fbpx

Конституция Казахстана: 24 ГОДА СПУСТЯ

Во вре­мя при­ня­тия это­го зако­на («О Пер­вом Пре­зи­ден­те Рес­пуб­ли­ки Казахстан–Елбасы» – ред.) вста­вал вопрос о его леги­тим­но­сти.

Дело в том, что закон при­ни­ма­ли как кон­сти­ту­ци­он­ный, но в Кон­сти­ту­ции был опре­де­лен огра­ни­чен­ный пере­чень зако­нов, кото­рые мог­ли бы быть при­ня­ты как кон­сти­ту­ци­он­ные… Зако­на о Пер­вом Пре­зи­ден­те в этом спис­ке на момент его при­ня­тия не было.

Май­дан СУЛЕЙМЕНОВ,

дирек­тор НИИ част­но­го пра­ва Кас­пий­ско­го уни­вер­си­те­та, ака­де­мик Наци­о­наль­ной ака­де­мии наук РК, док­тор юри­ди­че­ских наук, про­фес­сор

  • ПРИНЯТИЕ Кон­сти­ту­ции 1995 года

Я имею опре­де­лен­ное отно­ше­ние к созда­нию Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Казах­стан 1995 года, был науч­ным руко­во­ди­те­лем Экс­перт­но-кон­суль­та­тив­но­го сове­та при пре­зи­ден­те РК по про­ек­ту Кон­сти­ту­ции РК, создан­но­го Поста­нов­ле­ни­ем пре­зи­ден­та от 22 мая 1995 года.

 В совет вхо­ди­ли толь­ко три чинов­ни­ка (Н.А. Шай­ке­нов, К.А. Кол­па­ков, Б.А. Муха­меджа­нов), при­чем Нагаш­бая Шай­ке­но­ва труд­но было отне­сти к чинов­ни­кам: хотя он был в то вре­мя мини­стром юсти­ции, но оста­вал­ся док­то­ром юри­ди­че­ских наук, про­фес­со­ром, и был изве­стен как выда­ю­щий­ся уче­ный в обла­сти тео­рии пра­ва. Да и Кон­стан­тин Кол­па­ков (министр юсти­ции после Шай­ке­но­ва) с Бауы­р­жа­ном Муха­меджа­но­вым (министр юсти­ции после Кол­па­ко­ва) тоже были кан­ди­да­та­ми юри­ди­че­ских наук. Все осталь­ные чле­ны Сове­та были уче­ные (проф. Ю.Г. Басин, про­фес­со­ра В.А. Ким, А.К. Котов, кан­ди­дат юри­ди­че­ских наук Е.К. Нур­пе­и­сов, ака­де­мик Г.С. Сапар­га­ли­ев, ака­де­мик М. К. Сулей­ме­нов). Основ­ным авто­ром Кон­сти­ту­ции был Нагаш­бай Шай­ке­нов, мы толь­ко кор­рек­ти­ро­ва­ли и допол­ня­ли под­го­тов­лен­ный им текст.

Пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев осу­ществ­лял лич­ный кон­троль за созда­ни­ем и обсуж­де­ни­ем тек­ста Кон­сти­ту­ции, он вни­кал во все дета­ли, тща­тель­но изу­чал каж­дую ста­тью и каж­дую строч­ку про­ек­та, делал весь­ма суще­ствен­ные исправ­ле­ния и допол­не­ния. Он часто зво­нил Шай­ке­но­ву или вызы­вал его к себе, обсуж­дая с ним под­го­тов­лен­ный текст про­ек­та.

Оце­ни­вая сей­час про­де­лан­ный нами тогда труд, я счи­таю, что мы созда­ли неплохую Кон­сти­ту­цию. За осно­ву была взя­та Кон­сти­ту­ция Фран­ции, а это не самая послед­няя по зна­чи­мо­сти в мире кон­сти­ту­ция. Во Фран­ции силь­ная пре­зи­дент­ская власть, но никто не может ска­зать, что там отсут­ству­ет демо­кра­тия. Выбор у нас был меж­ду пре­зи­дент­ской и пар­ла­мент­ской фор­ма­ми прав­ле­ния, но в те годы раз­ва­ла и кри­зи­са пар­ла­мент­скую фор­му вво­дить было опас­но, нуж­на была силь­ная пре­зи­дент­ская власть. Неда­ром почти все пост­со­вет­ские стра­ны избра­ли пре­зи­дент­скую фор­му прав­ле­ния, от кото­рой сей­час мно­гие из них посте­пен­но отхо­дят.

Про­тив чего я реши­тель­но высту­пал в то вре­мя, так это про­тив пере­ко­са в реа­ли­за­ции прин­ци­па раз­де­ле­ния вла­стей в сто­ро­ну испол­ни­тель­ной вла­сти, про­тив огра­ни­че­ния функ­ций пар­ла­мен­та и про­тив лик­ви­да­ции Кон­сти­ту­ци­он­но­го Суда. К сожа­ле­нию, мои воз­ра­же­ния не были при­ня­ты.

Таким обра­зом, Кон­сти­ту­ция 1995 года была реаль­но рабо­та­ю­щей, доста­точ­но про­грес­сив­ной, и, если бы ее поло­же­ния зача­стую не игно­ри­ро­ва­лись власт­ны­ми струк­ту­ра­ми, раз­ви­тие Казах­ста­на как госу­дар­ства шло бы гораз­до эффек­тив­нее.

