fbpx

ПОСИДЕЛ БЫ ПРОКУРОР В ИЗОЛЯТОРЕ…

8 янва­ря 2019 года в Алма­ты суд вынес при­го­вор быв­ше­му руко­во­ди­те­лю Неза­ви­си­мой ассо­ци­а­ции пред­при­ни­ма­те­лей (НАП) Тал­га­ту Аку­ову. Его при­зна­ли винов­ным в мошен­ни­че­стве в осо­бо круп­ном раз­ме­ре и осу­ди­ли на 6 лет и 8 меся­цев лише­ния сво­бо­ды с содер­жа­ни­ем в коло­нии обще­го режи­ма.

Гла­ва НАП свою вину не при­знал.

По мне­нию неко­то­рых поль­зо­ва­те­лей соц­се­тей, Тал­гат Аку­ов, уро­же­нец г. Темир­тау и начи­нав­ший свою карье­ру там, как и экс-пре­мьер РК Серик Ахме­тов, стал жерт­вой интриг спи­ке­ра мажи­ли­са Нур­ла­на Ниг­ма­ту­ли­на – их доро­ги тес­но пере­пле­та­лись в годы их ком­со­моль­ской моло­до­сти.

На днях, нахо­дясь в местах не столь отда­лен­ных, экс-пред­се­да­тель НАП при­слал в редак­цию нашей газе­ты свое обра­ще­ние к гла­ве госу­дар­ства Назар­ба­е­ву, пред­се­да­те­лю Вер­хов­но­го суда РК Аса­но­ву, гене­раль­но­му про­ку­ро­ру Кожам­жа­ро­ву и мини­стру внут­рен­них дел Тур­гум­ба­е­ву. Текст обра­ще­ния пуб­ли­ку­ем с незна­чи­тель­ны­ми сокра­ще­ни­я­ми.

В СМИ сей­час широ­ко обсуж­да­ет­ся тема о дове­рии насе­ле­ния стра­ны к нашей пра­во­вой и судеб­ной систе­ме. В допол­не­ние к тем пред­ло­же­ни­ям, кото­рые выска­зал в сво­их выступ­ле­ни­ях пред­се­да­тель Вер­хов­но­го суда РК Жакип Аса­нов, хотел доба­вить и свои. Они каса­ют­ся кар­ди­наль­ной рефор­мы, кото­рые затро­нут вопро­сы необ­хо­ди­мо­сти вне­се­ния изме­не­ний в уго­лов­ный и уго­лов­но-про­цес­су­аль­ный кодек­сы.

Пред­се­да­тель Вер­хов­но­го суда на бри­фин­ге сооб­щил жур­на­ли­стам, что «…в 2016 году было 1,7 мил­ли­о­на дел судеб­ных мате­ри­а­лов, в 2017 году – 2,7 мил­ли­о­на, в теку­щем году мы ожи­да­ем 3,8 мил­ли­о­на дел. За два года в два раза воз­рос­ло коли­че­ство дел. Наблю­да­ет­ся ано­маль­ный рост, и вся эта лави­на идет на судей город­ских и рай­он­ных судов… Такое коли­че­ство дел ведет к тому, что оте­че­ствен­ные судьи физи­че­ски не в состо­я­нии разо­брать­ся с дела­ми».

Счи­таю, что уве­ли­че­ние судеб­ной нагруз­ки за послед­ние три года свя­за­но с тем, что пере­стал вестись кон­троль за сро­ка­ми про­ве­де­ния след­ствен­ных меро­при­я­тий. Сле­до­ва­те­ли из 18 видов санк­ций по 14 напря­мую идут в суды, минуя про­ку­ра­ту­ру, а там судьи про­сто их штам­пу­ют на «кон­вей­е­ре». Из-за это­го во мно­гих слу­ча­ях людей без вся­ких раз­би­ра­тельств сажа­ют в СИЗО и на несколь­ко меся­цев про­сто забы­ва­ют о них. Я это вижу на про­тя­же­нии все­го года, что нахо­жусь в СИ-18 г. Алма­ты. По УПК РК первую санк­цию на арест выда­ет суд на 2 меся­ца «авто­ма­том» сра­зу, как толь­ко полу­ча­ет от сле­до­ва­те­ля доку­мен­ты, а про­ку­ро­ры об этом даже и не зна­ют. После чего аре­сто­ван­ных забы­ва­ют, никто уже о них не бес­по­ко­ит­ся, на след­ствен­ные меро­при­я­тия их не при­гла­ша­ют, по исте­че­нии двух меся­цев сле­до­ва­тель сно­ва обра­ща­ет­ся в суд на про­дле­ние аре­ста и ему сно­ва «авто­ма­том» его про­дле­ва­ют. Судья нико­гда не зада­ет­ся даже вопро­сом, что было сде­ла­но след­стви­ем за эти два меся­ца. Про­дле­ние санк­ции на арест про­во­дит­ся заоч­но, без уча­стия обви­ня­е­мо­го.

