­лей.

– Жул­ды­зай, мно­гие зна­ют вас как поли­гло­та, вла­де­ю­ще­го 12 язы­ка­ми, и бес­ком­про­мисс­но­го защит­ни­ка казах­ско­го язы­ка, рату­ю­ще­го за его при­ме­не­ние в повсе­днев­ной жиз­ни. Есте­ствен­но, такая актив­ность не может не достав­лять вам хло­пот. В послед­ние дни в соци­аль­ных сетях идет актив­ное обсуж­де­ние ока­зы­ва­е­мо­го на вас дав­ле­ния, где упо­ми­на­ют­ся некие заяви­те­ли. О чем идёт речь и в чём вас обви­ня­ют?

– Подо­плё­ка про­ис­хо­дя­щих собы­тий заклю­ча­ет­ся не в послед­нем инци­ден­те, кото­рый про­изо­шел со мной, а в том, что моя граж­дан­ская пози­ция сто­ит попе­рек гор­ла у мест­ных вла­стей, для кото­рых я ста­ла голов­ной болью рес­пуб­ли­кан­ско­го зна­че­ния. Сня­тые мною роли­ки о дис­кри­ми­на­ции госу­дар­ствен­но­го язы­ка широ­ко обсуж­да­ют­ся в соци­аль­ных сетях. Понят­но, что такая актив­ность не всем нра­вит­ся, осо­бен­но мест­ным чинов­ни­кам, вклю­чая поли­цей­ских.

Что каса­ет­ся послед­не­го слу­чая, то речь идет о том, что я яко­бы оскор­би­ла про­дав­ца овощ­но­го киос­ка некую Квон Лилию. Инци­дент про­изо­шел 2 мая т.г. Я посе­ти­ла овощ­ной киоск, рас­пло­жён­ный неда­ле­ко от мое­го дома, где я совер­ша­ла покуп­ки уже более 10 лет. При­дя в киоск, я уви­де­ла новую про­дав­щи­цу, кото­рая была очень похо­жа на казаш­ку. Тогда я еще не зна­ла, что она коре­ян­ка. Есте­ствен­но, я обра­ти­лась к ней на казах­ском язы­ке. Поздо­ро­вав­шись, я попро­си­ла у про­дав­щи­цы пакет, что­бы набрать в него фрук­ты. На мое обра­ще­ние с её сто­ро­ны после­до­ва­ло заме­ча­ние: «Поче­му вы реши­ли, что все долж­ны гово­рить по-казах­ски? Вот я – коре­ян­ка и не вла­дею казах­ским, гово­ри­те по-рус­ски!». Так как мне часто при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с подоб­ны­ми выска­зы­ва­ни­я­ми, то я уже знаю наизусть нор­мы зако­но­да­тель­ства о язы­ках, и я отве­ти­ла: «Я при­ня­ла вас за казаш­ку, но в любом слу­чае в соот­вет­ствии с п. 1 ст. 24 Зако­на РК «О защи­те прав потре­би­те­лей» услу­ги долж­ны предо­став­лять­ся на казах­ском и рус­ском язы­ках. А соглас­но ст. 4 Зако­на «О язы­ках в Рес­пуб­ли­ке Казах­стан», дол­гом каж­до­го граж­да­ни­на явля­ет­ся овла­де­ние госу­дар­ствен­ным язы­ком. То есть любой спе­ци­а­лист любо­го пред­при­я­тия, неза­ви­си­мо от этни­че­ской при­над­леж­но­сти, обя­зан вла­деть гося­зы­ком и ока­зы­вать на нем услу­ги».

Она про­мол­ча­ла, а я, сде­лав покуп­ки, ушла. На этом наш спор был исчер­пан.

Через день я сно­ва подо­шла к это­му киос­ку, что­бы сде­лать покуп­ки. Про­дав­щи­ца бесе­до­ва­ла с жен­щи­ной – было понят­но, что она её зна­ко­мая, как поз­же выяс­ни­лось – Несме­я­но­ва Ири­на. Поздо­ро­вав­шись на казах­ском, уже на рус­ском язы­ке я попро­си­ла у Лилии Квон раз­ре­ше­ния взять пакет, что­бы сло­жить в него ово­щи и фрук­ты. Она отве­ти­ла: «Ну, возь­ми­те» и, обер­нув­шись к сво­ей собе­сед­ни­це, про­из­нес­ла: «Мам­бе­ты пона­е­ха­ли со сво­их аулов и теперь тре­бу­ют гово­рить с ними по-казах­ски! Вот эта вче­ра тре­бо­ва­ла у меня, что­бы я ее обслу­жи­ла на казах­ском!».

