fbpx
blank

Чингисхан и казахские Боржигины

Chingishan(Окон­ча­ние. Нача­ло в № 30 от 12.09.2013 г.)

Как извест­но, соглас­но офи­ци­аль­ной точ­ке зре­ния и кано­нам ака­де­ми­че­ской нау­ки, Чин­гис­хан про­ис­хо­дил из рода қия­тов – бор­жи­ги­нов, при­чем забы­тое имя қия­тов сно­ва вхо­дит в упо­треб­ле­ние, начи­ная с пра­де­да Чин­гис­ха­на Қабыл хана, а бор­жи­ги­на­ми ста­ли назы­вать потом­ство Есу­гея – отца Чин­гис­ха­на. В этой свя­зи оста­но­вим­ся на тер­мине «бор­жи­гин». Это слож­ная лек­си­че­ская кон­струк­ция, вклю­ча­ю­щая две кор­не­вые осно­вы – два кор­ня («бөрі» в пере­во­де с казах­ско­го – волк и «жігі», озна­ча­ю­щее часть цело­го). Таким обра­зом, лек­се­ма «бор­жи­гин» семан­ти­че­ски озна­ча­ет часть наро­да, родо­слов­ная кото­ро­го идет от вол­ка. Если мы вспом­ним, что, соглас­но извест­ной леген­де, пра­ро­ди­те­лем тюрк­ско­го наро­да явля­ет­ся волк, то сло­во «бор­жи­гин» будет одно­знач­но под­ра­зу­ме­вать часть тюрк­ско­го наро­да. Воз­ни­ка­ет вопрос к како­му кон­крет­но­му тюрк­ско­му роду отно­сит­ся эта часть?

Еще раз напом­ню, что един­ствен­ны­ми рода­ми казах­ско­го наро­да, име­ю­щи­ми тамғу в виде вол­ка, явля­ют­ся най­ман­ские роды матай и садыр.

Поэто­му пред­по­ла­гаю, что бор­жи­ги­ны мог­ли при­над­ле­жать этим най­ман­ским родам. Нелишне будет напом­нить, что ура­ном всех най­ма­нов наря­ду с кано­ни­че­ским име­нем «Қап­тағай» явля­ет­ся и имя «Матай». В кни­ге «Под зна­ком вол­ка. Тюрк­ская рап­со­дия» я писал о том, что этно­ним «матай» про­ис­хо­дит от гре­че­ско­го – мата, что озна­ча­ет «мать, кор­ми­ли­ца». Неко­гда море Азов­ское назы­ва­лось морем Матай­ским (Мео­ти­дой), посколь­ку оно через про­лив Бос­пор Ким­ме­рий­ский (ныне Кер­чен­ский) «кор­ми­ло» и «под­пи­ты­ва­ло» сво­и­ми вода­ми Понт Евк­син­ский (ныне Чер­ное море), а скиф­ский народ, жив­ший вокруг это­го моря, был назван мата­я­ми (мео­та­ми). Соглас­но Биб­лии, Матай (Мадай) был сыном Яфе­та, вну­ком про­ро­ка Ноя, а его потом­ки в свое вре­мя созда­ва­ли госу­дар­ства Мит­та­нию в Малой Азии (ХVII в. до н.э.), Мидию (VIIІ в. до н.э.) в Перед­ней Азии, 28 лет пра­ви­ли Вави­ло­ном в VII в. до н.э., а в III в. до н.э. на севе­ре Китая созда­ли гунн­ское госу­дар­ство, дан­ни­ком кото­ро­го был хань­ский Китай.

