ЛИДЕРАМ ПАРТИИ «Нур Отан» ГРОЗЯТ САНКЦИИ

Цитата:

«Загранбюро оппозиции Казахстана владеет информацией о выводе казахстанскими чиновниками и их приближенными более 170 миллиардов долларов из Казахстана за рубеж. Мы активно участвуем в составлении санкционных списков и баз данных не только в США, но и в европейских структурах.

Серик МЕДЕТБЕКОВ:

  • Коррупция, словно попавшая на металл ржавчина, поедает всё на своем пути. Насквозь проржавевшая казахстанская клептократия давно приняла международные масштабы. Активы, т.н. казахстанской «политической элиты», а в простонародье ворья, часто мелькают в разных офшорах. Умения коррупционеров «договариваться» со своими зарубежными коллегами несут реальную угрозу основам демократии, что стали понимать главы зарубежных государств. Об этом, в частности, свидетельствует инициатива Белого дома по разработке и принятию пакета законопроектов против клептократов. На эти темы мы побеседовали с руководителем Заграничного бюро Казахской оппозиции Сериком МЕДЕТБЕКОВЫМ.
Серик Медетбеков, руководитель Заграничного бюро Казахстанской оппозиции

– Серик Рахимбаевич, как бы ни было печально, но словосочетания «Казахстан» и «коррупция» стали синонимами. О том, что коррупция и кумовство пожирают страну, знают все, но ничего с этим поделать не могут. Именно поэтому новость о том, что администрация Байдена решила уделить особое внимание транснациональной коррупции, в зону охвата которой входит и наша страна, вселяет надежду. Однако об инициативе американского президента по борьбе с глобальной коррупцией в Казахстане умолчали, поэтому мы решили обратиться именно к вам, как руководителю Загранбюро казахстанской оппозиции. Расскажите, о чем идет речь и какие мрачные перспективы это сулит казахстанскому режиму.

– Инициатива президента Джо Байдена «Меморандум 200», в первую очередь, это переход процесса борьбы с коррупцией из законодательной в исполнительную плоскость. Это — экстраординарная мера в арсенале вашингтонской администрации. Она обязывает все спецслужбы страны в течение двухсот дней предоставить президенту полный отчёт о такой национальной угрозе США как иностранная коррупция.

Этим меморандумом президент Джо Байден официально объявил борьбу с коррупцией как с одной из основных угроз национальной безопасности. Одна из целей администрации Джо Байдена — пресечение попыток отмывания грязных коррупционных денег из-за границы посредством покупки жилой и коммерческой недвижимости в Соединённых Штатах.

В меморандуме говорится о «поддержке и укреплении потенциала гражданского общества, СМИ и других субъектов надзора и подотчётности в проведении исследований и анализа тенденций в области коррупции». Это как раз именно та помощь, которой сейчас не хватает правозащитным организациям, независимым журналистам и расследователям. Если раньше клептократы из стран с авторитарным режимом просто нарушали американский закон, избегая лишнего внимания, то сейчас эти действия становятся предметом уголовного расследования.
Мы надеемся, что реакцией на меморандум Байдена станет поток идей и инициатив, которые могут помочь в борьбе с коррупцией задолго до истечения 200-дневного срока представления отчета и рекомендаций.

Мрачные перспективы – это внутривидовая борьба среди коррупционеров и мошенников Казахстана, окружения и семьи Назарбаева, межклановые разборки… Все это получает новый импульс.

– Команда Акежана Кажегельдина не первый год занимается поиском незаконно вывезенных из Казахстана денег. Думаю, что ваши наработки и имеющаяся информация пригодятся администрации Байдена. Намерены ли вы сотрудничать с Белым домом, и можно ли утверждать, что Загранбюро выступит в качестве консультанта Конгресса?

Загранбюро уже много лет занимается антикоррупционными расследованиями, и оно накопило огромную базу данных, документов, свидетельств преступлений, отчётов о движении денег на коррупционных счетах. Организация вскрыла связи между клептократами, схемы разворовывания, вывода в офшоры и отмывания денег всех казахстанцев.
Загранбюро оппозиции Казахстана владеет информацией о выводе казахстанскими чиновниками и их приближенными более 170 миллиардов долларов США из Казахстана за рубеж.
Мы активно участвуем в составлении санкционных списков и баз данных не только в США, но и в европейских структурах.

Благодаря принятым в странах Запада антикоррупционным законам и инициативам сейчас появилась возможность не только искать, замораживать такие активы, но и возвращать их (репатриировать).