Собе­сед­ни­ца, под­дер­жав её мне­ние, отве­ти­ла: «Вот имен­но, мы постро­и­ли им горо­да, а теперь эти кал­би­ты пона­е­ха­ли на все гото­вое и еще что-то тре­бу­ют, пас­ли бы луч­ше бара­нов в сво­их аулах, как рань­ше!».

Я опе­ши­ла от тако­го диа­ло­га даже несмот­ря на то, что в нашем реги­оне подоб­ные раз­го­во­ры не ред­кость. Я сде­ла­ла им заме­ча­ние, но ответ в виде нецен­зур­ной бра­ни не заста­вил себя ждать. Рас­сер­див­шись, я бро­си­ла пакет на ящик с ово­ща­ми и ска­за­ла Несме­я­но­вой: «Что пло­хо­го вам сде­ла­ли каза­хи? Поче­му мы на сво­ей Родине не можем жить, где хотим?».

Потом я обра­ти­лась к Квон: «Когда ваших пред­ков депор­ти­ро­ва­ли в Казах­стан и оста­ви­ли в сте­пи на вер­ную гибель, то каза­хи спас­ли их, поэто­му вы хотя бы из бла­го­дар­но­сти долж­ны были выучить казах­ский!».

На этом наш сло­вес­ный кон­фликт был исчер­пан.

На сле­ду­ю­щий день, про­хо­дя мимо зло­по­луч­но­го киос­ка, я заме­ти­ла её вла­де­ли­цу, кста­ти, свою зем­ляч­ку из Южно­го Казах­ста­на Иска­ко­ву Меру­ерт, кото­рую знаю более 10 лет. Заго­во­рив с ней, я сооб­щи­ла о про­изо­шед­шем инци­ден­те, на что она отре­а­ги­ро­ва­ла очень агрес­сив­но, обви­нив меня в раз­жи­га­нии меж­на­ци­о­наль­ной роз­ни, и посла­ла в конеч­ный пункт народ­но­го фольк­ло­ра. Поняв, что ситу­а­ция выхо­дит за пре­де­лы доз­во­лен­но­го, я ста­ла сни­мать про­ис­хо­дя­щее на каме­ру сво­е­го теле­фо­на. Это быст­ро «отрез­ви­ло» Меру­ерт, кото­рая сра­зу же пре­кра­ти­ла бра­нить­ся, и ска­за­ла Квон, что­бы та вызва­ла поли­цию.

Я напра­ви­лась домой и, взяв цита­ты из казах­стан­ско­го зако­но­да­тель­ства о язы­ках, а так­же пуб­ли­ка­цию об акции пар­тии «Нур Отан» «Гово­ри со мной по-казах­ски», вер­ну­лась в киоск, что­бы вру­чить их Меру­ерт. Одна­ко не застав её, я оста­ви­ла бума­ги про­дав­щи­це, попро­сив при этом озна­ко­мить­ся с выдерж­ка­ми из зако­но­да­тель­ства, а после пере­дать их Меру­ерт. Это про­изо­шло 5 мая т.г., а уже 10 мая меня наве­стил участ­ко­вый инспек­тор Дуй­сен Хали­яр, от кото­ро­го я узна­ла, что на меня напи­са­ли заяв­ле­ние в раз­жи­га­нии наци­о­наль­ной роз­ни. При этом поли­цей­ский не озна­ко­мил меня долж­ным обра­зом с мате­ри­а­ла­ми дела, копию заяв­ле­ний не предо­ста­вил.  