Мно­гие аре­сто­ван­ные после таких мытарств жалу­ют­ся, что сле­до­ва­те­ли таким обра­зом пыта­ют­ся выжать из них и их род­ствен­ни­ков хоть какую-то взят­ку. Счи­таю, что имен­но такая халат­ная рабо­та сле­до­ва­те­лей и созда­ет вели­ко­леп­ную поч­ву для кор­руп­ции. И пра­виль­но гово­рит Жакип Аса­нов, что из-за пря­мо­го досту­па след­ствия и дозна­ния в судеб­ные орга­ны по полу­че­нию санк­ци­о­ни­ро­ва­ния след­ствен­ных дей­ствий в судах идет пере­на­сы­ще­ние. Даже уго­лов­ные про­ступ­ки по при­каз­но­му про­из­вод­ству направ­ля­ют­ся в суды, хотя это про­ти­во­ре­чит Кон­сти­ту­ции стра­ны. Так как, соглас­но глав­но­му зако­ну стра­ны, уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние от име­ни госу­дар­ства долж­на осу­ществ­лять про­ку­ра­ту­ра и, соот­вет­ствен­но, хода­тай­ство о выда­че санк­ций и уго­лов­ные дела долж­ны попа­дать толь­ко от над­зор­но­го орга­на.

На сего­дня сло­жи­лась пара­док­саль­ная ситу­а­ция. Нико­му нет дела до того, что аре­сто­ван­ный про­сто так отси­жи­ва­ет­ся в след­ствен­ном изо­ля­то­ре и госу­дар­ство в лице нас, нало­го­пла­тель­щи­ков, несет неоправ­дан­ные рас­хо­ды на содер­жа­ние порой неви­нов­ных людей. Даже в самом учре­жде­нии никто не пони­ма­ет, для чего дер­жат под стра­жей столь­ко людей, с кото­ры­ми не про­во­дит­ся ника­ких след­ствен­ных дей­ствий. След­ствен­ный изо­ля­тор (№18), где сидят 1300 заклю­чен­ных, – пере­пол­нен! А это ведь одно из самых боль­ших учре­жде­ний в стране.

На моих гла­зах (а я побы­вал за год в 15 каме­рах, каж­дая из кото­рых по 8 чело­век) десят­ки людей по про­стым про­ступ­кам, кото­рые сле­до­ва­те­ля­ми долж­ны рас­смат­ри­вать­ся мак­си­мум за один месяц, сидят в каме­рах до 6–8 меся­цев. Из-за это­го искус­ствен­но­го сдер­жи­ва­ния след­ствен­ных меро­при­я­тий (по сро­кам в 3–4 раза боль­ше, чем мог­ло бы быть), за послед­ние три года нако­пи­лись уго­лов­ные дела, кото­рые лави­ной обру­ши­лись на судей, в резуль­та­те чего судьи сей­час про­сто не успе­ва­ют каче­ствен­но про­во­дить судеб­ные засе­да­ния.

Как-то один из эко­но­ми­стов про­счи­тал, что содер­жа­ние одно­го заклю­чен­но­го в Казах­стане обхо­дит­ся госу­дар­ству в 11 тыс. тен­ге в сут­ки. Это вклю­чая затра­ты на стро­и­тель­ство и содер­жа­ние зда­ний МВД, про­ку­ра­ту­ры, судов, ком­му­наль­ные и транс­порт­ные затра­ты, зар­пла­ты, коман­ди­ро­воч­ные, а так­же всех след­ствен­ных изо­ля­то­ров и учре­жде­ний испра­ви­тель­ной систе­мы и т.д. Если все эти затра­ты раз­де­лить на коли­че­ство заклю­чен­ных, то и полу­чим 11 тыс. тен­ге в сут­ки. Оправ­да­ны ли такие затра­ты? Что самое инте­рес­ное – рас­хо­ды рас­тут с каж­дым годом. И в этом я вижу заин­те­ре­со­ван­ность всех по цепоч­ке: сле­до­ва­те­ля, про­ку­ро­ра, судьи, а самое глав­ное – учре­жде­ния. Ведь чем боль­ше людей в учре­жде­нии, тем боль­ше мож­но «спи­сать». А уве­ли­че­ние нагруз­ки на судей вынуж­да­ет госу­дар­ство про­из­во­дить допол­ни­тель­ные мате­ри­аль­ные затра­ты на уве­ли­че­ние коли­че­ства судей и улуч­ше­ние соци­аль­но­го паке­та.

