КТО СМОЖЕТ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ КУРОРТ «КОКЖАЙЛАУ»

Оценка маркетинговой части технико-экономического обоснования (ТЭО) строительства горного курорта «Кокжайлау». Часть 4


Продолжение анализа раздела 13 «Маркетинг» (том 1 книга 1 ТЭО строительства горного курорта «Кокжайлау»), который подготовил директор интегрированный маркетинговых исследований «Alexander & Partners» Александр Колмаков (Alexander Kolmakov):

  1. ЧЁТКО ОПРЕДЕЛЕННАЯ ЦЕЛЕВАЯ ГРУППА ОТСУТСТВУЕТ

Так кто же будет посетителем планируемого горнолыжного курорта? Согласно данным Комитета по статистике МНЭ РК, среднедушевой ежемесячный доход 83,4% казахстанцев составляет не более 70 000 тенге, и 83,24% казахстанцев тратят не более 60 000 тенге в месяц. Авторы ТЭО при этом считают, что:

«…Кыргызстан будет продолжать привлекать лыжников с низким уровнем дохода из Алматинского региона, поскольку горнолыжным курортам в Казахстане будет тяжело конкурировать с ним по цене. Следовательно, горному курорту «Кокжайлау» предложено ориентироваться на лыжников со средним уровнем дохода и доходами выше среднего».

Получается, что курорт не будет отвечать возможностям большинства населения? Четкого ответа на этот вопрос в ТЭО не обнаружено. Есть следующее обозначение целевой группы курорта:

«Целевая аудитория Кокжайлау – это:

  • Гости во время каникул/отпусков/праздников, которые проживают в гостинице или приезжают из города, семьи с детьми в выходные дни;
  • Ежедневные посетители из Алматы;
  • Место и для недлительных поездок международных туристических групп и индивидуальных путешественников».

Однако если более 80% этих гостей не может себе позволить такой отдых, то можно ли считать проект направленным на развитие спорта в стране? И не лучше ли использовать плато Кок-Жайляу для развития не менее прибыльного и более доступного экотуризма? Ответов на эти вопросы в маркетинговой части ТЭО нет.

Зато есть данные по посещениям местных горнолыжных курортов собственно лыжниками и экскурсантами, т. е. теми, кто просто выехал на природу в горы. Ниже представлена сводная таблица на основе данных маркетинговой части ТЭО (см. таблицу).

Как видно из нее, в Казахстане интерес к горнолыжному спорту значительно уступает просто горным прогулкам или другим видам активности на природе. Даже в зимний период курорты посещает экскурсантов в среднем в три раза больше, чем лыжников.

И снова возникает вопрос: а стоит ли вообще вкладывать деньги в проект, который не так интересен целевой группе, как прогулки в горах и другие виды активности?

Тем более что строить курорт собираются в том месте, где как раз возможны эти иные виды активности. Безусловно, инфраструктура планируемого курорта учитывает и их, однако не будет ли целесообразнее сосредоточиться только на этих видах активности, отказавшись от строительства затратного горнолыжного курорта?

Ответа на этот вопрос в ТЭО нет» (конец части 4).

blank

Примечание Вадим Борейко:

31 мая на презентации концепции курорта, где он был позиционирован как горный, а не горнолыжный, городской, а не международный, всесезонный, а не зимний, Наиль Нуров, директор управляющей компании проекта — «Almaty Mountain Resorts», заявил: 60% посетителей составят алмаатинцы, 20% — казахстанцы из других регионов, 20% — иностранцы (см. фото).

4 ноября на общественных слушаниях он же сказал, что цены на «Кокжайлау» будут «несравненно ниже», чем на «Шымбулаке».

В течение года Наиль Фаридович неоднократно называл курорт «социальным объектом», детально не расшифровывая, какой смысл он вкладывает в это выражение.

На недавних дебатах со мной сторонник курорта Мухтар Тайжан тоже говорил про «социальный объект», а также уверенно обещал, что акимат будет дотировать проезд на гондольной трассе от Медео до Кокжайлау.

Между тем, официальных заявлений из акимата о том, что курорт будет «социальным», или о каких-либо дотациях не поступало.

Республиканский еженедельник онлайн