Это выну­ди­ло меня пой­ти к руко­вод­ству Иртыш­ско­го ОП и выра­зить свое несо­гла­сие. В заяв­ле­нии я деталь­но опи­са­ла про­изо­шед­ший кон­фликт, из кото­ро­го сле­до­ва­ло, что обви­не­ния в мой адрес совер­шен­но бес­поч­вен­ны. Как потом выяс­ни­лось, Иска­ко­ва, Квон и Несме­я­но­ва пере­иг­ра­ли ситу­а­цию и в новом заяв­ле­нии от 16.05.2019 обви­ни­ли меня в оскорб­ле­нии – яко­бы я, тре­буя от них обслу­жи­ва­ния на госу­дар­ствен­ном язы­ке, выра­жа­лась нецен­зур­но, что не соот­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти.

– Есть ли сви­де­те­ли инци­ден­та, опи­сан­но­го в заяв­ле­нии?

– В каче­стве сви­де­те­ля ука­зы­ва­ет­ся Ири­на Несме­я­но­ва, хотя она тако­вым не явля­ет­ся, посколь­ку была актив­ным участ­ни­ком кон­флик­та. Дру­гих сви­де­те­лей нет, заяви­те­ли берут тем, что их трое (Квон, Несме­я­но­ва и Иска­ко­ва), а я одна. Вот такая «интер­на­ци­о­наль­ная коман­да», объ­еди­нив­шись, пре­сле­ду­ет меня.

Я подо­зре­ваю, что их дей­стви­я­ми руко­во­дит поли­ция, в част­но­сти, стар­ший по участ­ку май­ор Аса­нов Едиль, с кото­рым у меня сло­жи­лись непри­яз­нен­ные отно­ше­ния из-за того, что он не пред­при­ни­мал ника­ких мер для пре­кра­ще­ния неза­кон­ной дея­тель­но­сти пред­се­да­те­ля ПКСК «Вега» Н. Нови­ко­вой. Общи­ми уси­ли­я­ми наше­го и дру­гих домов, яко­бы вхо­див­ших в состав ПКСК «Вега», неза­кон­ная дея­тель­ность Нови­ко­вой по сбо­ру средств с жиль­цов пре­кра­ще­на, а ПКСК «Вега» при­знан банк­ро­том и пре­кра­тил свое суще­ство­ва­ние, что вызы­ва­ет недо­воль­ство Нови­ко­вой и Аса­но­ва. Они пыта­ют­ся исполь­зо­вать каж­дую воз­мож­ность, что­бы взять реванш. Я подо­зре­ваю, что они вновь фаб­ри­ку­ют дело в отно­ше­нии меня, как это про­изо­шло в 2013 и 2017 гг. Но это отдель­ная исто­рия.

Что каса­ет­ся, послед­не­го слу­чая, то из-за отсут­ствия сви­де­те­лей, кото­рые мог­ли бы под­твер­дить мои сло­ва, я сооб­щи­ла поли­цей­ским, что гото­ва прой­ти поли­граф, и таким обра­зом дока­зать свою неви­нов­ность. Мне вме­ня­ют ст. 434 ч.1 (мел­кое хули­ган­ство), мак­си­маль­ная санк­ция кото­ро­го преду­смат­ри­ва­ет 10 суток аре­ста? По боль­шо­му сче­ту, дело не в этих 10 сут­ках, кото­рые ниче­го не сто­ят. Дело в том, что, тре­буя соблю­де­ния закон­ных прав каза­хов, борясь с шови­низ­мом, кор­руп­ци­ей, я все вре­мя ока­зы­ва­юсь вино­ва­той. При­чем про­ис­хо­дит такое не впер­вые – я была два­жды при­зна­на винов­ной в пра­во­на­ру­ше­ни­ях, кото­рых не совер­ша­ла, а лица, совер­шив­шие про­ти­во­прав­ные дей­ствия в отно­ше­нии меня, оста­лись без­на­ка­зан­ны­ми. Как мне сооб­щи­ли, суд по послед­не­му инци­ден­ту назна­чен на 6 июня в 10 часов. Очень хочет­ся верить, что хоть в этот раз дело будет рас­смот­ре­но объ­ек­тив­но и выне­сут спра­вед­ли­вое реше­ние.

– Обе­ща­ем, что ока­жем инфор­ма­ци­он­ное сопро­вож­де­ние ваше­му судеб­но­му про­цес­су, а пока пред­ла­гаю пере­ве­сти нашу бесе­ду от част­но­го к обще­му. Во всем Казах­стане не так мно­го людей под­ни­ма­ют вопрос предо­став­ле­ния инфор­ма­ции и услуг на госу­дар­ствен­ном язы­ке, кото­рые вызы­ва­ли бы обще­ствен­ный резо­нанс. На моей памя­ти таких трое. Вы, Руза Бей­сен­байтегі из Пав­ло­дара и граж­да­нин Тур­ции Огуз Доган. Гово­ря про­стым язы­ком, вам что, боль­ше всех надо?