В совре­мен­ных казах­ских родо­слов­ных один из потом­ков рода Матай про­ис­хо­дит от Қытая, потом­ка хет­тов-кете, кото­рые в XII в. до н.э., уйдя из Малой Азии, в Китае созда­ли госу­дар­ство Чжоу. Как мы писа­ли ранее, в VIII в. до н.э. в резуль­та­те меж­до­усоб­ных войн эта дина­стия рас­па­лась, и в Китае насту­пи­ли «смут­ные» вре­ме­на пери­о­да мно­го­цар­ствий. Отдель­ные роды чжоу­ско­го госу­дар­ства на Алтае осно­ва­ли посе­ле­ние Эргу­не­кон и там, вос­ста­нов­ли­вая свои силы, раз­мно­жа­лись. Таким обра­зом, хотя Рашид-ад-Дин не назы­ва­ет род Матай в чис­ле родов – выход­цев из Эргу­не­ко­на, види­мо, в соста­ве қора­ла­сов или бая­у­тов он там нахо­дил­ся, посколь­ку поз­же имен­но Бор­те Ашну (Бор­те Чино), пото­мок вол­ка-пер­во­пред­ка, при­вел их на Бур­хан-Хал­дун. И вполне допу­сти­мо, что теперь, уже зна­ме­ни­тый Малик-бая­у­да­ец, мог про­ис­хо­дить из рода Матай, посколь­ку, еще раз повто­рюсь, един­ствен­ны­ми казах­ски­ми бор­жи­ги­на­ми с там­гой вол­ка-пер­во­пред­ка явля­ют­ся матаи. В кни­ге «Под зна­ком вол­ка. Тюрк­ская рап­со­дия» я уста­но­вил воз­мож­ные род­ствен­ные отно­ше­ния меж­ду казах­ски­ми рода­ми Бот­пай и Матай, а посколь­ку Қора­ла­сы — род­ствен­ны Бот­па­ям и неко­гда вышли из Эргу­не­ко­на, то и роды Бот­пай и Матай нахо­ди­лись там. В поль­зу этой вер­сии гово­рит и тот факт, что бот­паи сего­дня в соста­ве казах­ско­го пле­ме­ни уйсы­нов, кото­рые, соглас­но Рашид-ад-Дину, отно­сят­ся к выход­цам из Эргу­не­ко­на.

Уси­ли­вая этот тезис, добав­лю, что в совре­мен­ных казах­ских родо­слов­ных най­ман­ские роды Шан и Матай нахо­дят­ся в близ­ком, кров­ном род­стве, а шаны в XVIII в. до н.э. в Китае созда­ли первую дина­стию Инь, пра­во­пре­ем­ни­цей кото­рой ста­ла дина­стия Чжоу, поэто­му, про­дол­жая тра­ди­ции сво­их пред­ков, Чин­гис­хан в оче­ред­ной раз на Восто­ке создал вели­кую импе­рию, а на тер­ри­то­рии Китая воца­ри­лась оче­ред­ная тюрк­ская дина­стия Юань.

Как я уже ранее отме­чал в «Сокро­вен­ном ска­за­нии мон­го­лов» (§ 213), Чин­гис­хан, после того, как в 1206 г. «напра­вил на путь истин­ный наро­ды, живу­щие за вой­лоч­ны­ми сте­на­ми» (§202, «С.С.»), обра­ща­ясь к Онгу­ру (дво­ю­род­ный брат Чин­гис­ха­на, сын Ман­ге­ту – Кия­на, стар­ше­го бра­та Есу­гай – Баа­ту­ра, «С.С.», § 50) ска­зал: «Ты ведь был со мною одним куре­нем. Ты, Онгур, сын Мун­ге­ту – Кия­на, со сво­и­ми Чан­ши­ута­ми и Бая­у­та­ми… Ты, мой Онгур, в туман не терял ты доро­ги, а в сму­ту был верен ты мне. Со мною ты мок­нул в нена­стье, со мною в мороз коче­нел…». И на вопрос Чин­гис­ха­на: «Какую же ныне награ­ду ты хочешь?», Онгур отве­тил: «Если мне доз­во­ле­но, если мне доз­во­ле­но выби­рать, то доз­воль мне собрать воеди­но бра­тьев моих Бая­у­тов (выде­ле­но мной – К.З.), кото­рые раз­бро­са­ны и раз­ме­та­ны по всем кон­цам…».

Если исклю­чить мер­кит­ское про­ис­хож­де­ние Чин­гис­ха­на, то его про­ис­хож­де­ние из рода Бая­уыт мож­но счи­тать вполне уста­нов­лен­ным, и слу­га Малик – бая­у­да­ец заслу­жи­ва­ет высо­кой чести быть пра­ро­ди­те­лем Чин­гис­ха­на и его рода. Но нам инте­рес­ны потом­ки это­го наро­да сре­ди тюр­ков XXI века. Вспо­ми­ним, что Т. Абе­най счи­та­ет, что круп­ное казах­ское пле­мя Бай­ұ­лы явля­ет­ся этно­по­том­ком наро­да Бая­у­тов.

Попро­бу­ем обос­но­вать этот тезис.