Счи­таю, что­бы умень­шить рас­хо­ды на содер­жа­ние заклю­чен­ных и раз­гру­зить судей­ский кор­пус, необ­хо­ди­мо зако­но­да­тель­но уста­но­вить сро­ки дослед­ствен­ных меро­при­я­тий, а имен­но: по «мел­ким» ста­тьям – не более 1 меся­ца, по «сред­ним» – 2 меся­ца, по «тяж­ким» – не более 3‑х меся­цев, по «осо­бо тяж­ким» – не более 4‑х меся­цев, а если «в груп­пе лиц», то добав­лять не более 2‑х меся­цев. И в судах при­дер­жи­вать­ся того же регла­мен­та. Тогда это под­стег­нет сле­до­ва­те­лей, про­ку­ро­ров и судей к уско­ре­нию про­цес­сов рас­смот­ре­ния уго­лов­ных дел. И судьи чаще будут при­ме­нять залог и пору­чи­тель­ство. Это силь­но раз­гру­зит след­ствен­ные изо­ля­то­ры. Так­же сокра­ще­ние заклю­чен­ных даст воз­мож­ность в тече­ние 2–3 лет сокра­тить коли­че­ство поли­цей­ских и уве­ли­чить им зар­пла­ту.

И конеч­но, в судах нуж­но каче­ствен­ное судей­ство. Меня все боль­ше пора­жа­ет, что выпус­ка­ют на сво­бо­ду имен­но тех, кто реаль­но угро­жа­ет обще­ству и кто дол­жен сидеть в тюрь­ме. На моих гла­зах выпус­ка­ли людей под «огра­ни­че­ние», хотя у них несколь­ко при­во­дов и на них по 10–15 эпи­зо­дов краж и ограб­ле­ний.

Для судей поче­му-то глав­ное – что­бы под­су­ди­мый зами­рил­ся с потер­пев­шим, т.е. вер­нул ему день­ги. Но ведь это не глав­ное, ведь нуж­но смот­реть и на его образ жиз­ни, сколь­ко он совер­шил эпи­зо­дов и сколь­ко он за корот­кое вре­мя совер­шил краж и ограб­ле­ний и т.д. Ведь что инте­рес­но, такие воры и гра­би­те­ли выхо­дят на сво­бо­ду под огра­ни­че­ние и, не исправ­ля­ясь, совер­ша­ют повтор­но кра­жу или гра­беж и их сно­ва отпус­ка­ют. Поче­му так про­ис­хо­дит? С какой целью это дела­ет­ся?

В то же вре­мя судят неви­нов­ных людей из-за неспра­вед­ли­во­сти судеб­ной систе­мы, кото­рая дает им необос­но­ван­но боль­шие сро­ки. На мой взгляд, 0,2% оправ­да­тель­ных при­го­во­ров гово­рит о том, что судьи, начи­ная судеб­ные про­цес­сы, уже заве­до­мо при­дер­жи­ва­ют­ся обви­ни­тель­но­го укло­на. Прин­цип равен­ства обви­не­ния и защи­ты нару­ша­ет­ся с само­го нача­ла. Я сам на суде пер­вой инстан­ции неод­но­крат­но гово­рил судье Р. Селиц­ко­му, что суд под­ме­ня­ет собой сто­ро­ну обви­не­ния. Ведь это стран­но, что из 3‑х часов судеб­но­го про­цес­са сто­роне защи­ты дали выска­зать­ся все­го 10 минут…

Я сам за один год, нахо­дясь в след­ствен­ном изо­ля­то­ре, имея за пле­ча­ми 30-лет­ний стаж юри­ди­че­ской рабо­ты, помог сот­ням аре­сто­ван­ных сво­и­ми кон­суль­та­ци­я­ми, под­го­то­вил 25 апел­ля­ци­он­ных жалоб и все вре­мя хотел понять, поче­му люди не могут защи­тить себя в суде? Поче­му систе­ма защи­ты в суде фак­ти­че­ски не рабо­та­ет? В чем при­чи­на? Адво­ка­ты у нас сла­бые и без­зу­бые или все же при­чи­на в судей­стве? Поче­му оправ­да­тель­ных при­го­во­ров в Казах­стане все­го 0,2%? И если пред­се­да­тель ВС пыта­ет­ся «свер­ху» най­ти при­чи­ны пло­хо­го судей­ства, то я эту про­бле­му вижу изнут­ри и в ком­плек­се.