– На самом деле я отно­шусь к рус­ско­языч­ным каза­хам, так как учи­лась в шко­ле с рус­ским язы­ком обу­че­ния, затем закон­чи­ла два уни­вер­си­те­та на рус­ском отде­ле­нии. Поэто­му мне самой гораз­до лег­че изъ­яс­нять­ся на рус­ском язы­ке, неже­ли на род­ном. При этом мне уда­лось выучить 12 язы­ков, на кото­рых я так­же сво­бод­но изъ­яс­ня­юсь. Быть может, по этой при­чине я не могу понять, как за 30 лет неза­ви­си­мо­сти нель­зя было выучить госу­дар­ствен­ный язык?!

Об этом не при­ня­то гово­рить, но давай­те будем откро­вен­ны и чест­ны – вели­ко­рус­ский шови­низм был, есть и еще не извест­но, сколь­ко про­су­ще­ству­ет. Я мно­го раз стал­ки­ва­лась с ситу­а­ци­я­ми, когда каза­хи стра­да­ли из-за незна­ния рус­ско­го язы­ка. По этой при­чине их не берут на рабо­ту, они не могут полу­чить услу­ги или инфор­ма­цию на госу­дар­ствен­ном язы­ке. Мне неод­но­крат­но при­хо­ди­лось пере­во­дить и помо­гать каза­хам, не вла­де­ю­щим рус­ским, в поли­кли­ни­ках, на вок­за­ле, в бан­ках, в мага­зи­нах. Я каж­дый день вижу, насколь­ко им труд­но без зна­ния рус­ско­го язы­ка. В горо­дах каза­хи без вла­де­ния рус­ским не могут тру­до­устро­ить­ся даже двор­ни­ком, а рус­ско­языч­ные без зна­ния казах­ско­го рабо­та­ют даже в пра­ви­тель­стве и пар­ла­мен­те! И это про­ис­хо­дит не где-то, а в Казах­стане!

Эта вопи­ю­щая неспра­вед­ли­вость застав­ля­ет меня под­ни­мать язы­ко­вой вопрос в каби­не­тах руко­во­ди­те­лей раз­ных орга­ни­за­ций. Во всех сфе­рах обще­ствен­ных отно­ше­ний я обра­ща­юсь ко всем исклю­чи­тель­но на казах­ском язы­ке. Если мне не отве­ча­ют на нем, то я пишу обра­ще­ния к руко­вод­ству. Пото­му что это дис­кри­ми­на­ция корен­но­го насе­ле­ния, госу­дар­ство­об­ра­зу­ю­щей нации, когда каза­хи у себя на Родине при­тес­ня­ют­ся из-за незна­ния чужо­го рус­ско­го язы­ка. И это про­ис­хо­дит спу­стя 28 лет со дня обре­те­ния неза­ви­си­мо­сти. Где, в какой стране каза­хи могут без огра­ни­че­ний поль­зо­вать­ся род­ным язы­ком, если не в Казах­стане?!

– Может, про­бле­ма не в шови­низ­ме? Допу­стим, я не казах, кото­рый решил осво­ить казах­ский язык. Какие усло­вия для это­го созда­ны?

– При аки­ма­тах и гос­учре­жде­ни­ях функ­ци­о­ни­ру­ют бес­плат­ные кур­сы казах­ско­го язы­ка. А вот насколь­ко они вос­тре­бо­ва­ны – это уже дру­гой вопрос. Я как-то раз­го­во­ри­ла с работ­ни­ком таких кур­сов при меди­цин­ском учре­жде­нии, кото­рая сето­ва­ла, что к ним почти никто из работ­ни­ков не ходит. К при­ме­ру, в нашем горо­де есть бес­плат­ные кур­сы в Доме друж­бы. Кро­ме того, в школь­ной про­грам­ме казах­ский язык пре­по­да­ет­ся 11 лет, начи­ная с 1‑го клас­са. В уни­вер­си­те­тах и дру­гих учеб­ных заве­де­ни­ях тоже обу­ча­ют казах­ско­му язы­ку. К сожа­ле­нию, до сих пор живу­щий в созна­нии мно­гих рус­ских сограж­дан импер­ский шови­низм не поз­во­ля­ет им «опу­стить­ся» до изу­че­ния казах­ско­го язы­ка. Если чело­век дей­стви­тель­но по-насто­я­ще­му захо­чет выучить язык, он может про­сто запи­сать­ся на плат­ные кур­сы. Ведь мы ходим на кур­сы ино­стран­ных язы­ков и пла­тим за это день­ги.

