Наша справка

Асхат Шарипжанов – казахстанский журналист. В разные годы работал в газете «DAT» и интернет-журнале «Навигатор». Специализировался на политических темах. Асхат раскрывал имена замешанных в коррупции политических деятелей и неформальные схемы взаимоотношений стоящих у власти людей. 

16 июля 2004-го года Шарипжанова сбила машина. Накануне он записал интервью с оппозиционными политиками Заманбеком Нуркадиловым. По словам родных, диктофон с записями был у Асхата при себе, однако после ДТП диктофон пропал.

blank


Мой брат – АСХАТ

  • Политическому обозревателью газеты «DAT» Асхату Шарипжанову 9 февраля исполнилось бы 57 лет. В связи с этой черной датой в 23-х летней истории газеты мы публикуем воспоминания младшей сестры Асхата – алматинки Боты Шарипжан, которые обнародовал портал Masa.media со ссылкой на Твиттер автора. Публикация в источнике называется «Как назарбаевский режим повлиял на мою семью и лишил меня двух старших братьев»…

В нашей семье всегда были довольно либеральные взгляды. Наш с братьями папа (у нас разные мамы) был в свои годы сатириком в журнале «Шмель» (типа «Шарли Эбдо» в советском Казахстане). 

Папа закончил журфак, и его талант передался двум моим братьям. Сначала расскажу об Асхате. На фото он молод и свеж. В 2000-е Асхат писал оппозиционные материалы на острые темы в газету «DAT» и интернет-журнал «Навигатор» (нынешняя «ZONA.kz»).

Асхат активно занимался расследованиями и незадолго до своей смерти готовил два больших интервью — с Заманбеком Нуркадиловым и Алтынбеком Сарсенбаевым. Оба они позднее были убиты.

Алтынбек Сарсенбаев (на фото – слева) – политический и государственный деятель. В начале 2000-х годов – сопредседатель Демократической партии «Ак жол», которая тогда была оппозиционной. После раскола партии «Ак жол» организовал незарегистрированную партию «Настоящий Ак жол». 

Убит в 2006 году. Многие казахстанские политики и общественные деятели, соратники Сарсенбаева, считают убийство политически мотивированным. По официальной версии, убийство было совершено «из чувства мести», а заказчиком был бывший руководитель аппарата сената Ержан Утембаев и некоторые бывшие офицеры КНБ. 

В 2006 году Утембаева признали виновным по делу о заказном убийстве Сарсенбаева и осудили на 20 лет. В 2014 году его освободили, так как киллер Рустам Ибрагимов изменил свои показания и назвал заказчиком преступления бывшего зятя Назарбаева Рахата Алиева. 

Сам Рахат Алиев в своей книге «Крестный тесть» писал, что заказчиков убийства Алтынбека Сарсенбаева нужно искать в высшем руководстве страны. 

После освобождения Утембаев отказался от любой политической деятельности. По сообщениям СМИ, он скончался в 2018 году.

blank

Заманбек Нуркадилов – политик, первый аким Алматы. В ноябре 2005 года его нашли мертвым, с тремя огнестрельными ранениями: два выстрела были сделаны в грудь, один – в голову. По официальной версии, он покончил с собой. 

В то время Нуркадилов был одним из самых жестких критиков Назарбаева. Как пишет «Радио Азаттык», в 2004 году Заманбек Нуркадилов заявил о наличии у него «чемодана компроматов». Из журналистов он общался только с однимдвумя людьми, в том числе с политическим обозревателем газеты «DAT» и репортером алматинской интернет-газеты «Навигатор» Асхатом Шарипжановым, братом Боты, который погиб при загадочных обстоятельствах после очередной встречи с Нуркадиловым.

В 2004 году (в год своей смерти) Асхат звонил брату и говорил, что готовит «бомбу». Также сообщил, что получил пару анонимных угроз, но не стал придавать им значения.

20 июля моего брата не стало – его сбила машина в Алматы на Абая-Ауэзова. Подстроено было хорошо, водитель сел на 3 года, но при Асхате не было обнаружено диктофона с теми самыми интервью. По версии полиции, машина «Мицубиси-Галант» сбила Асхата, который, не завершив переход, внезапно развернулся и пошел в обратную сторону. 

Задолго до этих событий, еще в 90-х, мой другой брат (старший) Мерхат стал активно интересоваться оппозицией, переехал в Мюнхен, потом в Прагу – работать в казахской редакции «Радио Азаттык». Отсюда также повышенное внимание к Асхату.

После убийства Асхата Мерхату становилось с каждым разом сложнее приезжать в Казахстан. Его задерживали по сущей ерунде. КНБ прослушивал наш домашний телефон: Мерхат болтал с папой, а Асхат часто приходил в гости.

Я пишу, что режим лишил меня двух братьев, а не одного, потому что чем дальше, тем больше Мерхат терял связи с Казахстаном, наш отец и еще один общий брат умерли. Ему настолько заказан путь в Казахстан, что он даже не смог увидеть похороны матери.

Асхат был хорошим братом, мы ездили вместе на дачу, и он как-то сделал мне детский гамак. Для режима часть моей семьи была настолько неуместна, что мне не удалось сохранить семейные узы, несмотря на то, что, очевидно, мы могли быть очень близки.

Поэтому я ненавижу риторику «у нас неумелая оппозиция». У нас репрессии, и они продолжаются изо дня в день. Журналистов убивают, сажают в тюрьму и рушат их семьи. В меня впитывали аполитичность как могли, чтобы я жила долго, счастливо и на свободе.

В Вашингтоне существует мемориал журналистам, погибшим при исполнении своего долга, и там есть имя Асхата (Мемориал в честь журналистов, погибших при исполнении служебных обязанностей, находился в Вашингтоне, в музее Newseum. В 2020 году музей закрыли – прим. ред.).

Я горжусь, что я его сестра. Раньше я побаивалась рассказывать о таком — типа убийства, чернуха. Но важно понимать: даже если вы не хотите втягиваться в политику, она всегда на вас влияет.

В детстве это было прикольно, папа навещал братьев в СИЗО по всяким мелочам, было смешно, что кто-то подслушивает мои бредни по телефону. Это было будто нормой, понимаете. Но нормой не должно быть. Вчера это водитель «Мицубиси», сегодня – «Новичок».

Чтобы быть уверенным оппозиционером в Казахстане, тебе, видимо, должно быть нечего терять. Выходишь на митинг – готовься в спецприемнике посидеть. Ну как сейчас в России.

Бота ШАРИПЖАН

Masa.media

Добавить комментарий

Республиканский еженедельник онлайн