Счи­таю, и это мое глу­бо­кое убеж­де­ние, что вина за пло­хое каче­ство след­ствия и судей­ства в первую оче­редь ложит­ся на сотруд­ни­ков про­ку­ра­ту­ры. Хоть орга­ны про­ку­ра­ту­ры и пред­став­ля­ют в суде сто­ро­ну обви­не­ния, в то же вре­мя имен­но про­ку­ра­ту­ра отве­ча­ет за пра­виль­ность при­ме­не­ния зако­нов.

Вот здесь как раз и вся про­бле­ма. Про­ку­ра­ту­ра име­ет все рыча­ги вли­я­ния, что­бы не было пере­ко­са в суде, но честь мун­ди­ра чаще пере­ве­ши­ва­ет гирю весов в сто­ро­ну обви­не­ния. Даже если про­ку­рор видит оче­вид­ное нару­ше­ние зако­нов со сто­ро­ны обви­не­ния, он закры­ва­ет на это гла­за, чем потвор­ству­ет без­за­ко­нию в суде. Ведь судья в сво­ем реше­нии на 100% пола­га­ет­ся на про­ку­ро­ра как гаран­та закон­но­сти про­ве­де­ния суда. Вслед­ствие тако­го заблуж­де­ния и про­ис­хо­дит в суде мораль­ное пре­вос­ход­ство обви­не­ния над защи­той, не остав­ляя послед­ней ника­ких шан­сов.

В Гер­ма­нии, что­бы урав­но­ве­сить пра­ва обви­не­ния и защи­ты, про­во­дят прак­ти­че­ское обу­че­ние про­ку­ро­ров, искус­ствен­но сажая их (под раз­ны­ми леген­да­ми) в след­ствен­ные изо­ля­то­ры на срок 4 меся­ца сре­ди аре­сто­ван­ных. Стран­но, что у нас до сих пор не вве­ли такую систе­му. Ведь имен­но такой под­ход дал бы воз­мож­ность про­ку­ро­рам изнут­ри в след­ствен­ных изо­ля­то­рах пооб­щать­ся с аре­сто­ван­ны­ми и понять, поче­му они счи­та­ют, что казах­стан­ская судеб­ная систе­ма НЕспра­вед­ли­во отно­сит­ся к сво­им граж­да­нам. И им было бы луч­ше вид­но, кто счи­та­ет себя спра­вед­ли­во осуж­ден­ным, а кто – неви­нов­ным. Тогда в стране появят­ся след­ствен­ные про­ку­ро­ры, кото­рые уже не будут про­пус­кать лож­ные обви­не­ния и штам­по­вать обви­ни­тель­ные акты, не вни­кая в их суть. У про­ку­ра­ту­ры появят­ся сотруд­ни­ки, кото­рые нач­нут отсе­и­вать неза­кон­ные обви­не­ния со сто­ро­ны след­ствия.

В Казах­стане не рабо­та­ют две ста­тьи Уго­лов­но­го кодек­са РК, а имен­но: 419‑я (заве­до­мо лож­ный донос) и 412‑я (при­вле­че­ние заве­до­мо неви­нов­но­го к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти). Пред­се­да­тель Вер­хов­но­го суда РК под­твер­дил мое мне­ние, ука­зав в сво­ем выступ­ле­нии, что никто не ведет ста­ти­сти­ки, а зна­чит, фак­ти­че­ски не кон­тро­ли­ру­ет рабо­ту судей на уровне рай­о­нов и обла­стей: «В обла­стях апел­ля­ция отды­ха­ет, ни за что не отве­ча­ет, а мы (Вер­хов­ный суд) из-за сво­ей без­зу­бо­сти созда­ем усло­вия, что­бы на апел­ля­ции так себя вели наши кол­ле­ги»; «при­влечь к ответ­ствен­но­сти судей за гру­бые нару­ше­ния мож­но, если об этом ука­за­но в поста­нов­ле­нии кас­са­ци­он­ной инстан­ции».