Я уже писал в одной из ста­тей, что я не поли­тик, я юрист. В поли­ти­че­ские про­цес­сы я не вме­ши­ва­юсь, но как юрист я могу про­ана­ли­зи­ро­вать юри­ди­че­ские тек­сты и объ­яс­нить их пра­во­вое зна­че­ние.

В послед­нее вре­мя ко мне часто обра­ща­ют­ся дру­зья и зна­ко­мые с прось­бой объ­яс­нить, что про­ис­хо­дит с нашей Кон­сти­ту­ци­ей, и чего ждать от это­го впо­след­ствии. Поэто­му, не делая из это­го ника­ких поли­ти­че­ских выво­дов, я про­ана­ли­зи­рую те кон­сти­ту­ци­он­ные изме­не­ния, кото­рые про­изо­шли с 1995 года, а так­же выте­ка­ю­щие из это­го кон­сти­ту­ци­он­ные зако­ны.

  • ИЗМЕНЕНИЯ в Кон­сти­ту­цию 1995 года

Изме­не­ния в Кон­сти­ту­цию были про­из­ве­де­ны пять раз. Вооб­ще-то, было при­ня­то шесть соот­вет­ству­ю­щих зако­нов, но один из них не всту­пил в силу, так как был при­знан Кон­сти­ту­ци­он­ным Сове­том не соот­вет­ству­ю­щим Кон­сти­ту­ции. Рас­смот­рим каж­дое из этих изме­не­ний.

1. Закон РК от 7 октяб­ря 1998 года

Изме­не­ний было доволь­но мно­го, я выде­лю самые основ­ные:

– Изме­нен срок пре­бы­ва­ния на посту Пре­зи­ден­та РК с пяти до семи лет;

– В ста­тье 41 Кон­сти­ту­ции изме­не­ны обя­за­тель­ные тре­бо­ва­ния к пре­зи­ден­ту РК: воз­раст повы­шен с 35 до 40 лет, исклю­че­ны сло­ва «не стар­ше 65 лет». То есть, если рань­ше кан­ди­да­том в пре­зи­ден­ты мог быть граж­да­нин не моло­же 35 лет и не стар­ше 65 лет, то теперь это граж­да­нин не моло­же 40 лет, пре­дель­но­го воз­рас­та нет;

– Рань­ше, в соот­вет­ствии со ста­тьей 48 Кон­сти­ту­ции, в слу­чае досроч­но­го осво­бож­де­ния пре­зи­ден­та от долж­но­сти, а так­же его смер­ти пол­но­мо­чия гла­вы госу­дар­ства на остав­ший­ся срок пере­хо­ди­ли к пред­се­да­те­лю сена­та пар­ла­мен­та, а при невоз­мож­но­сти при­нять им на себя пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та они пере­хо­ди­ли к пре­мьер-мини­стру. Теперь поря­док иной – пол­но­мо­чия пере­хо­дят от пред­се­да­те­ля сена­та к пред­се­да­те­лю мажи­ли­са пар­ла­мен­та, и толь­ко при невоз­мож­но­сти послед­не­го при­нять пол­но­мо­чия они доста­ют­ся пре­мьер-мини­стру;

– Рань­ше срок пол­но­мо­чий всех депу­та­тов пар­ла­мен­та был 4 года, теперь срок пол­но­мо­чий сена­то­ров 6 лет, мажи­лис­ме­нов 5 лет;

– Уточ­нен поря­док избра­ния депу­та­тов мажи­ли­са и пол­но­мо­чия чле­нов пра­ви­тель­ства.

2.Закон от 21 мая 2007 года

– Закреп­лен пере­нос сто­ли­цы из Алма­ты в Аста­ну;

– Сно­ва изме­нен срок пре­бы­ва­ния на посту пре­зи­ден­та с семи до пяти лет;

– В пунк­те 5 ста­тьи 42 Кон­сти­ту­ции после пер­во­го абза­ца «Одно и то же лицо не может быть избра­но Пре­зи­ден­том более двух раз под­ряд» появил­ся вто­рой абзац: «Насто­я­щее огра­ни­че­ние не рас­про­стра­ня­ет­ся на Пер­во­го Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан»;

– Ста­тья 46 допол­не­на пунк­том 4: «Ста­тус и пол­но­мо­чия Пер­во­го Пре­зи­ден­та Казах­ста­на опре­де­ля­ют­ся Кон­сти­ту­ци­ей Рес­пуб­ли­ки и кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном»;

– Вне­се­ны мно­го­чис­лен­ные уточ­не­ния в ста­тьи, опре­де­ля­ю­щие пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та, пар­ла­мен­та, пра­ви­тель­ства, Кон­сти­ту­ци­он­но­го Сове­та, Вер­хов­но­го Суда, мест­ных госу­дар­ствен­ных орга­нов и мест­но­го само­управ­ле­ния.

3.Закон от 2 фев­ра­ля 2011 года

Ста­тья 41 Кон­сти­ту­ции допол­не­на пунк­том 3–1 сле­ду­ю­ще­го содержания:«Внеочередные пре­зи­дент­ские выбо­ры назна­ча­ют­ся реше­ни­ем Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки и про­во­дят­ся в поряд­ке и сро­ки, уста­нов­лен­ные кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном».