Кроме нас этим занимаются международные правозащитные и журналистские организации (KIAR, OCCRP, ICJI, …). Но самое интересное – это отдельные «охотники», компании бывших сотрудников спецслужб и разведорганизаций.
Мы уже давно живём в 21 веке, и нужно понимать, что сейчас нет возможности укрыть или безопасно спрятать активы. Многие страны открывают не только реестры конечных бенефициаров компаний и владельцев недвижимости, само владение анонимными счетами перестаёт быть возможным. Скоро вы не сможете вести бизнес, если ваши активы зарегистрированы в офшоре.
Если к нам обратятся правоохранительные органы США или стран ЕС в рамках открытых дел, то мы охотно передадим всю имеющуюся информацию по казахстанским клептократам.

Включая новые имена – такие, как Бауржан Байбек, Кенес Ракишев, Кайрат Боранбаев.

– В начале весны была информация, что Коалиция гражданского общества Казахстана наняла американскую лоббистскую контору, чтобы продавить в Конгрессе США закон по примеру «Акта Магнитского» касательно клептократии в Казахстане. В связи с этим какие можно провести параллели между работой КГО и инициативой Белого дома?

blank
Ботагоз Исаева, координатор Коалиции гражданского общества «Дөңгелек үстел»

Коалиция гражданского общества «Дөңгелек үстел» ничего не продавливает, тем более в Конгрессе! Она активно работает в США уже не первый месяц, один из координаторов этой работы Ботагоз Исаева. Процесс принятия санкций против казахстанских коррупционеров и преступлений чиновников против прав человека – это совместная работа с американскими неправительственными организациями.
Например, конгрессмен Бенни Томпсон выступил в Конгрессе США, рассказав о тайной схеме Тимура Кулибаева по выкачиванию миллионов долларов из мегапроекта по строительству газопровода в Центральной Азии. Это инициировало расследования. Мы ожидаем, что это не окажется единственным выступлением конгрессменов и сенаторов по теме борьбы с казахстанскими коррупционерами и нарушителями прав человека.

Кроме нового санкционного списка существует ещё «Список Жанаозена» и «Список Агадила». Их также активно продвигает Коалиция гражданского общества «Дөңгелек үстел».

– Согласно оказавшемуся в свободном доступе документу, в мае 2018 года казахстанские власти в лице министра юстиции Бекетаева подписали договор о сотрудничестве с иностранным гражданином Робертом Шэрманом, специализирующимся на защите зарубежных активов. Гонорар Шэрмана с учетом продления договора составил более 3 млн. долларов США. Как бы вы прокомментировали появление этого документа?

– Коалиция гражданского общества «Дөңгелек үстел» внесла санкционный список казахстанских клептократов на рассмотрение Госдепа и правоохранительных структур США. Против этого списка и пытается бороться минюст Казахстана, выплачивая огромные суммы лоббистам. Поручение, которое выдал Марат Бекетаев, в первую очередь в том, чтобы остановить расследования, связанные с семьёй первого президента, и вывести некоторые фамилии из готовящегося санкционного списка.

История повторяется: ведь то же самое делал Александр Мирчев в ходе первого «Казахгейта». Тогда эти попытки провалились и ни к чему не привели – «Казахгейт» закончился приговором американского суда по факту дачи взятки Нурсултану Назарбаеву.
Я не думаю, что к доводам минюста Казахстана кто-то будет прислушиваться, тем более Марат Бекетаев сам находится в санкционном списке, а одна из американских лоббистских компаний имеет конфликт интересов. Но вся эта затея – очередная попытка освоить бюджет, дать заработать доверенным юридическим компаниям и своему окружению.

– Не думаете ли вы, что под инициативой борьбы с клептократией кроется противостояние Белого дома и Кремля, а Акорда затягивается под жернова в силу тесного сотрудничества с Россией. В случае, если американская противокоррупционная машина заработает, какую сторону займет Казахстан?

– Как бы ни хотелось власти придумать новую конспирологическую теорию, оправдывающую разворовывание страны, это не так. Речь идёт конкретно о чиновниках из окружения бывшего президента Назарбаева и членах его семьи. Огромное количество расследований, проведённых силами независимых журналистов, ляжет в основу прокурорских запросов, дел и будет рассмотрены правоохранительными органами США.

Активы этих людей находятся на территории США, они нарушили американские законы, соответственно эти кейсы будут рассматривать правоохранительные органы и суды США.

Новая антикоррупционная прокуратура Евросоюза в свою очередь займется теми преступлениями, которые были совершены на территории ЕС.

– Вопрос о новой антикоррупционной прокуратуре Евросоюза: как вы думаете, что уготовит для Казахстана этот грозный орган?