Так­же Аса­нов под­нял вопрос о том, что у граж­дан воз­ни­ка­ют вопро­сы по пово­ду того, что суд выно­сит раз­ные реше­ния по схо­жим делам. Такой вопрос неод­но­крат­но воз­ни­кал и у меня. Поче­му-то у боль­шин­ства заклю­чен­ных при­сут­ству­ет мне­ние, что за день­ги мож­но дого­во­рить­ся в суде. И я несколь­ко раз слы­шал о том, что с судья­ми кто-то смог за день­ги дого­во­рить­ся на сни­же­ние сро­ка. Если бы про­ку­ро­ры поси­де­ли сре­ди заклю­чен­ных, то они бы уди­ви­лись, как и на каких усло­ви­ях мож­но дого­ва­ри­вать­ся в судах и на досу­деб­ных меро­при­я­ти­ях. Этот фак­тор тоже подо­гре­ва­ет рай­он­ных судей, кото­рые зара­нее при­ни­ма­ют сто­ро­ну обви­не­ния, не обра­щая порой вни­ма­ние, что они пред­на­ме­рен­но сами нару­ша­ют зако­ны.

В моем слу­чае про­изо­шла имен­но такая ситу­а­ция, когда судья, видя оче­вид­ное нару­ше­ние зако­на, про­дол­жал судеб­ные засе­да­ния, кото­рых было 26. Я по несколь­ко раз пода­вал хода­тай­ства про­ку­ро­ру г. Алма­ты и судье Селиц­ко­му о том, что в уго­лов­ном деле рас­смат­ри­ва­ют­ся заяв­ле­ния повтор­но, по тем же искам, кото­рые уже были рас­смот­ре­ны в граж­дан­ском суде, но судья упор­но про­дол­жал вести суд, пока я не насто­ял на том, что­бы не тра­ти­ли вре­мя и суд вынес свое реше­ние. Я пре­крас­но пони­мал судью, ведь у меня было резо­нанс­ное дело, и он не мог на себя взять лич­ную ответ­ствен­ность и при­нять оправ­да­тель­ный при­го­вор.

Но тогда воз­ни­ка­ет вопрос: чего сто­ят при­ни­ма­е­мые депу­та­та­ми зако­ны, кото­рые вынуж­ден нару­шать судья? Вот здесь и воз­ни­ка­ет дилем­ма. По зако­нам я прав, но что делать с теми людь­ми, кото­рые не зна­ют, как вер­нуть свои день­ги, кото­рые они поте­ря­ли из-за «рей­дер­ских» дей­ствий бра­тьев Ниг­ма­ту­ли­ных? При­шлось мне в про­цес­се под­го­тов­ки рас­смот­ре­ния мое­го дела в апел­ля­ци­он­ном суде зами­рить­ся со все­ми заяви­те­ля­ми и под­пи­сать с ними миро­вое согла­ше­ние.

Пред­се­да­тель Вер­хов­но­го суда РК сей­час в слож­ном поло­же­нии. С одной сто­ро­ны, нуж­но соблю­дать пра­ва и неза­ви­си­мость судей­ско­го кор­пу­са; с дру­гой – нака­зы­вать судей за нару­ше­ние ими прин­ци­пов закон­но­сти и спра­вед­ли­во­сти.

Я согла­сен с его сло­ва­ми: «Мы сами, Вер­хов­ный суд, про­во­ци­ру­ем нека­че­ствен­ное пра­во­су­дие на местах, пото­му что прин­ци­пи­аль­но не реа­ги­ру­ем. Мы счи­та­ем свою зада­чу выпол­нен­ной, когда отме­ни­ли, изме­ни­ли. А даль­ше что? Поче­му в отно­ше­нии судьи не ста­вит­ся вопрос? Поче­му мы людей вынуж­да­ем идти в Вер­хов­ный суд? На местах они почув­ство­ва­ли свою без­от­вет­ствен­ность, без­на­ка­зан­ность, поэто­му не отве­ча­ют за своё реше­ние». Есть над чем заду­мать­ся всем.

Моё обра­ще­ние к вам – это крик души от име­ни неви­нов­ных людей, кото­рые попа­ли в тюрь­му по сте­че­нию раз­ных обсто­я­тельств и хотят чест­но­го, спра­вед­ли­во­го, осно­ван­но­го на нор­мах зако­на раз­би­ра­тель­ства их уго­лов­ных дел. При­ми­те все наши пред­ло­же­ния, и если они будут полез­ны­ми, то про­сим их внед­рить в прак­ти­ку.

Если полу­чит­ся пред­ста­вить ответ, то мы пой­мем, что наши попыт­ки вне­сти свои пред­ло­же­ния в раз­ви­тие зако­но­да­тель­ства не напрас­ны и, воз­мож­но, най­дут своё отра­же­ние в совер­шен­ство­ва­нии пра­во­вой и судеб­ной систе­мы.

Тал­гат АКУОВ,

СИ-18 г. Алма­ты 

Республиканский еженедельник онлайн