4. Закон от 14 янва­ря 2011 года (не всту­пив­ший в силу)

Этим Зако­ном была пред­при­ня­та попыт­ка еще боль­ше рас­ши­рить пра­ва пер­во­го пре­зи­ден­та на уча­стие в выбо­рах. В законе, при­ня­том пар­ла­мен­том, но не под­пи­сан­ном пре­зи­ден­том, часть вто­рая пунк­та 5 ста­тьи 42 Кон­сти­ту­ции была изло­же­на в новой редак­ции:

«Насто­я­щее огра­ни­че­ние не рас­про­стра­ня­ет­ся на Пер­во­го Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казахстан–Елбасы, срок пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий кото­ро­го может быть про­длен на рес­пуб­ли­кан­ском рефе­рен­ду­ме».

По обра­ще­нию пре­зи­ден­та этот закон был рас­смот­рен Кон­сти­ту­ци­он­ным Сове­том. В сво­ем поста­нов­ле­нии от 31 янва­ря 2011 года КС отме­тил:

«Оце­ни­вая дан­ную нор­му Зако­на, Кон­сти­ту­ци­он­ный Совет кон­ста­ти­ру­ет, что из пунк­та 1 Зако­на не ясно, на какой срок могут быть про­дле­ны пре­зи­дент­ские пол­но­мо­чия Пер­во­го Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казахстан–Елбасы. Не опре­де­ле­но, будет ли такое про­дле­ние носить разо­вый харак­тер или неод­но­крат­ный харак­тер, либо пред­по­ла­га­ет­ся пол­ный отказ от выбо­ров Гла­вы госу­дар­ства. Нечёт­кость изло­же­ния дан­ной кон­сти­ту­ци­он­ной нор­мы может повлечь дис­ба­ланс госу­дар­ствен­ных и обще­ствен­ных инсти­ту­тов, преду­смот­рен­ных Кон­сти­ту­ци­ей».

На этом осно­ва­нии Кон­сти­ту­ци­он­ный Совет при­знал дан­ный закон не соот­вет­ству­ю­щим Основ­но­му зако­ну.

5. Закон от 10 мар­та 2017 года

– Вне­се­ны допол­не­ния к тре­бо­ва­ни­ям, предъ­яв­ля­е­мым к кан­ди­да­ту в пре­зи­ден­ты. Появи­лось тре­бо­ва­ние иметь выс­шее обра­зо­ва­ние. Кро­ме того, добав­ле­но, что «Кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном могут уста­нав­ли­вать­ся допол­ни­тель­ные тре­бо­ва­ния к кан­ди­да­там в Пре­зи­ден­ты Рес­пуб­ли­ки Казах­стан». Такие тре­бо­ва­ния и были уста­нов­ле­ны Кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном от 28 сен­тяб­ря 1995 г. «О выбо­рах», в п. 1 ст. 54 кото­ро­го зако­ном от 15 июня 2017 г. было закреп­ле­но, что «кан­ди­дат в Пре­зи­ден­ты дол­жен иметь опыт рабо­ты на госу­дар­ствен­ной служ­бе или на выбор­ных госу­дар­ствен­ных долж­но­стях, состав­ля­ю­щий не менее 5 лет»;

– Рас­ши­ре­ны пол­но­мо­чия пра­ви­тель­ства и пар­ла­мен­та;

– Пункт 2 ста­тьи 91 Кон­сти­ту­ции изло­жен в сле­ду­ю­щей редак­ции: «Уста­нов­лен­ные Кон­сти­ту­ци­ей неза­ви­си­мость госу­дар­ства, уни­тар­ность и тер­ри­то­ри­аль­ная целост­ность Рес­пуб­ли­ки, фор­ма ее прав­ле­ния, а так­же осно­во­по­ла­га­ю­щие прин­ци­пы дея­тель­но­сти Рес­пуб­ли­ки, зало­жен­ные Осно­ва­те­лем неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на, Пер­вым Пре­зи­ден­том Рес­пуб­ли­ки Казах­стан-Елба­сы, и его ста­тус явля­ют­ся неиз­мен­ны­ми».

6. Закон от 23 мар­та 2019 года

Толь­ко одно изме­не­ние – назва­ние сто­ли­цы Казах­ста­на изме­не­но с Аста­на на Нур-Сул­тан.

В сво­ем заклю­че­нии от 20 мар­та 2019 года Кон­сти­ту­ци­он­ный Совет отме­тил: «Вно­си­мые в Кон­сти­ту­цию Рес­пуб­ли­ки Казах­стан изме­не­ния, каса­ю­щи­е­ся пере­име­но­ва­ния сто­ли­цы Рес­пуб­ли­ки Казах­стан «Аста­ны» в «Нур-Сул­тан», свя­за­ны с при­зна­ни­ем исто­ри­че­ской роли и уве­ко­ве­чи­ва­ни­ем заслуг Пер­во­го Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан перед наро­дом Казах­ста­на, не затра­ги­ва­ют вопро­сы неза­ви­си­мо­сти госу­дар­ства, тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти Рес­пуб­ли­ки, фор­мы ее прав­ле­ния, а так­же осно­во­по­ла­га­ю­щие прин­ци­пы дея­тель­но­сти Рес­пуб­ли­ки, зало­жен­ные Осно­ва­те­лем неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на, Пер­вым Пре­зи­ден­том Рес­пуб­ли­ки Казахстан–Елбасы».

Этот закон под­пи­сал уже новый пре­зи­дент стра­ны – К‑Ж. Тока­ев.

