fbpx
blank

Айдархан КУСАИНОВ: В экономической политике Казахстана есть существенные дисбалансы

Kusainov-AydarhanАйдар­хан Куса­и­нов в 1994 году окон­чил физи­че­ский факуль­тет МГУ им. М.В. Ломо­но­со­ва, физик. В 1999 году закон­чил КИМЭП (Алма­ты), магистр эко­но­ми­ки, и в 2004 году – Аты­ра­ус­кий инсти­тут неф­ти и газа, инже­нер.

До 1998 года рабо­тал в кон­суль­та­ци­он­ном биз­не­се, в обла­сти кор­по­ра­тив­ных реструк­ту­ри­за­ций и при­ва­ти­за­ции. С 1998 по 2004 год рабо­тал на руко­во­дя­щих долж­но­стях в систе­ме неф­ти и газа РК, в ком­па­ни­ях ЗАО «НКТН КазТран­сОйл», «КазТранс­Газ», «Транс­порт неф­ти и газа», Мини­стер­стве энер­ге­ти­ки и мине­раль­ных ресур­сов.

С 2004 года вер­нул­ся в кон­суль­та­ци­он­ный биз­нес, создав ком­па­нию «Almagest», кото­рая спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на стра­те­ги­че­ском и управ­лен­че­ском кон­суль­ти­ро­ва­нии. Член Рос­сий­ской и Казах­стан­ской ассо­ци­а­ций неза­ви­си­мых дирек­то­ров. Неза­ви­си­мый дирек­тор АО «Интер­газ Цен­траль­ная Азия» – ком­па­ния явля­ет­ся опе­ра­то­ром маги­страль­ных газо­про­во­дов Казах­ста­на.

–Преж­де все­го хоте­лось бы узнать ваше мне­ние по пово­ду суще­ству­ю­ще­го сре­ди эко­но­ми­стов утвер­жде­ния о том, что в госу­дар­ствен­ной казне нет денег. Если это дей­стви­тель­но так, то любой из нас, нало­го­пла­тель­щи­ков, впра­ве задать вопрос пра­ви­тель­ству: а куда они поде­ва­лись, это дефи­цит все­го бюд­же­та или дефи­цит для манев­ри­ро­ва­ния ситу­а­ци­ей в эко­но­ми­ке?
– В госу­дар­ствен­ной казне нету денег в том смыс­ле, что госу­дар­ство как и обыч­ный чело­век име­ет дохо­ды и рас­хо­ды, дохо­дов так же, как и у обыч­но­го чело­ве­ка, не хва­та­ет на все рас­хо­ды. Так что я не пони­маю огуль­но­го утвер­жде­ния, что в казне нет денег.

Мы можем обсуж­дать вопро­сы при­о­ри­те­тов. На каж­дом эта­пе и в каж­дый пери­од вре­ме­ни финан­си­ро­ва­ние каких-то ста­тей бюд­же­та явля­ет­ся более при­о­ри­тет­ным, чем дру­гих, соот­вет­ствен­но послед­ние уре­за­ют­ся в поль­зу пер­вых. При­о­ри­те­ты закла­ды­ва­ют­ся в про­грам­мах раз­ви­тия, так что меха­низм реа­ли­за­ции вполне поня­тен.

Есть жела­ния и стрем­ле­ния уве­ли­чить финан­си­ро­ва­ние по опре­де­лен­ным ста­тьям, как пра­ви­ло, соци­аль­ных обя­за­тельств, и с этим необ­хо­ди­мо рабо­тать, обос­но­вы­вать необ­хо­ди­мость этих затрат, рабо­тать с пар­ла­мен­том, кото­рый в свою оче­редь дол­жен рабо­тать с пра­ви­тель­ством. На лозун­го­вые при­зы­вы дай­те боль­ше денег, фор­ми­ру­ет­ся не менее лозун­го­вый ответ – денег нет.