– Загранбюро много лет лоббировало принятие действенного антикоррупционного законодательства в странах ЕС. На примере преследования Рахата Алиева в разных странах, поиска его активов мы показывали депутатам Европарламента слабости законодательства в борьбе с отмыванием денег. Мы говорили о разрушительном влиянии грязных денег на демократические ценности и властные структуры Запада.
В 2014 году резолюция Европарламента обязала все страны Евросоюза имплементировать антикоррупционные законы в национальное законодательство. Это запустило процесс борьбы с коррупцией. В течение последующих нескольких лет практически все страны Евросоюза приняли новое антикоррупционное законодательство.

Например, в Великобритании, кроме антикоррупционного закона, были приняты ещё подзаконные акты и созданы новые структуры, такие как NCA и SFO, занимающиеся расследованием этих серьёзных преступлений. Одним из громких дел стала история попадания активов Рахата Алиева в собственность Дариги Назарбаевой и ее сына. Сейчас на правоохранительном уровне идёт расследование происхождения многоквартирных домов и особняков в центре Лондона.

Радио «Свобода – Азаттык» написала о смерти швейцарского бизнесмена, который имеет отношение к дочери Н.Назарбаева – Алие Назарбаевой. Вам известны подробности этой истории, и что пишет в связи с этим европейская пресса?

– Это не первая таинственная смерть, связанная с казахстанской элитой. Я бы вспомнил и убийство Рахатом Алиевым двух топ-менеджеров «Нурбанка», к которому причастен внук Назарбаева. Смерть двух топ-менеджеров дочерней компании ENRC, так называемого “евразийского трио”, Джеймса Бефеля, бывшего главы группы ENRC (ныне ERG – ДАТ) по добыче меди и кобальта в Демократической Республике Конго и Геррита Стридома, генерального менеджера «Конго Кобальт Корпорейшн», дочерней компании ENRC.
Убийство Алтынбека Сарсенбаева, обладавшего информацией против Дариги Назарбаевой… Убийство Заманбека Нуркадилова, имевшего компромат на высокопоставленных чиновников и президента… Список таких смертей будет только расти.

Я уверен, что все, кто связан с казахстанской элитой, с коррупцией, с выведенными из страны деньгами, кто обладает доступом к украденным активам – находятся в зоне опасности.
Самый надёжный способ для невольных соучастников или сотрудников отвести от себя опасность — сообщить казахскому обществу, властям демократических стран и международным НПО сведения об известных коррупционных преступлениях своих шефов. Существуют закрытые каналы связи, которые гарантируют анонимность заявителей. В скором демократическом будущем такие люди заслужат соответствующее вознаграждение.

– Мы наблюдаем, что нынешнее противостояние протестных групп разделилось. Одни борются внутри страны, другие за ее пределами. Каким вы видите инструмент для координации и объединения их усилий?

– Координация, объединение усилий – это вопрос, который поднимается с первого дня существования казахстанской оппозиции. Координация гражданских активистов, координация работы правозащитников, объединение их усилий в борьбе за права человека – эти процессы идут постоянно и не зависят от воли одного человека или группы людей. Это и есть демократия. При этом надо понимать, что некоторые бежавшие на запад чиновники и бизнесмены используют оппозиционную риторику с единственной целью – получить политическое убежище. Они в первую очередь борются с гражданскими активистами, правозащитниками и оппозицией, а не с властью.
В реальности на сегодняшний день процесс становления гражданского общества расширяется, появляется огромное количество людей неравнодушных, новое поколение молодых гражданских активистов и правозащитников, новые движения, партии. Почти два года назад появилась диалоговая площадка – Коалиция гражданского общества «Дөңгелек үстел», с чётко изложенными целями, стратегией, тактическими вопросами, начиная с новой Конституции, вопросов о земле, выборах прав многодетных матерей, проекте закона о люстрации.

Одна из последних инициатив коалиции «Дөңгелек үстел» – это признание партии «Нур Отан» «нежелательной организацией» на Западе. Это грозит ей проблемами в ПАСЕ, Европарламенте, для лидеров «Нур Отана» чревато санкциями, а для простых членов – сложностями при выезде за границу или при работе с западными бизнес-партнёрами.

В целом же простым казахстанцам, особенно молодому поколению, нужно помнить, что своё будущее мы можем построить только сами, никто нам не поможет в этом. Мы можем только использовать международные инструменты и помощь, но нашу работу за нас никто не сделает.

Если мы будем сидеть и ждать, то да, украденные активы найдут, заморозят, санкции введут, уголовные дела откроют, казахстанских клептократов осудят, но без демократических изменений в стране, без перемен в сознании людей будущее так и не станет светлым.

Благодарю за откровенную беседу!

Азамат ШОРМАНХАНУЛЫ, «D»

Добавить комментарий

Республиканский еженедельник онлайн