Кон­сти­ту­ци­он­ный Закон

О ПЕРВОМ ПРЕЗИДЕНТЕ

Понять смысл и содер­жа­ние ряда изме­не­ний, вне­сен­ных в Кон­сти­ту­цию РК, мож­но толь­ко после ана­ли­за Кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на РК от 20 июля 2000 г. «О Пер­вом Пре­зи­ден­те Рес­пуб­ли­ки Казах­стан-Елба­сы».

Закон в пер­вой редак­ции содер­жал во мно­гом стан­дарт­ные поло­же­ния, кото­рые были закреп­ле­ны в Кон­сти­ту­ции для экс-Пре­зи­ден­тов (ста­тьи 46,71 Конституции).Это, напри­мер, непри­кос­но­вен­ность, обес­пе­че­ние дея­тель­но­сти (созда­ние кан­це­ля­рии пер­во­го пре­зи­ден­та, обес­пе­че­ние свя­зью, транс­пор­том, охра­ной, жили­щем, меди­цин­ское и сана­тор­но-курорт­ное обес­пе­че­ние, пен­си­он­ное обес­пе­че­ние и стра­хо­ва­ние).

В ком­мен­та­рии к это­му зако­ну адми­ни­стра­ци­ей пре­зи­ден­та РК было отме­че­но: «В любом совре­мен­ном демо­кра­ти­че­ском обще­стве суще­ству­ет вни­ма­тель­ное и ува­жи­тель­ное отно­ше­ние к руко­во­ди­те­лям стра­ны, тем более к лицам, сто­я­щим и сто­яв­шим у исто­ков госу­дар­ствен­но­сти. И это отно­ше­ние обыч­но нахо­дит зако­но­да­тель­ное вопло­ще­ние.

Поэто­му и в Казах­стане на циви­ли­зо­ван­ных, демо­кра­ти­че­ских нача­лах, в зако­но­да­тель­ном поряд­ке, путем широ­ко­го пар­ла­мент­ско­го обсуж­де­ния наше обще­ство и госу­дар­ство реша­ют дели­кат­ные для любой стра­ны вопро­сы, свя­зан­ные с лич­но­стью пер­во­го руко­во­ди­те­ля стра­ны».

В то же вре­мя в Законе были закреп­ле­ны допол­ни­тель­ные пра­ва, кото­рые обыч­но не предо­став­ля­ют­ся экс-пре­зи­ден­там.

В ст. 1 Зако­на гово­ри­лось:

«Пер­во­му Пре­зи­ден­ту Рес­пуб­ли­ки Казах­стан в силу его исто­ри­че­ской мис­сии пожиз­нен­но при­над­ле­жит пра­во:

  1. обра­щать­ся к наро­ду Казах­ста­на, госу­дар­ствен­ным орга­нам и долж­ност­ным лицам с ини­ци­а­ти­ва­ми по важ­ней­шим вопро­сам госу­дар­ствен­но­го стро­и­тель­ства, внут­рен­ней и внеш­ней поли­ти­ки без­опас­но­сти стра­ны, кото­рые под­ле­жат обя­за­тель­но­му рас­смот­ре­нию соот­вет­ству­ю­щи­ми госу­дар­ствен­ны­ми орга­на­ми и долж­ност­ны­ми лица­ми;
  2. высту­пать перед Пар­ла­мен­том Рес­пуб­ли­ки Казах­стан и его Пала­та­ми, на засе­да­ни­ях Пра­ви­тель­ства Рес­пуб­ли­ки при обсуж­де­нии важ­ных для стра­ны вопро­сов; воз­глав­лять Ассам­блею наро­да Казах­ста­на; вхо­дить в состав Сове­та Без­опас­но­сти Рес­пуб­ли­ки Казах­стан; вхо­дить в состав Кон­сти­ту­ци­он­но­го Сове­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан».

Кро­ме того, в соот­вет­ствии со ст.2 Зако­на:

«Пар­ла­мент Рес­пуб­ли­ки Казах­стан в озна­ме­но­ва­ние осо­бых заслуг Пер­во­го Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан перед Оте­че­ством учре­жда­ет:

1) госу­дар­ствен­ную награ­ду – орден «Қаза­қстан Рес­пуб­ли­ка­сы­ның Тұңғыш Пре­зи­ден­тi Нұр­сұл­тан Назар­ба­ев», награж­де­ние кото­рым про­из­во­дит­ся за осо­бые заслу­ги граж­дан в госу­дар­ствен­ной и обще­ствен­ной дея­тель­но­сти;

2) еже­год­ную Госу­дар­ствен­ную пре­мию мира и про­грес­са Пер­во­го Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, кото­рая при­суж­да­ет­ся Пре­зи­ден­том Рес­пуб­ли­ки Казах­стан за раз­ви­тие демо­кра­тии и соци­аль­но­го про­грес­са, за укреп­ле­ние мира и друж­бы меж­ду наро­да­ми».

