СЛОВА ВНУКА о полном моральном РАЗЛОЖЕНИИ

Было всё. Грандиозные планы, силы, поначалу даже доверие и любовь народа. 

Флаг, герб, гимн, суверенитет, валюта, границы, ресурсы, огромная территория, покладистый малочисленный народ. 

Новая столица, инвесторы, деньги рекой, реформы, мечты о новом Сингапуре и Эмиратах. Авторитет в тюркских странах, попытки заявить о себе на международной арене.

«Болашак», «100 шагов», «Нурлыжол», «Рухани Жангыру». Слагали песни, снимали фильмы, ставили памятники не только на родине. 

Власть, абсолютная власть.

Бездарные жадные дети, зятья, внуки, племянники. Брат и дочь, ненавидимые и презираемые всеми. Деньги, пресыщение, роскошь, замки в Европе, миллиардные счета, женщины, бастарды. Окружение сверху донизу, все больше вместо результативных – преданные льстецы, вместо честных – подельники, вместо разумных – ненасытные. Воруют все, врут все, деградируют все. 

На закате жизни – предает близкий человек, чей отец когда-то хотел отнять власть и был изгнан. Ненадежный зависимый изнеженный внук говорит ужасные вещи, кричащие о полном моральном разложении. Скорей всего врет, но народ, давно уставший и презирающий, не испытывает ни капли жалости. 

Люди, когда-то боявшиеся одного взгляда, смеются и топчут твое имя. 

Улюлюкает толпа, пускают слюни газеты, с явно нетрезвым внуком блогеры записывают видео, заклятый враг выходит в прямой эфир. Это итог непомерной жадности, несправедливости и чувства превосходства. 

80 лет. История конечно рассудит, а пока придется повисеть на позорном столбе.

Уходи вовремя, но при абсолютной власти можно уйти только на тот свет.

Динара СЕЙСЕН

Айсултан Рахат: Я БОЮСЬ МАТЕРИ и экс-генерала КНБ АЛЬНУРА МУСАЕВА

«В скором времени они меня будут пытаться либо убить, либо доказать, что я псих, либо как отца моего в камере повесят! Моя сила с Аллахом и его сыном Иисусом и со святым духом», – написал сын старшей дочери елбасы Дариги Назарбаевой и Рахата Алиева, найденного повешенным в австрийской тюрьме в 2015 году, на своей странице в Фейсбук под ником Aisultan Rakhat.

А вчера на ней появилось сообщение: «Все журналисты если хотите поговорить со мной я нахожусь в Priory Hospital Hayes Grove. Мой номер телефона +447….» (Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены. – Ред.).

… Трубку на том конце провода взяли сразу. Поскольку на видеосвязь он не вышел, то был задан вопрос, чем Айсултан подтвердит, что он, это он – сын Рахата Алиева и внук первого президента Казахстана. На что последовал совет: «Верьте своему сердцу». Интервью длилось часа полтора, но реальной записи набралось всего 30 минут. Обычно замечательная связь с Великобританией в этот раз без конца прерывалась, звук пропадал. «Глушат», – посетовал Айсултан. Да и сам он тоже то ли был сильно болен, то ли не очень трезв или может еще что-то: задыхался, речь иногда бывала замедленной, заторможенной или же звучала шепотом.

Айсултан сообщил, что находится в Priory Hospital Hayes Grove, клинике по лечению от наркомании и тяжелых форм депрессии, расположенной в городке Хейс (пригород Лондона). «Во-первых, в целях безопасности, во-вторых, подлечиться», – сказал он.

– Кого вы боитесь?

– Матери и ее людей. В первую очередь – экс-генерал КНБ Альнура Мусаева.

– Чем же вы не угодили им?

– Тем, что они своей магией не могли похоронить меня. Вы знаете, что КНБ вербовали людей с помощью магии?

– Вы имеете в виду, наверное, гипноз?

– Нет, я говорю про магию. Она разного типа бывает. (Далее Айсултан и вовсе ошарашил). Меня всегда тянуло к деду. Позже выяснилось, что он мой отец. Понимаете?

 – А кто же тогда ваша мама?!

– Не знаю. Этот вопрос вам лучше задать моему деду. Но когда вы будете спрашивать его об этом, я должен быть рядом, чтобы объяснить, как так получилось. 

– Кем тогда вам приходится Рахат Алиев?