В кон­це кон­цов мож­но взять­ся за само­об­ра­зо­ва­ние. В том же Интер­не­те мно­же­ство видео­кур­сов казах­ско­го язы­ка, мож­но прак­ти­ко­вать казах­ский с каза­ха­ми – с сосе­дя­ми, кол­ле­га­ми, с работ­ни­ка­ми сфе­ры услуг, поехать на недель­ку в аул и погру­зить­ся в казах­скую язы­ко­вую сре­ду и заод­но отдох­нуть. Посмот­ри­те видео в «Ютуб», где аме­ри­кан­цы, япон­цы и дру­гие ино­стран­цы за пол­го­да научи­лись лег­ко изъ­яс­нять­ся на казах­ском язы­ке. Мето­дов изу­че­ния язы­ков мно­го, нуж­но про­сто захо­теть и начать изу­чать казах­ский, а не кри­чать, что наци­о­на­ли­сты рас­по­я­са­лись!

Поверь­те, ни один казах не будет сме­ять­ся над вашим пло­хим казах­ским, наобо­рот, он с удо­воль­стви­ем вам помо­жет его осво­ить. Каза­хи все­гда с боль­шим ува­же­ни­ем отно­си­лись к тем, кто про­яв­лял ува­же­ние к их язы­ку. Посмот­ри­те вокруг, если нека­зах овла­дел казах­ских язы­ком, то ему вез­де ока­зы­ва­ют почет и ува­же­ние. Самый про­стой при­мер – наше теле­ви­де­ние, где овла­дев­шие казах­ским язы­ком рус­ские жур­на­ли­сты ведут самые топо­вые про­грам­мы.

– Может, неже­ла­ние свя­за­но с тем, что из себя пред­став­ля­ет Казах­стан как госу­дар­ство? Ведь, к при­ме­ру, если чело­век захо­чет выехать на ПМЖ в ту же Евро­пу или Аме­ри­ку, то он пер­вым делом возь­мёт­ся за изу­че­ние язы­ка стра­ны пре­бы­ва­ния.

– Дело не в том, что Казах­стан не явля­ет­ся стра­ной, ради кото­рой мож­но было выучить госу­дар­ствен­ный язык. Дело в том, что люди во вла­сти сами не про­яв­ля­ют ува­же­ния к госу­дар­ствен­но­му язы­ку. О чем мож­но гово­рить, если послед­ние 28 лет Нур­сул­тан Назар­ба­ев всю свою госу­дар­ствен­ную дея­тель­ность вел на рус­ском язы­ке. По это­му пово­ду в 2016 году я писа­ла обра­ще­ние на имя Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, где про­си­ла его вести офи­ци­аль­ные меро­при­я­тия исклю­чи­тель­но на казах­ском язы­ке. В 2018 году Назар­ба­ев нако­нец-то ска­зал, что­бы пра­ви­тель­ство и пар­ла­мент вели свою рабо­ту на госу­дар­ствен­ном язы­ке. Есте­ствен­но, мно­гие чинов­ни­ки, вклю­чая рус­ско­языч­ных каза­хов, побе­жа­ли на кур­сы. Но потом опять всё утих­ло. На поло­же­ние казах­ско­го язы­ка огром­ное нега­тив­ное вли­я­ние ока­за­ли сло­ва Назар­ба­е­ва: «Если граж­да­нин обра­тил­ся на рус­ском, зна­чит, ответ дол­жен быть предо­став­лен на рус­ском! Того, кто так отве­ча­ет на казах­ском тому, кто спра­ши­ва­ет на рус­ском, того уво­лить пока­за­тель­но!». То есть Назар­ба­ев откро­вен­но дал понять, что он на сто­роне рус­ско­языч­но­го элек­то­ра­та и тем самым дал сиг­нал, что мож­но не изу­чать госу­дар­ствен­ный язык, кото­рый де-факто оста­ёт­ся вто­рич­ным, как это было во вре­ме­на СССР.