Напом­ним, что гвар­дию Онгу­ра состав­ля­ли род­ствен­ные ему чан­шу­и­ты и бая­уы­ты. Пер­вые в совре­мен­ных казах­ских родо­слов­ных под име­нем шаңы­шқы­лы нахо­дят­ся в соста­ве древ­них казах­ских қаң­лы. Рус­ский восто­ко­вед Н.А. Ари­стов в кни­ге «Замет­ки об этни­че­ском соста­ве тюрк­ских пле­мен и народ­но­стей» (СПб, 1896) пишет: «Род баят или бая­ут был родом канглов…». Извест­но, что госу­дар­ство наро­да қаң­лы еще со вре­мен хун­ну зани­ма­ло тер­ри­то­рию Цен­траль­но­го и Запад­но­го Казах­ста­на, север­нее озе­ра Бал­хаш, вплоть до Араль­ско­го моря.

Сего­дня здесь живут в том чис­ле мно­го­чис­лен­ные казах­ские роды пле­ме­ни Бай­ұ­лы. Кро­ме того, тамғой рода Шаңы­шқы­лы, род­ствен­но­го Бая­у­там явля­ет­ся стре­ла, а един­ствен­ный из 12 родов Бай­ұ­лы, тамғой кото­ро­го явля­ет­ся стре­ла, – это род Адай. Как след­ствие, казах­ские адаи могут быть этно­куль­тур­ны­ми потом­ка­ми онгу­ров­ских бая­уы­тов. В родо­слов­ной моей супру­ги Мар­зии (она по отцов­ской линии из рода Адай) есть круп­ное под­раз­де­ле­ние под назва­ни­ем Муңа­лы. В раз­ных источ­ни­ках, в том чис­ле у Рашид-ад-Дина, мон­го­лов назы­ва­ют муга­ла­ми – муңа­ла­ми.

О воин­ствен­ных даях – даках – ада­ях мно­го мож­но про­чи­тать в источ­ни­ках. Евро­пей­ские даки состав­ля­ли гроз­ную силу в про­ти­во­бор­стве с рим­ля­на­ми, дру­гая же, ази­ат­ская часть, под назва­ни­ем даев осно­ва­ла в III в. до н.э. могу­ще­ствен­ную Пар­фию, пра­ви­те­ля кото­рой вели­кий рим­ский пол­ко­во­дец Пом­пей вели­чал титу­лом «царь – царей». Вполне допус­каю вер­сию, что этот вели­кий, воин­ствен­ный народ Адай в XII в. родил «вели­чай­ше­го тюр­ка всех вре­мен и наро­дов – Чин­гис­ха­на», по выра­же­нию М.Аджи.

Соглас­но уста­нов­лен­но­го нами на тер­ри­то­рии Мон­го­лии XII-XIII вв. нали­чия KZ – фак­то­ра, при­над­леж­ность Чин­гис­ха­на к тюрк­ско­му миру не вызы­ва­ет сомне­ний. Нам же инте­рес­на его кон­крет­ная при­над­леж­ность к опре­де­лен­но­му роду, в том чис­ле совре­мен­но­го казах­ско­го наро­да. Поды­то­жи­вая наши рас­суж­де­ния, мы можем с боль­шой долей веро­ят­но­сти счи­тать Чин­гис­ха­на при­над­ле­жа­щим к одно­му из сле­ду­ю­щих казах­ских родов:

I. Мер­ки­ты. Эта вер­сия осно­ва­на на том, что отец Чин­гис­ха­на Есу­гай Баа­тур ото­брал Әуелім – свою вто­рую жену, у мер­кит­ско­го царе­ви­ча Шіле­та (Чиле­дуя) в то вре­мя, когда моло­до­же­ны еха­ли в родо­вые зем­ли мужа, в места коче­вий мер­ки­тов. Родив­ший­ся после это­го Темр­шин мог быть зачат от закон­но­го мужа Әуелім – мер­кит­ско­го царе­ви­ча Чиле­дуя. Напом­ню, что мер­ки­ты сего­дня нахо­дят­ся сре­ди абак-кере­ев казах­ско­го наро­да.

II. Род Баға­на­лы. Эта вер­сия осно­ва­на на сов­па­де­нии родо­во­го зна­ка Чин­гис­ха­на с там­гой рода Баға­на­лы и при­над­леж­но­сти послед­не­го, как уста­нов­ле­но нами ранее, к чис­лу родов – выход­цев с Эргу­не­ко­на – мон­го­лам дар­ле­ки­нам.

Не исклю­ча­ет­ся при­над­леж­ность Чин­гис­ха­на к казах­ским родам сір­гелі, жалай­ыр, табын, тама, тарақты, у кото­рых тамға сов­па­да­ет с тамғой Чин­гис­ха­на.