– Он отец, который меня воспитал. Я ему благодарен за то, что я сегодня все еще жив и все еще хожу на своих ногах.

 – А кто сейчас вас содержит? В общем, на что вы живёте?

– Все мои деньги присвоила мать. Когда у меня на счетах оставалось совсем мало денег, я подписал доверенность, чтобы она управляла моими счетами.

– Вы имеете в виду заграничные счета? 

– У меня там счетов нет, я человек не супербогатый, хотя на данный момент не бедствую. Сколько Бог посылает денег, мне того и не хватает. Счастье не во власти и в деньгах.

– Это правда, что Рахат Алиев переписал на вас свои активы?

– Этих денег уже нет. Их у меня украли моя мать вместе с Альнуром Мусаевым, с которым они очень близкие друзья. Оба всю жизнь вынашивают план, как захватить власть в Казахстане. Все эти годы мать была серым кардиналом всех движений, которые происходили в Казахстане. Если бы вы знали, сколько грязи у нее было по отношению к родной матери Саре Алпысовне.

 – А ваши детство и юность были счастливыми?

– Нашу семью моя мать испортила. Все интриги и стравливание родственников между собой идут от нее.

– Вы имеете в виду Даригу Назарбаеву?

– Естественно. Как она это делает? А вы у Сары Алпысовны спросите, у Алии Назарбаевой и Динары Нурсултановны. Они все всё знают, но бояться что-то говорить.

 – Но вашего деда никак не назовешь слабым человеком, чтобы он мог допустить манипулировать собой.

 – Он – очень добрый человек и любящий отец, готовый для всех своих детей сделать всё, что угодно.

– Кого вы сегодня считаете самым близким человеком или другом?

 – У меня нет ни одного друга кроме Аллаха.

 – А в Казахстан не собираетесь возвращаться?

 – Очень хочу вернуться, чтобы сказать там правду. Меня сам Бог к этому призывает. Я и сам в шоке от того, что именно на меня пал его выбор. Я ведь не самый лучший из людей. Я ему (Богу) благодарен за то, что он привел меня в наркоманию.

– ?!

– Когда стоишь на краю обрыва и видишь смерть, начинаешь меняться и становиться человеком. Если бы вы сюда приехали, я бы вам рассказал, как и почему я подсел на наркотики. Это очень долгий рассказ, он займет много времени.

– Но кто вас подсадил на наркотики?

– Это был мой выбор. Я был слаб и одинок. Отца, с которым я был близок, потерял. Дед был далек от меня. Ему было не до меня – у него всегда работы было много. Если честно, в Казахстане я работал на Альнура Мусаева. Один из немногих специалистов, кто прошёл в школу КГБ еще при СССР, единственный казах, работавший в Москве в системе 8 Главного управления МВД СССР, он умел вербовать. Мусаев отправил меня в Австрию, чтобы я смог вернуть отца на родину. Но я эту задачу не выполнил, и тогда они с матерью сами убили его в тюрьме.

– Но Рахат Алиев покончил ведь жизнь самоубийством!

– Заключения от следственных органов о том, что это было именно так, до сих пор нет. В его смерти очень много дырок.

– Насколько мы знаем, у вашего отца руки у самого по локоть в крови безвинных людей.

– Я не могу отвечать за него. Это его жизнь, его путь. Если честно, я даже не знаю, верить мне или нет в то, что он кого-то убивал. Если да, то перед Аллахом он сам за это будет отвечать.

– Когда вы первый раз все-таки попробовали наркотики?

 – Первый раз? Я был еще очень молод, когда это случилось. Потом смог отойти от этого. Но когда отца не стало, снова провалился в наркотики. Выйти из них очень тяжело. Возможно, это самое слабое место во мне. Поэтому я и не понимаю, почему Бог помогает мне.

– А как вы прокомментируете драку с полицейским в Лондоне?

– Я расскажу, какая там была ситуация на самом деле. Мать прислала в Англию своих людей, чтобы они, скрутив мне руки, увезли в Казахстан, чтобы затем засунуть в тюрьму в России. Вы знаете, о том, что я больше года провел в тюрьме?

– Да, мы знаем, что английское правосудие приговорило вас к году условно.