– По ваше­му мне­нию, изме­нит­ся ли ситу­а­ция с язы­ко­вым вопро­сом при прав­ле­нии пре­зи­ден­та Тока­е­ва?

– Одно­знач­но, что изме­нит­ся, но не в луч­шую сто­ро­ну. Назар­ба­ев хотя бы вла­дел казах­ским язы­ком, а Тока­ев, насколь­ко мож­но понять из его выступ­ле­ний, не может этим похва­стать. Соот­вет­ствен­но воз­ни­ка­ет вопрос, как Тока­ев сдал экза­мен на зна­ние казах­ско­го язы­ка в рам­ках пре­зи­дент­ских выбо­ров? Кро­ме того, застав­ля­ет усо­мнить­ся в его зна­нии казах­ско­го язы­ка факт его отка­за от теле­де­ба­тов в пря­мом эфи­ре с Амир­жа­ном Коса­но­вым на казах­ском язы­ке.

– В таком слу­чае, как вы дума­е­те, поче­му нагне­та­ют­ся стра­хи о рас­ту­щем казах­ском наци­о­на­лиз­ме и кому это выгод­но?

– Поче­му-то о казах­ском наци­о­на­лиз­ме при­ня­то гово­рить, как о каком-то нега­тив­ном явле­нии, хотя наци­о­на­лизм явля­ет­ся сино­ни­мом пат­ри­о­тиз­ма, поэто­му я не скры­ваю, что я – наци­о­на­лист­ка. Люди оши­боч­но пута­ют наци­о­на­лизм с нациз­мом. Если чело­век у себя на Родине тре­бу­ет от сво­их сограж­дан вне зави­си­мо­сти от их наци­о­наль­но­сти гово­рить с ним на госу­дар­ствен­ном язы­ке, какой это нацизм? Отнюдь, если чело­век всю свою жизнь про­жи­ва­ет в Казах­стане и поль­зу­ет­ся все­ми пра­ва­ми, все­ми бла­га­ми как граж­да­нин этой стра­ны, но при этом не осво­ил госу­дар­ствен­ный язык и к тому же тре­бу­ет, что­бы с ним корен­ные жите­ли гово­ри­ли на рус­ском язы­ке, то как это мож­но назы­вать?!

Я думаю, что стра­хи, о кото­рых вы гово­ри­те, нагне­та­ют­ся спе­ци­аль­но, пото­му что вопрос казах­ско­го язы­ка – это вопрос вла­сти. У нас во всех сфе­рах обще­ствен­ных отно­ше­ний до сих пор доми­ни­ру­ет рус­ский язык, пото­му что власть сама про­во­дит такую поли­ти­ку. Я думаю, это свя­за­но с тем, что дети и вну­ки людей, нахо­дя­щих­ся во вла­сти, не вла­де­ют казах­ским язы­ком – вот и всё! Они и созда­ют искус­ствен­ные стра­хи, не давая раз­ви­вать­ся госу­дар­ствен­но­му язы­ку. Каза­хи без зна­ния рус­ско­го язы­ка не могут устро­ить­ся на рабо­ту у себя на Родине, добавь­те сюда послед­ние тре­бо­ва­ния зна­ния англий­ско­го язы­ка при при­ё­ме на рабо­ту, и полу­ча­ет­ся, что казах в Казах­стане для тру­до­устрой­ства дол­жен вла­деть дву­мя чужи­ми язы­ка­ми, а его род­ной язык и вовсе не вос­тре­бо­ван.

Будем откро­вен­ны до кон­ца – ни для кого не сек­рет, что рус­ский язык когда-то был навя­зан нам коло­ни­за­то­ра­ми цар­ской и совет­ской импе­рии.