– Когда пра­ви­тель­ство или ана­ли­ти­ки от финан­сов и эко­но­ми­ки гово­рят «нет денег», то в обще­стве, как пра­ви­ло, зада­ют­ся вопро­сом: а к чему тогда гло­баль­ные про­ек­ты типа непре­кра­ща­ю­ще­го­ся стро­и­тель­ства Аста­ны и Все­мир­ной выстов­ки «ЭКСПО-2017»? Мол, все сред­ства ухо­дят на финан­си­ро­ва­ние амби­ций вла­сти. Как вы счи­та­е­те, насколь­ко спра­вед­ли­вы подоб­ные упре­ки граж­дан-рядо­вых нало­го­пла­тель­щи­ков? И вооб­ще, когда ответ­ствен­ные лица в пра­ви­тель­стве гово­рят об отсут­ствии денег в бюд­же­те стра­ны, не есть ли это повод для сомне­ний в уровне про­фес­си­о­на­лиз­ма пра­ви­тель­ства?

– Вопро­сы при­о­ри­тет­но­сти и эффек­тив­но­сти тех или иных про­ек­тов и ста­тей затрат долж­ны обсуж­дать­ся в обще­стве. Я кате­го­ри­че­ски наста­и­ваю на этом. Вме­сте с тем счи­таю крайне важ­ным вести эту дис­кус­сию в нор­маль­ном, взве­шен­ном рус­ле. Ино­гда бюд­жет­ные день­ги, потра­чен­ные не на повы­ше­ние пен­сий или зара­бот­ных плат бюд­жет­ни­кам, могут ока­зать боль­ший эффект для эко­но­ми­ки и обще­ства. Напри­мер, тот же ЭКСПО или стро­и­тель­ство Аста­ны или Олим­пи­а­ды.

Я под­черк­ну, что сей­час я обсуж­даю про­сто абстракт­ные инфра­струк­тур­ные про­ек­ты. Я не защи­щаю ЭКСПО, инве­сти­ции в Аста­ну или Олим­пи­а­ду, но я не явля­юсь и кате­го­ри­че­ским их про­тив­ни­ком. Нуж­но про­сто оце­нить эко­но­ми­че­ский эффект.

Цен­ность инфра­струк­тур­ных про­ек­тов заклю­ча­ет­ся в их муль­ти­пли­ка­тив­ном эффек­те. Финан­си­ро­ва­ние таких про­ек­тов загру­жа­ет мест­ные про­из­вод­ства, пред­при­я­тия полу­ча­ют зака­зы, начи­на­ют раз­ви­вать­ся, пла­тить суб­под­ряд­чи­кам, повы­ша­ют свою эффек­тив­ность, обнов­ля­ют основ­ные сред­ства, повы­ша­ет­ся в целом каче­ство жиз­ни и инфра­струк­ту­ра. Но, без­услов­но, все­гда необ­хо­ди­мо оце­ни­вать реаль­ное вли­я­ние таких про­ек­тов.

В этом смыс­ле, еще раз под­черк­ну, необ­хо­дим взве­шен­ный, не волюн­та­рист­ский и не попу­лист­ский под­ход при ана­ли­зе при­о­ри­те­тов в финан­си­ро­ва­нии тех или иных ста­тей рас­хо­дов и госу­дар­ствен­ных инве­сти­ций.

– В прин­ци­пе, наро­ду напле­вать, есть день­ги у госу­дар­ства или нет на реа­ли­за­цию заяв­лен­ных им соци­аль­ных про­ек­тов. Он аку­рат­но пла­тит нало­ги, а пото­му впра­ве тре­бо­вать у вла­сти достой­ных усло­вий для сво­ей, а не оли­гар­хов и чинов­ни­ков, жиз­ни. А усло­вия – они понят­ны: уме­рен­ные цены на про­дук­ты пита­ния, това­ры и ком­му­наль­ные услу­ги. Вот три кита, от кото­рых напря­мую зави­сит отно­си­тель­ное бла­го­по­лу­чие каж­дой семьи. (Смот­ри­те еже­не­дель­ный мони­то­ринг Каз­ТАГ). Но цены рас­тут с непо­нят­ной для граж­дан логи­кой. Мно­гие эко­но­ми­сты это свя­зы­ва­ют с дея­тель­но­стью Тамо­жен­но­го сою­за, яко­бы Казах­стан вынуж­ден урав­ни­вать цены с рос­сий­ски­ми. Ваш ком­мен­та­рий по это­му пово­ду.