 – Это было потом. Я до этого в Орле сидел 14 месяцев. Затолкали меня туда без суда и следствия. И в этот раз моя мать решила повторить то же самое. Благодаря хорошей физической форме мне удалось бежать от ее людей. Я был счастлив проснуться в английской тюрьме. Благодарил бога за то, что он уберёт меня от них. В этот раз, попади в руки матери, все закончилось бы хуже, чем первый раз. Если вы в этом поглубже покопаетесь, то такое узнаете!

– А что там было на самом деле?

 – А вы свяжитесь с Ксенией Шевелевой, это хозяйка квартиры, в которую я вломился. Не знаю, жива она сейчас или нет, но если жива, то расскажет, что там произошло на самом деле.

– Ну а зачем вы ломились в чужую квартиру, если у вас в Лондоне есть своя?

– Ха! Потому что не хотел на пару лет попасть в тюрьму где-нибудь в Екатеринбурге просто за то, что я есть, живу, хожу по земле. 

– А сколько времени вы провели в английской тюрьме после того, как подрались с английским полицейским?

– Всего месяц.

– Но зачем вы били полицейского?

– Это они меня били, ну я и укусил за руку одного из них, а дальше люди стали придумывать какие-то истории. Спасибо скажите мне, что я вам, журналистам, дал такой повод.

 – Сегодня вы в своей семьи считаетесь, кажется, изгоем?

– Я бы не сказал. Спросите у деда. Мудрый человек, он прожил в тысячу раз больше таких ситуаций, чем я. Если у меня хватило духу сказать правду, то у него тем более. Вот на Западе его называют хитрым лисом, но, если честно, никакой он не лис. Дед просто очень добрый человек. Естественно, в его характере есть какие-то недостатки, как и в любом другом человеке. Я его люблю за то, что в нем нет этой вот прожженной корысти.

 – А вот в Казахстане его обвиняют в том, что вся страна приватизирована его ближайшими родственниками.

– Вы не задавались вопросом – кто его нагинал на приватизацию?

– Кто же?

– Да опять же она – моя мать. Но она действовала не теми методами, которые применяют мужики. Женщин другое – хитрость, оговоры, натравливание друг на друга.

– Вы были на похоронах отца.

– Был. Мы его хоронили втроем – я, брат и вторая жена отца.

– А с братом отношения поддерживаете?

– С братом? Э-э… В общем семья меня долго-долго гоняла, чтобы я отвернулся от Аллаха и поклонился всему черному. Ну вы понимаете, о чём я. Отношения с братом пытаюсь наладить. Я его люблю несмотря ни на что.

– Вы созваниваетесь?

– Бывает, но редко.

– А с дедом?

– Мы с ним разругались больше года назад, и я уехал. Мне еще много чего предстоит рассказать вам, журналистам.

– А как вы восприняли 19 марта прошлого года, когда дед ушёл с поста?

– Его мать заставила.

– Какой в этом был резон? Она ведь не села на трон.

– Но она очень надеялась, что сядет…

– Вы можете вспомнить случай, связанный с дедом?

– Врать не буду, в детстве я ещё скот был скот. Мне было лет шесть, когда он сказал мне: «Говори только правду. Будь всегда честен вне зависимости от ситуации»…

– А с другим дедом, академиком Алиевым, общались?

– Я об этом очень сильно сожалею, но в то время нет. Когда между дедом-президентом и отцом случилась эта последняя заварушка (тогда, кажется, был 2016 год, когда мать их стравила в очередной раз между собой), я находился на футбольном поле. Отец позвонил мне, сказал, чтобы ехал домой. Приехал, мы с ним немного поругались. Я ведь тогда на Альнура Мусаева работал. Этот человек перевернул у меня многие взгляды, но у меня была цель – спасти отца. На всё остальное на тот период мне было похер. Маму я видел редко, у нее никогда не было времени на меня, а с отцом мы были друзьями. «Как ты такое допустил?» А он: «Щенок! Куда ты лезешь?»

– А с какой целью Альнур Мусаев вас, в ту пору почти подростка, вербовал?

– Чтобы быть ближе к президенту, и чтобы «пасти» отца. Я быстро приучился к такой политике. Мне методам работы КНБ отец еще в детстве учил. Интриговал, лицемерил, играл какие-то роли, был кем угодно, но только не самим собой. Потом, когда отца рядом не стало, я в какой-то момент стал с дедом общаться настолько близко, что как-то незаметно для себя полюбил его также, как и отца. И внутри меня начался какой-то непонятный дисбаланс. То ли с дедом быть, то ли с отцом. Они мне оба были одинаково дороги.