Во вре­мя при­ня­тия это­го зако­на («О Пер­вом Пре­зи­ден­те Рес­пуб­ли­ки Казахстан–Елбасы» – ред.) вста­вал вопрос о его леги­тим­но­сти. Дело в том, что закон при­ни­ма­ли как кон­сти­ту­ци­он­ный, но в Кон­сти­ту­ции был опре­де­лен огра­ни­чен­ный пере­чень зако­нов, кото­рые мог­ли бы быть при­ня­ты как кон­сти­ту­ци­он­ные (о Пре­зи­ден­те, о Пар­ла­мен­те, о Пра­ви­тель­стве, о Кон­сти­ту­ци­он­ном Сове­те, о все­на­род­ном Рефе­рен­ду­ме, о выбо­рах, о госу­дар­ствен­ных сим­во­лах, о судеб­ной систе­ме и ста­ту­се судей). Зако­на о Пер­вом Пре­зи­ден­те в этом спис­ке на момент его при­ня­тия не было.

Кон­сти­ту­ци­он­ный Совет в сво­ем поста­нов­ле­нии от 3 июля 2000 года попы­тал­ся решить эту про­бле­му, ука­зав:

«Зако­ны, соглас­но ста­тье 92 Кон­сти­ту­ции, назван­ные в ней кон­сти­ту­ци­он­ны­ми, долж­ны быть при­ня­ты в тече­ние года со дня вступ­ле­ния этой Кон­сти­ту­ции в силу. Это поло­же­ние сле­ду­ет пони­мать так, что оно уста­но­ви­ло, какие кон­сти­ту­ци­он­ные зако­ны под­ле­жат пер­во­оче­ред­но­му при­ня­тию, но не озна­ча­ет, что кон­сти­ту­ци­он­ные зако­ны, назван­ные тако­вы­ми в тек­сте Кон­сти­ту­ции, опре­де­ле­ны ею исчер­пы­ва­ю­ще.

Кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вой осно­вой при­ня­тия Кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на «О Пер­вом Пре­зи­ден­те Рес­пуб­ли­ки Казах­стан» явля­ют­ся нор­мы ста­тьи 46, под­пунк­та 20) ста­тьи 44, ста­тьи 71, а так­же поло­же­ния Пре­ам­бу­лы и пунк­та 2 ста­тьи 1 Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Казах­стан».

На мой взгляд, это спор­ное, невер­ное и опас­ное поло­же­ние. Кон­сти­ту­ци­он­ные зако­ны пото­му и назва­ны Кон­сти­ту­ци­он­ны­ми, что они пря­мо выте­ка­ют из Кон­сти­ту­ции. Поэто­му толь­ко Кон­сти­ту­ция может объ­явить их тако­вы­ми. А назы­вать их кон­сти­ту­ци­он­ны­ми толь­ко на том осно­ва­нии, что о пред­ме­те их регу­ли­ро­ва­ния есть упо­ми­на­ние в Кон­сти­ту­ции, не совсем пра­виль­но и может при­ве­сти к про­из­во­лу в реше­нии это­го вопро­са. Напри­мер, в Кон­сти­ту­ции есть регу­ли­ро­ва­ние отно­ше­ний в сфе­ре бра­ка и семьи, жилищ­ных отно­ше­ний и т.п. Зна­чит ли это, что мож­но при­нять Кон­сти­ту­ци­он­ный закон о бра­ке и семье, Кон­сти­ту­ци­он­ный закон о жили­ще и т.п.? Но в отно­ше­нии них хотя бы есть регу­ли­ро­ва­ние в Кон­сти­ту­ции. А вот как быть, напри­мер, с Кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном о Меж­ду­на­род­ном финан­со­вом цен­тре «Аста­на» (от 7 декаб­ря 2015г.)? Об этом Цен­тре нет, и не может быть ника­ко­го упо­ми­на­ния в Кон­сти­ту­ции. Тем не менее, этот закон тоже был при­нят как Кон­сти­ту­ци­он­ный!

Что же каса­ет­ся Кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на о пер­вом пре­зи­ден­те, то нор­ма о том, что «ста­тус и пол­но­мо­чия Пер­во­го Пре­зи­ден­та Казах­ста­на опре­де­ля­ют­ся Кон­сти­ту­ци­ей Рес­пуб­ли­ки и Кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном» (п.4 ст. 46 Кон­сти­ту­ции), была вклю­че­на в Кон­сти­ту­цию толь­ко в 2007 году (закон от 21 мая).

ИЗМЕНЕНИЯ,

вне­сён­ные в закон о пер­вом пре­зи­ден­те

1.Кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном от 14 июня 2010 года – сло­ва «Пер­вый Пре­зи­дент РК» допол­не­ны сло­ва­ми «Лидер Нации».

Кро­ме того, непри­кос­но­вен­ность иму­ще­ства, при­над­ле­жа­ще­го пер­во­му президенту–лидеру Нации, рас­про­стра­не­на на чле­нов его семьи. А так­же на исполь­зу­е­мые ими жили­ще и слу­жеб­ные поме­ще­ния, слу­жеб­ный транс­порт, сред­ства свя­зи, пере­пис­ку, при­над­ле­жа­щие им доку­мен­ты. Гаран­ти­ру­ет­ся бан­ков­ская тай­на и непри­кос­но­вен­ность бан­ков­ских сче­тов пер­во­го пре­зи­ден­та РК –лиде­ра Нации и сов­мест­но про­жи­ва­ю­щих с ним чле­нов его семьи.