III. Род Матай. Это един­ствен­ный род у каза­хов, там­гой кото­ро­го явля­ет­ся Бөрі – волк. А чело­ве­ка, кото­рый при­вел пред­ков Чин­гис­ха­на на Бур­хан Хал­дун, зва­ли Бөр­те Ашну (Бор­те Чино) – пото­мок пер­во­пред­ка Вол­ка, осно­вав­ше­го род Бор­жи­ги­нов.

IV. Род Адай. Эта вер­сия осно­ва­на на «Сокро­вен­ном ска­за­нии мон­го­лов», где бая­уы­ты заяв­ле­ны как род дво­ю­род­но­го бра­та Чин­гис­ха­на (по отцу) Онгу­ра. По нашим дан­ным, этно­куль­ту­ры­ми потом­ка­ми бая­у­тов XIII в. явля­ют­ся казах­ские адаи из пле­мен­но­го объ­еди­не­ния Бай­ұ­лы.

Как иссле­до­ва­тель, я боль­ше скло­ня­юсь к вер­сии о при­над­леж­но­сти Чин­гис­ха­на к родам Матай или Баға­на­лы. Сего­дня эти роды нахо­дят­ся сре­ди пле­мен­но­го объ­еди­не­ния каза­хов под назва­ни­ем Най­ман, но во вре­ме­на Чин­гис­ха­на они мог­ли состо­ять в дру­гих пле­мен­ных сою­зах. К при­ме­ру, Баға­на­лы когда-то был сре­ди кере­ев, Балға­лы – сре­ди кип­ча­ков, матаи состав­ля­ли костяк сеи­ров и т.д.

V. Род Шаны­шқы­лы. Ранее я упо­ми­нал о про­ти­во­ре­чи­ях меж­ду Рашид-ад-Дином и неиз­вест­ным авто­ром «Сокро­вен­но­го ска­за­ния мон­го­лов», когда пер­вый не счи­та­ет Онгу­ра сыном Ман­ге­ту – Кия­на и, соот­вет­ствен­но, дво­рюд­ным бра­том Чин­гис­ха­на. Отсю­да и бая­уы­ты – не род­ствен­ное Чин­гис­ха­ну пле­мя. Но тогда все лав­ры высо­ко­го род­ства пере­хо­дят к чан­ши­утам, кото­рые соглас­но Рашид- ад- Дину, были кров­ны­ми род­ствен­ни­ка­ми Чин­гис­ха­на по пря­мой отцов­ской линии.

Т.о., род шаны­шқы­лы может пре­тен­до­вать на род­ство с Чин­гис­ха­ном, если ока­жет­ся прав Раши-ад-Дин, а не автор «Сокро­вен­но­го ска­за­ния мон­го­лов».

По сло­жив­шей­ся тра­ди­ции, стар­ше­му сыну Жол­шы – Жошы, кото­рый дол­жен был насле­до­вать власть отца, Чин­гис­хан при раз­де­ле сво­ей огром­ной импе­рии отдал тер­ри­то­рию, извест­ную как Улус Жошы, кото­рая охва­ты­ва­ла весь совре­мен­ный Казах­стан, и имен­но стар­ше­му сыну Жошы отец пере­дал по наслед­ству свои роди­тель­ские роды Баға­на­лы и Матай, кото­рые ныне про­жи­ва­ют у под­но­жий гор Улы­тау и отро­гах Алтая, охра­няя и обе­ре­гая тай­ны и заве­ты сво­е­го вели­ко­го Сына. И кто зна­ет, может, и в самом деле прав выда­ю­щий­ся сын казах­ско­го наро­да Кали­бек Дани­я­ров, кото­рый пред­по­ла­га­ет, что в усы­паль­ни­це таин­ствен­но­го Ала­ша-хана, что нахо­дит­ся рядом с гроб­ни­цей Жошы-хана, у под­но­жия Улы­та­ус­ких гор Цен­траль­но­го Казах­ста­на поко­ит­ся прах того чело­ве­ка, кото­рый потряс Все­лен­ную сво­и­ми вели­че­ствен­ны­ми дея­ни­я­ми. И пепел его пра­ха взы­ва­ет к нам, его потом­кам – занять достой­ное место в этом мире, как и подо­ба­ет его наслед­ни­кам!

Кай­рат
ЗАКИРЬЯНОВ,
про­фес­сор

Республиканский еженедельник онлайн