– Ваш отец написал несколько разоблачительных книг про Нурсултана Назарбаева. Насколько они соответствуют действительности?

 – Я не читал их. Пока отец находился за границей, они с дедом тихо общались между собой, хотя на людях строили из себя непримиримых врагов. Им просто нужно было, чтобы моя мать верила в их якобы ссору.

– Ходят слухи, что Дарига Нурсултановна неродная дочь вашего деда.

– Я не знаю. Мои ДНК есть везде, что касается её, то, думаю, тоже есть смысл сделать анализ где-нибудь в европейской стране.

– Так как понимать ваше заявление о том, что Рахат Алиев, возможно, не является вашим отцом? Чей вы тогда отпрыск?

 – Спросите об этом у Нурсултана Абишевича. 

– О чём, Айсултан, вы сейчас мечтаете?

– О том, чтобы избежать конца света. Я-то готов уже уйти, но думаю о других людях. Господи, как я устал от всего этого… Мне очень грустно смотреть на землю, на людей…

Еxclusive.kz

Кому верить?

Айсултан ПРОПАЛ…

Разговаривал с Айсултаном по телефону. Как выяснилось, вчера ночью, когда он разговаривал со мной по телефону, на улице около клиники, где он находится, на него неожиданно напали неизвестные.

По словам Айсултана, клиника находится около леса и нападавшие появились со стороны леса. Айсултан сопротивлялся и сумел вырваться от нападавших. Во время драки ему порвали одежду, и у него пропал паспорт. 

Он, убегая от преследователей, будучи в панике, добежал до полицейского участка, где получил экстренную медицинскую помощь. Как сказал Айсултан, после того как он пришел в себя после уколов успокоительного, он попросил, чтобы полиция вернула его обратно в клинику.

По его словам, он звонил мне из клиники. Он передал, что его физическое состояние сейчас нормальное, но он по-прежнему боится за свою жизнь.

Остальную информацию я сообщу завтра…

Айсултан пропал. Последний раз я разговаривал с ним в четверг ночью. До этого в СМИ Казахстана писали, что его разместили якобы в психушку, давая понять, что теперь он замолчит надолго…

Но в четверг ночью он написал мне на телефон, по которому я с ним поддерживал контакт, что он хочет переговорить со мной. Он сообщил мне, что накануне на него было совершено нападение неизвестными лицами, от которых ему удалось бежать. В руки нападавших попал его паспорт. Сейчас он без документов и находится в клинике для лечения от наркозависимости, но не в психушке.

Мы с ним обсудили ряд действий, которые ему надо сделать, чтобы избежать риска быть похищенным и убитым. Договорились, что созвонимся в пятницу. Но он пропал…

В субботу он написал мне в инстаграм, с которого раньше присылал мне сообщения. Написав ряд смс в его инстаграм, я заподозрил, что его аккаунтом управляют посторонние люди. Предложил прислать мне голосовое сообщение с этого аккаунта и перезвонить мне на телефон. Но после этого аккаунт перестал мне писать…

Не удивлюсь, что Дарига в итоге организовала его похищение или блокаду. Могла закрыть Айсултана в специальную клинику, лишив связи с внешним миром…

Бывший председатель КНБ Альнур Мусаев выставил якобы геномную экспертизу, которая подтверждает, что Айсултан является сыном Рахата Алиева. Экспертиза датирована июлем 2013 года.

Каким-то чудесным образом эта «экспертиза» оказалась в руках Мусаева, причем в тот период времени, когда они находились с Рахатом Алиевым во враждебных отношениях. 

О том, что их отношения с Мусаевым разорваны, мне лично говорил еще в 2010 году сам Рахат…

Вчера ночью разговаривал с Айсултаном, и он опроверг эту «экспертизу» Мусаева. Он сообщил, что 31 августа 2013 года у него должна была состояться свадьба, и он находился в Казахстане, а также он в этот период посещал Лондон. Он не приезжал в Австрию в указанное на фальшивом документе Мусаева время.

Так что Альнур Мусаев распространяет в сети фальшивый документ… Одним словом, действия бывшего главы КНБ Мусаева подтверждают известное мнение: бывших комитетчиков не бывает…

Мухтар АБЛЯЗОВ

Добавить комментарий

Республиканский еженедельник онлайн