Дан­ный закон Н.А. Назар­ба­ев отка­зал­ся под­пи­сы­вать. Поэто­му его под­пи­са­ли дру­гие лица. В кон­це тек­ста зако­на ука­за­но:

«Насто­я­щий Кон­сти­ту­ци­он­ный закон скреп­лен под­пи­ся­ми Пред­се­да­те­ля Сена­та Пар­ла­мен­та – Тока­е­ва К.К., Пред­се­да­те­ля Мажи­ли­са Пар­ла­мен­та – Муха­меджа­но­ва У.Б., Пре­мьер-Мини­стра –Маси­мо­ва К.К., что сви­де­тель­ству­ет о юри­ди­че­ской кор­рект­но­сти насто­я­ще­го Кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на и о юри­ди­че­ской ответ­ствен­но­сти этих долж­ност­ных лиц за его закон­ность».

Надо ска­зать, что такой поря­док при­ня­тия зако­нов Кон­сти­ту­ци­ей не преду­смот­рен. В п. 2 ст. 62 Кон­сти­ту­ции закреп­ле­но, что зако­ны РК всту­па­ют в силу после их под­пи­са­ния имен­но пре­зи­ден­том.

Одна­ко в Кон­сти­ту­ци­он­ном законе от 16 октяб­ря 1995 г. «О Пар­ла­мен­те Рес­пуб­ли­ки Казах­стан и ста­ту­те его депу­та­тов» в пунк­тах 2 и 3 ст.19 преду­смот­ре­но, что пре­зи­дент в месяч­ный срок под­пи­сы­ва­ет закон или воз­вра­ща­ет его обрат­но с заме­ча­ни­я­ми. Если в месяч­ный срок закон не воз­вра­щен, он счи­та­ет­ся под­пи­сан­ным. В дан­ном слу­чае пре­зи­дент закон не воз­вра­тил.

2.Кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном от 2 янва­ря 2012 года – ста­тья 1 зако­на о пер­вом пре­зи­ден­те допол­не­на частью тре­тьей:

«Пер­вый Пре­зи­дент Рес­пуб­ли­ки Казахстан–Лидер Нации» по сво­е­му ста­ту­су обла­да­ет зва­ни­ем «Халық қаһар­ма­ны» (Народ­ный герой) с вру­че­ни­ем зна­ка осо­бо­го отли­чия – Золо­той звез­ды и орде­на «Отан».

При при­ня­тии это­го зако­на пре­зи­дент посту­пил ана­ло­гич­но – отка­зал­ся его под­пи­сы­вать, но не воз­вра­тил обрат­но. По исте­че­нии месяч­но­го сро­ка закон всту­пил в силу. К это­му зако­ну был сде­лан сле­ду­ю­щий ком­мен­та­рий:

«Кон­сти­ту­ци­он­ный закон «О вне­се­нии допол­не­ния в Кон­сти­ту­ци­он­ный закон Рес­пуб­ли­ки Казах­стан «О Пер­вом Пре­зи­ден­те Рес­пуб­ли­ки Казахстан–Лидере Наций» не под­пи­сан Пре­зи­ден­том Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, но в соот­вет­ствии со ста­тьей 19 Кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на «О Пар­ла­мен­те Рес­пуб­ли­ки Казах­стан и ста­ту­се его депу­та­тов» счи­та­ет­ся под­пи­сан­ным, в свя­зи с чем всту­пил в силу и вве­ден в дей­ствие.

Кон­сти­ту­ци­он­ный закон скреп­лен под­пи­ся­ми Пред­се­да­те­ля Сена­та Пар­ла­мен­та и Пре­мьер-Мини­стра, что соглас­но пунк­ту 3 ста­тьи 45 Кон­сти­ту­ции сви­де­тель­ству­ет о юри­ди­че­ской ответ­ствен­но­сти этих долж­ност­ных лиц за его закон­ность».

3.Кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном от 3 июля 2013 года непри­кос­но­вен­ность иму­ще­ства рас­про­стра­не­на на иму­ще­ство, при­над­ле­жа­щее фон­ду пер­во­го пре­зи­ден­та, уточ­нен ста­тус его кан­це­ля­рии, лич­ная биб­лио­те­ка и лич­ный архив объ­яв­ле­ны наци­о­наль­ным досто­я­ни­ем и пере­да­ны из соб­ствен­но­сти пер­во­го пре­зи­ден­та в соб­ствен­ность госу­дар­ства.

4. Кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном от 20 июля 2000 года вне­се­ны неко­то­рые незна­чи­тель­ные допол­не­ния в ст. 3 о непри­кос­но­вен­но­сти и в ст. 6 об охране пер­во­го пре­зи­ден­та.

5. Кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном от 15 июня 2017 года сло­ва «Лидер Нации» заме­не­ны сло­вом «Елба­сы».

6.Кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном от 22 декаб­ря 2017года пра­во вхо­дить в состав Сове­та Без­опас­но­сти РК заме­не­но на пра­во воз­глав­лять Совет Без­опас­но­сти.

К это­му мож­но доба­вить, что 5 июля 2018 года был при­нят закон РК «О Сове­те Без­опас­но­сти РК».

Нор­ма­тив­ным поста­нов­ле­ни­ем Кон­сти­ту­ци­он­но­го Сове­та от 28 июня 2018 года дан­ный закон был при­знан соот­вет­ству­ю­щим Кон­сти­ту­ции. В част­но­сти, в поста­нов­ле­нии было отме­че­но, что:

«Кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вой ста­тус Сове­та Без­опас­но­сти харак­те­ри­зу­ет его осо­бое поло­же­ние и согла­су­ет­ся с под­пунк­том 20) ста­тьи 44 Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Казах­стан».