Ска­жи­те, какой празд­ник каж­дый год мы отме­ча­ем 16 декаб­ря? День неза­ви­си­мо­сти от кого или от чего? Всё же гово­рит само за себя – мы празд­ну­ем неза­ви­си­мость от цар­ской и совет­ской Рос­сии. Раз­ве мы не зна­ем, что 260 лет явля­лись рос­сий­ской коло­ни­ей?! Поэто­му у рус­ских доми­ни­ру­ет импер­ский, а у каза­хов пост­ко­ло­ни­аль­ный син­дром. Память о гено­ци­де посред­ством искус­ствен­но создан­но­го голо­до­мо­ра, когда каза­хи поте­ря­ли 70% насе­ле­ния, этно­ци­де, линг­во­ци­де до сих пор дает о себе знать. У каза­хов до сих пор отно­ше­ние к рус­ским, как к белым гос­по­дам.

Назар­ба­ев­ская-Тока­ев­ская власть всё еще ведет про­крем­лев­скую нео­ко­ло­ни­аль­ную поли­ти­ку. Пла­ны стро­и­тель­ства АЭС по рос­сий­ско­му про­ек­ту – тому под­твер­жде­ние. Раз­го­во­ры о том, что рус­ских в Казах­стане дис­кри­ми­ни­ру­ют, явля­ют­ся наг­лой ложью. В Казах­стане на 3 млн рус­ских функ­ци­о­ни­ру­ют 1 500 школ, где поло­ви­на уче­ни­ков каза­хи.

Полу­ча­ет­ся, что мы на госу­дар­ствен­ные день­ги ман­кур­ти­зи­ру­ем соб­ствен­ных детей. А в Рос­сии, где про­жи­ва­ют око­ло мил­ли­о­на каза­хов, нет ни одной казах­ской шко­лы. И где же тут спра­вед­ли­вость?!

– В таком слу­чае, какие пути реше­ния про­бле­мы казах­ско­го язы­ка вы види­те?

– Исклю­чить из Кон­сти­ту­ции РК п. 2 ст. 7 о рус­ском язы­ке и сде­лать един­ствен­ным госу­дар­ствен­ным и офи­ци­аль­но исполь­зу­е­мым язы­ком – казах­ский язык. При­знать вла­де­ние и исполь­зо­ва­ние госу­дар­ствен­но­го язы­ка граж­да­на­ми РК во всех сфе­рах обще­ствен­ных отно­ше­ний их кон­сти­ту­ци­он­ной обя­зан­но­стью. Для обес­пе­че­ния испол­не­ния норм зако­но­да­тель­ства о при­ме­не­нии госу­дар­ствен­но­го язы­ка создать язы­ко­вую инспек­цию. За исклю­че­ни­ем репа­три­ан­тов-каза­хов, все пре­тен­ден­ты на полу­че­ние граж­дан­ства КЗ долж­ны сда­вать тесты на зна­ние язы­ка и исто­рии стра­ны. Кан­ди­да­ты на любую долж­ность так­же обя­за­ны сда­вать тесты на зна­ние госу­дар­ствен­но­го язы­ка. Уро­вень вла­де­ния госу­дар­ствен­ным язы­ком в обо­их слу­ча­ях дол­жен быть не ниже С1. За исклю­че­ни­ем слу­ча­ев, преду­смот­рен­ных зако­ном, при тру­до­устрой­стве граж­дан РК запре­тить тре­бо­вать зна­ние дру­гих язы­ков, кро­ме госу­дар­ствен­но­го. Дело­про­из­вод­ство и госу­дар­ствен­ное обра­зо­ва­ние долж­но обес­пе­чи­вать­ся толь­ко на казах­ском язы­ке. Нам нуж­но репа­три­и­ро­вать в Казах­стан три мил­ли­о­на орал­ма­нов, и тогда вопрос язы­ка решит­ся есте­ствен­ным путем.

Необ­хо­ди­мо на госу­дар­ствен­ном уровне обес­пе­чить вос­пи­та­ние на казах­ском язы­ке, что­бы сфор­ми­ро­вать насто­я­щих пат­ри­о­тов, кото­рые счи­та­ют Казах­стан сво­ей Роди­ной вне зави­си­мо­сти от этни­че­ской при­над­леж­но­сти и веро­ис­по­ве­да­ния.

Спа­си­бо за откро­вен­ную бесе­ду!

Аза­мат ШОРМАНХАНУЛЫ,

«D»

Республиканский еженедельник онлайн