– Я пол­но­стью согла­сен с тем, что в эко­но­ми­че­ской поли­ти­ке стра­ны есть суще­ствен­ные дис­ба­лан­сы. Я бы даже назвал их систем­ны­ми. Основ­ной труд­но­стью явля­ет­ся то, что мы стро­им госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм, но при этом в соци­аль­ной сфе­ре и в соци­аль­ном сег­мен­те рын­ка (ком­му­нал­ка, про­дук­ты пер­вой необ­хо­ди­мо­сти) поли­ти­ка близ­ка к либе­раль­ной. Это неспра­вед­ли­во, нара­щи­вать госу­дар­ствен­ное уча­стие в при­бы­лях (через «Самрук-Казы­ну», напри­мер) и при этом счи­тать, что насе­ле­ние долж­но жить в усло­ви­ях рын­ка. Если есть госу­дар­ствен­ные ком­па­нии, если есть Богом даро­ван­ное богат­ство в виде неф­ти и дру­гих полез­ных иско­па­е­мых, то необ­хо­ди­мо повы­шать пошли­ны и рас­пре­де­лять дохо­ды сре­ди насе­ле­ния. Нуно повы­шать экс­порт­ные пошли­ны на полез­ные иско­па­е­мые, и сме­лее тра­тить поступ­ле­ния от них (тот же неф­тя­ной фонд).

Что каса­ет­ся Тамо­жен­но­го сою­за и ЕАЭС, то понят­но, что цены будут вырав­ни­вать­ся, но они уже по сути это дав­но сде­ла­ли, там где мог­ли. Мы в ТС нахо­дим­ся уже 4 года, так что это доста­точ­ный срок для вырав­ни­ва­ния цен. В части регу­ли­ро­ва­ния цен на бен­зин, я счи­таю, что это само по себе вред­ное явле­ние, с одной сто­ро­ны. Но если уж госу­дар­ство взя­лось за регу­ли­ро­ва­ние рын­ка, то долж­но при­нять на себя и ответ­ствен­ность за это. Доти­ро­вать, суб­си­ди­ро­вать – невоз­мож­но, то не регу­ли­руй­те. В про­тив­ном слу­чае воз­ни­ка­ет нон­сенс – «мы будем при­сут­ство­вать в рын­ке, но если что-то идет не так, то мы не вино­ва­ты».

– В послед­нее вре­мя мно­го гово­рят о санк­ци­ях Запа­да в отно­ше­нии Рос­сии, кото­рые по инер­ции могут силь­но повли­ять и на нашу эко­но­ми­ку. Одна­ко опа­се­ния эти пока, кажет­ся, не опрв­ды­ва­ют себя. Но они суще­ству­ют, и пока никто не раз­ве­ял их. А что вы дума­е­те по это­му пово­ду?

– Я с само­го нача­ла счи­тал, что ника­ко­го суще­ствен­но­го вли­я­ния санк­ции в отно­ше­нии РФ на Казах­стан не повли­я­ют. Даже более того, в какой-то сте­пе­ни могут и помочь, если мы смо­жем вос­поль­зо­вать­ся ситу­а­ци­ей.

То, что эко­но­ми­ка РФ замед­ля­ет­ся – это не сек­рет, рав­но как и замед­ле­ние эко­но­мик по все­му миру. Санк­ции толь­ко усу­гу­би­ли общий тренд, так что могу, по край­ней мере, утвер­ждать, что если Казах­стан и постра­дал от санк­ций, то даже в мень­шей сте­пе­ни, чем стра­ны ЕС, кото­рые эти санк­ции вве­ли.

– Еще один вопрос в свя­зи с санк­ци­я­ми. Как толь­ко Запад заявил о них, в Мин­сель­хозе и в неко­то­рых дру­гих пра­ви­тель­ствен­ных кру­гах Казах­ста­на, кажет­ся, обра­до­ва­лись: вот он, клон­дайк – наш аграр­ный сек­тор полу­ча­ет неогра­ни­чен­ную воз­мож­ность экс­пор­ти­ро­вать в Рос­сию про­дук­цию живот­но­вод­ства! Но про­шли меся­цы – эйфо­рии со сто­ро­ны фер­ме­ров – глав­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей, как не было, так и нет. Поче­му?