А теперь посмот­рим, что запи­са­но в под­пунк­те 20) ст.44 Кон­сти­ту­ции:

«Пре­зи­дент РК: обра­зу­ет Совет Без­опас­но­сти и иные кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­ные орга­ны, а так­же Ассам­блею наро­да Казах­ста­на и Выс­ший Судеб­ный Совет».

То есть, речь идет о кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­ном органе при пре­зи­ден­те (ст.33 Кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на РК от 26 декаб­ря 1995 г. «О Пре­зи­ден­те РК»). Меж­ду тем, судя по зако­ну о Сове­те Без­опас­но­сти, дан­ный орган мало похож на кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­ный.

Соот­вет­ствен­но, в законе о Сове­те Без­опас­но­сти нет ни одно­го упо­ми­на­ния о том, что он явля­ет­ся кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­ным орга­ном. Напро­тив, в ста­тьях 1 и 3 закреп­ле­но, что он явля­ет­ся кон­сти­ту­ци­он­ным орга­ном с мощ­ны­ми функ­ци­я­ми вплоть до заслу­ши­ва­ния еже­год­но­го докла­да пра­ви­тель­ства, пер­вых руко­во­ди­те­лей госу­дар­ствен­ных орга­нов, обсуж­де­ния кан­ди­да­тов на долж­но­сти пер­вых руко­во­ди­те­лей всех цен­траль­ных и мест­ных испол­ни­тель­ных орга­нов и т.п.

Реше­ния Сове­та Без­опас­но­сти всту­па­ют в силу после утвер­жде­ния его пред­се­да­те­лем, при необ­хо­ди­мо­сти они реа­ли­зу­ют­ся еще и акта­ми пре­зи­ден­та РК (п. 5 ст. 6 зако­на).

Но глав­ным пока­за­те­лем для меня, как юри­ста, явля­ет­ся вклю­че­ние в закон о пра­во­вых актах от 6 апре­ля 2016 г. нор­ма­тив­ных пра­во­вых актов пред­се­да­те­ля Сове­та Без­опас­но­сти РК, при­чем сра­зу после нор­ма­тив­ных пра­во­вых ука­зов пре­зи­ден­та (под­пункт 2–1) п.2 ст.7 зако­на). Более того, акты пред­се­да­те­ля Сов­беза, наря­ду с нор­ма­тив­ны­ми поста­нов­ле­ни­я­ми Кон­сти­ту­ци­он­но­го Сове­та и Вер­хов­но­го суда, нахо­дят­ся вне иерар­хии нор­ма­тив­ных пра­во­вых актов, уста­нов­лен­ной пунк­та­ми 1 и 2 ст. 10 зако­на о пра­во­вых актах (п.5 ст.10 Зако­на).

Таким обра­зом, акты пред­се­да­те­ля Сове­та Без­опас­но­сти коти­ру­ют­ся почти наравне с ука­за­ми пре­зи­ден­та и выше любо­го дру­го­го нор­ма­тив­но­го акта. Более того, они нахо­дят­ся вне иерар­хии нор­ма­тив­ных пра­во­вых актов (как юри­сту, мне это пред­став­ля­ет­ся непо­нят­ным и оши­боч­ным, но факт есть факт).

Поэто­му очень труд­но гово­рить о том, что Совет Без­опас­но­сти явля­ет­ся кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­ным орга­ном при пре­зи­ден­те стра­ны. Тут, явно или неяв­но, наблю­да­ет­ся про­ти­во­ре­чие под­пунк­ту 20) ст.44 Кон­сти­ту­ции. В свя­зи с этим юри­стам, гото­вив­шим про­ект зако­на о Сове­те Без­опас­но­сти, сле­до­ва­ло бы поста­вить вопрос о вне­се­нии соот­вет­ству­ю­щих изме­не­ний в под­пункт 20) ст.44 Кон­сти­ту­ции.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Таким обра­зом, вне­сен­ные изме­не­ния при­ве­ли к тому, что сего­дня Кон­сти­ту­ция стра­ны суще­ствен­но отли­ча­ет­ся от той, какой она была в 1995 году.

При этом бро­са­ет­ся в гла­за юри­ди­че­ский под­текст: эти изме­не­ния во мно­гом пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­но «направ­ле­ны» на пер­во­го пре­зи­ден­та «в знак при­зна­ния его исто­ри­че­ских заслуг перед наро­дом Казах­ста­на». Сле­до­ва­тель­но, на вто­ро­го и после­ду­ю­щих пре­зи­ден­тов РК они не рас­про­стра­ня­ют­ся. Поэто­му мож­но пред­по­ло­жить, что по мере тран­зи­та вла­сти все эти изме­не­ния пере­ста­нут дей­ство­вать, и Кон­сти­ту­ция при­об­ре­тет пер­во­здан­ный вид.

Я не знаю, как будут даль­ше раз­ви­вать­ся собы­тия, но я думаю, что в любом слу­чае необ­хо­ди­ма кон­сти­ту­ци­он­ная рефор­ма. Поэто­му у меня есть пред­ло­же­ния, кото­рые, как мне пред­став­ля­ет­ся, помо­гут в демо­кра­ти­за­ции госу­дар­ства и раз­ви­тии граж­дан­ско­го обще­ства Казах­ста­на.