– При­чи­на та же, что и с шоко­вой кор­рек­ти­ров­кой кур­са. Для зна­чи­тель­но­го рас­ши­ре­ния чего-либо необ­хо­ди­мо, что­бы это что-то было и сдер­жи­ва­лось. Если такой ситу­а­ции нет, то изме­не­ния внеш­них усло­вий ниче­го не дадут. Если бы в Казах­стане был зна­чи­тель­ный экс­порт­ный потен­ци­ал в про­из­вод­стве или живот­но­вод­стве, то, без­услов­но, и кор­рек­ти­ров­ка, и тор­го­вая вой­на сти­му­ли­ро­ва­ли бы их. Но раз тако­го потен­ци­а­ла нет, то и вли­я­ния ника­ко­го эти собы­тия не ока­за­ли, может быть, пока не ока­за­ли, и есть еще воз­мож­ность про­явить­ся.

– На миро­вом рын­ке наблю­да­ет­ся устой­чи­вое сни­же­ние цен на нефть, что непре­мен­но будет вли­ять на казах­стан­ский экс­порт угле­во­до­род­но­го сырья, хотя в наш бюд­жет зало­же­на пре­дель­но мини­маль­ная её цена – око­ло 60 дол­ла­ров за бар­рель. Смо­жет ли огром­ный люфт от миро­вых цен в пре­де­лах 30 дол­ла­ров обес­пе­чить нам без­об­лач­ную жизнь?

– Паде­ние цены на нефть явля­ет­ся, без­услов­но, не радост­ным собы­ти­ем для Казах­ста­на, одна­ко я не вижу пока кри­ти­че­ской угро­зы этих цен на эко­но­ми­ку стра­ны. В смыс­ле замед­лит­ся попол­не­ние наци­о­наль­но­го фон­да, но сам бюд­жет суще­ствен­ным обра­зом затро­нут пока не будет. Нуж­но так­же чет­ко пони­мать, что когда идет речь о цене, зало­жен­ной при пла­ни­ро­ва­нии бюд­же­та, то это речь о сред­не­го­до­вой цене. Таким обра­зом, несмот­ря на теку­щее паде­ние цен, по ито­гам 2014 года сред­няя цена все рав­но будет суще­ствен­но выше запла­ни­ро­ван­ной и у рес­пуб­ли­ки оста­нет­ся воз­мож­ность.

– Ряд экс­пер­тов отме­ча­ет, что деваль­ва­ция рос­сий­ско­го руб­ля силь­но ска­жет­ся на нашем тен­ге и уровне инфля­ции в даль­ней­шем. Ваш про­гноз на этот счет.

– Пока слож­но ска­зать, насколь­ко повли­я­ет деваль­ва­ция рос­сий­ско­го руб­ля на тен­ге по несколь­ким при­чи­нам. Во-пер­вых, кор­рек­ти­ров­ка, про­ве­ден­ная в фев­ра­ле, была сде­ла­на с суще­ствен­ным запа­сом, так что даже теку­щее ослаб­ле­ние руб­ля не сокра­ти­ло полу­чен­ное кур­со­вое пре­иму­ще­ство. Во-вто­рых, курс рос­сий­ско­го руб­ля зна­чи­тель­но более гибок и рыно­чен, так, напри­мер, после рез­ко­го ослаб­ле­ния вес­ной рубль сно­ва укре­пил­ся прак­ти­че­ски до исход­но­го уров­ня. Теку­щее ослаб­ле­ние руб­ля вполне может сме­нить­ся его укреп­ле­ни­ем.

На уровне инфля­ции в зна­чи­тель­но боль­шей сте­пе­ни повли­я­ла кор­рек­ти­ров­ка кур­са тен­ге к дол­ла­ру, чем деваль­ва­ция рос­сий­ско­го руб­ля.

Я думаю, что после Ново­го года, когда Цен­тро­банк РФ изме­нит свою моне­тар­ную поли­ти­ку, а так­же в усло­ви­ях при­ни­ма­е­мой сего­дня Рос­си­ей новой эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки мож­но более деталь­но про­смат­ри­вать и ана­ли­зи­ро­вать вза­и­мо­дей­ствие наших эко­но­мик и про­гно­зи­ро­вать и оце­ни­вать послед­ствия.

– Кста­ти, пред­се­да­тель Нац­бан­ка РК Кай­рат Келим­бе­тов недав­но заявил, что курс дол­ла­ра к тен­ге впредь будет рас­счи­тан в при­вяз­ке к руб­лю. Но не заго­ним ли мы себя в угол, если в Рос­сии все более нарас­та­ет зави­си­мость эко­но­ми­ки от неф­те­га­зо­вых дохо­дов?

– Не счи­таю, что при­вяз­ка к руб­лю явля­ет­ся разум­ной поли­ти­кой Нац­бан­ка. Вооб­ще я счи­таю, что необ­хо­ди­мо в корне пере­смот­реть госу­дар­ствен­ные моне­тар­ную и эко­но­ми­че­скую поли­ти­ки. Основ­ная доля про­блем свя­за­на имен­но с ними, пото­му что имен­но они закреп­ля­ют нашу сырье­вую зави­си­мость, по сути при­ве­ли к стаг­на­ции на сего­дняш­ний день. Без прин­ци­пи­аль­ных изме­не­ний мы не смо­жем далее раз­ви­вать­ся. Здесь же отме­чу, что в Рос­сии как раз сни­жа­ет­ся зави­си­мость от неф­те­га­зо­вых дохо­дов, и она изме­ня­ет прин­ци­пы регу­ли­ро­ва­ния.

– Тем вре­ме­нем состо­я­тель­ные люди обес­по­ко­е­ны судь­бой сво­их сбе­ре­же­ний, на фоне паде­ния оте­че­ствен­ной валю­ты они ску­па­ют дол­ла­ры. Какой совет в свя­зи с этим вы дади­те про­сто­му казах­стан­цу, конеч­но, кро­ме пре­сло­ву­то­го – поту­же затя­нуть поя­са?

– Ну в общем-то дру­го­го сове­та у меня нет. И вто­рой совет – рабо­тать, рабо­тать и рабо­тать. Не нуж­но упо­вать на то, что ско­ро все улуч­шить­ся, рас­счи­ты­вать на госу­дар­ство, а нуж­но пони­мать, что мы вхо­дим в слож­ное вре­мя. Хочу быть пра­виль­но поня­тым. Я часто встре­чаю людей, осо­бен­но моло­дых, кто не хочет согла­шать­ся на какую-то рабо­ту, пото­му что ждет более выгод­но­го пред­ло­же­ния, счи­та­ет себя выше этой рабо­ты, излишне высо­ко оце­ни­ва­ет свою ква­ли­фи­ка­цию. Сей­час, как мне кажет­ся, это будет не очень умной пози­ци­ей.

– С 1 янва­ря 2015 года казах­стан­цы будут жить в соста­ве Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сою­за – соглас­но или вопре­ки их воле. Вы лич­но уве­ре­ны, что ЕАЭС обес­пе­чит нам свет­лое буду­щее? Если – да или нет, то поче­му?

– ЕАЭС – это преж­де все­го огром­ные воз­мож­но­сти для Казах­ста­на и казах­стан­цев, пото­му что откры­ва­ет сво­бо­ду пере­дви­же­ния для людей и капи­та­лов. Есть вопрос: насколь­ко мы смо­жем вос­поль­зо­вать­ся эти­ми воз­мож­но­стя­ми? Уве­рен, что хуже не будет, тре­во­жит, что мы можем упу­стить зна­чи­тель­ную часть выгод.

Артур САДВАКАСОВ,
«D»

МЫСЛИ НАШЕГО АВТОРА

О рын­ке цен на недви­жи­мость. Счи­таю, что нас ждет паде­ние рын­ка недви­жи­мо­сти в бли­жай­шие несколь­ко меся­цев. Фор­маль­но оно будет незна­чи­тель­ным в пре­де­лах еди­ниц про­цен­тов. По фак­ту уже в сен­тяб­ре паде­ние «Кры­ше­идек­са» соста­ви­ло 1,8%, а по базе «Каз­ри­эл­та» – 0,9%. Глав­ное не в этом, глав­ное – рынок «засто­по­рит­ся», если он еще не встал.

В сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве (до полу­го­да) ожи­да­ем более суще­ствен­но­го паде­ния цен, но еще в пре­де­лах «стаг­на­ции-отка­та» – до 5–7% по ценам пред­ло­же­ния и окон­ча­тель­но­го зами­ра­ния рын­ка.

А далее, с вес­ны 2015 года ожи­да­ет­ся сни­же­ние цен на 15–20% от сего­дняш­них и пол­но­го застоя рын­ка. Думаю, что весь этот пери­од будет рас­ти раз­рыв меж­ду ценой пред­ло­же­ния и реаль­ной ценой сдел­ки. По дан­ным на вес­ну 2014 г., он состав­лял 10–15% и будет даль­ше рас­ти.

(Facebook)

Республиканский еженедельник онлайн