  1. Реор­га­ни­зо­вать пар­ла­мент, сде­лать его одно­па­лат­ным как более отве­ча­ю­щем уни­тар­но­сти госу­дар­ства, убрать все нор­мы, огра­ни­чи­ва­ю­щие его дея­тель­ность. Вве­сти выбор­ность всех без исклю­че­ния депу­та­тов.
  2. Пере­дать пар­ла­мен­ту функ­ции назна­че­ния и осво­бож­де­ния от долж­но­сти гла­вы и чле­нов пра­ви­тель­ства, а так­же заслу­ши­ва­ния их регу­ляр­ных отче­тов о резуль­та­тах сво­ей дея­тель­но­сти.
  3. Создать при пар­ла­мен­те посто­ян­ную Обще­ствен­ную пала­ту (по 2–3 пред­ста­ви­те­ля от каж­дой обла­сти и горо­дов рес­пуб­ли­кан­ско­го зна­че­ния). Пору­чить ей пред­ва­ри­тель­ное обсуж­де­ние каж­до­го зако­но­про­ек­та – для мак­си­маль­но­го уче­та инте­ре­сов жите­лей каж­до­го реги­о­на стра­ны.
  4. При­нять новый закон о выбо­рах. Выбо­ры долж­ны быть тай­ны­ми, пря­мы­ми, в основ­ном по мажо­ри­тар­ной систе­ме (за отдель­ных кан­ди­да­тов). Выбо­ры по про­пор­ци­о­наль­ной систе­ме, даже если их преду­смот­реть, то в неболь­шом про­цент­ном соот­но­ше­нии с выбо­ра­ми по одно­ман­дат­ным окру­гам. Вос­ста­но­вить воз­мож­ность само­вы­дви­же­ния. Преду­смот­реть уча­стие наблю­да­те­лей от всех участ­ву­ю­щих в выбо­рах кан­ди­да­тов, от пар­тий и обще­ствен­ных объ­еди­не­ний на всех ста­ди­ях изби­ра­тель­но­го про­цес­са, в том чис­ле при вскры­тии урн и под­сче­те голо­сов. То же самое при онлайн-выбо­рах.
  5. Убрать все огра­ни­че­ния для созда­ния пар­тий. Пусть пар­тий будет мно­го, и пусть все они борют­ся за голо­са изби­ра­те­лей.
  6. Изби­рать аки­мов всех уров­ней все­на­род­но, на кон­курс­ной осно­ве.
  7. Вве­сти выбор­ность судей всех уров­ней насе­ле­ни­ем соот­вет­ству­ю­ще­го реги­о­на, вплоть до Вер­хов­но­го Суда. Может быть, это устра­нит зави­си­мость судей от выше­сто­я­ще­го началь­ства и помо­жет в борь­бе с кор­руп­ци­ей, раз­ла­га­ю­щей судеб­ную систе­му.
  8. Пре­об­ра­зо­вать Кон­сти­ту­ци­он­ный Совет в Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд с предо­став­ле­ни­ем ему пра­ва рас­смат­ри­вать на пред­мет соот­вет­ствия Кон­сти­ту­ции как зако­но­про­ек­тов, так и всту­пив­ших в силу зако­нов, и под­за­кон­ных актов по заяв­ле­ни­ям госу­дар­ствен­ных орга­нов (в том чис­ле судов), юри­ди­че­ских лиц и любо­го граж­да­ни­на.
  9. Запре­тить транс­фер­ты из Наци­о­наль­но­го фон­да в бюд­жет на теку­щие цели. Направ­лять сред­ства Нац­фон­да на соци­аль­ное стра­хо­ва­ние, здра­во­охра­не­ние, обра­зо­ва­ние и нау­ку, а так­же на пря­мые выпла­ты диви­ден­дов насе­ле­нию. Послед­нее пред­ло­же­ние выгля­дит попу­лист­ским, но имен­но так живут ряд стран, напри­мер, сосед­няя Мон­го­лия. Там зна­чи­тель­но мень­ше при­род­ных ресур­сов, чем в Казах­стане, и, тем не менее, каж­дый граж­да­нин еже­год­но полу­ча­ет опре­де­лен­ную сум­му – пока по 1 тыся­че дол­ла­ров на чело­ве­ка, но есть тен­ден­ция роста.
  10. Отме­нить декла­ри­ро­ва­ние дохо­дов граж­дан, кро­ме госу­дар­ствен­ных слу­жа­щих. В отно­ше­нии людей, живу­щих на зар­пла­ту, оно бес­смыс­лен­но и при­не­сет лишь новые рас­хо­ды и пута­ни­цу. В основ­ном декла­ри­ро­ва­ние уда­рит по сред­не­му клас­су. Кро­ме того, у меня есть серьез­ные опа­се­ния, что при нашем уровне кор­руп­ции дан­ные декла­ри­ро­ва­ния могут лег­ко попасть в руки кри­ми­на­ла.

 Все эти пре­об­ра­зо­ва­ния могут быть про­из­ве­де­ны даже без вне­се­ния боль­ших изме­не­ний в Кон­сти­ту­цию и не при­ве­дут к изме­не­нию кон­сти­ту­ци­он­но­го строя. Но они спо­соб­ны послу­жить суще­ствен­но­му оздо­ров­ле­нию обще­ствен­ной обста­нов­ки, во мно­гом снять про­тестные настро­е­ния, спо­соб­ство­вать раз­ви­тию демо­кра­тии и прин­ци­пов спра­вед­ли­во­сти в Казах­стане.

Республиканский еженедельник онлайн