fbpx
blank

КАК ПРЕВРАТИТЬ СМЕРТЬ ПРАВИТЕЛЯ в объект манипуляций

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №39 (403) от 26 октяб­ря 2017 г.

 

Неиз­вест­ное об извест­ном

blank

 

Когда систе­ма дер­жит­ся не на рабо­те инсти­ту­тов, а на отдель­ных лич­но­стях, здо­ро­вье лиде­ра пре­вра­ща­ет­ся в госу­дар­ствен­ную тай­ну.

 

Жизнь после смер­ти

 

Исто­рия махи­на­ций со смер­тью и здо­ро­вьем вождей ухо­дит в седую древ­ность. Еще в III веке до н.э. при­бли­жен­ные китай­ско­го импе­ра­то­ра Цинь Шиху­ан­ди, скон­чав­ше­го­ся в поезд­ке вда­ли от сто­ли­цы, в тече­ние двух меся­цев скры­ва­ли от жите­лей Под­не­бес­ной скорб­ное изве­стие. Пока его эки­паж воз­вра­щал­ся домой, они веле­ли вез­ти впе­ре­ди и поза­ди каре­ты с тру­пом импе­ра­то­ра (счи­тав­ше­го­ся живым, о его смер­ти зна­ли лишь пять чело­век) теле­ги с тух­лой рыбой, дабы заглу­шать запах истле­ва­ю­ще­го тела. Вер­нув­шись во дво­рец, заго­вор­щи­ки выпу­сти­ли фаль­ши­вое заве­ща­ние от име­ни усоп­ше­го, соглас­но кото­ро­му были при­нуж­де­ны к само­убий­ству офи­ци­аль­ный наслед­ник и веду­щие пол­ко­вод­цы, а сле­ду­ю­щим импе­ра­то­ром стал неспо­соб­ный млад­ший сын, ока­зав­ший­ся мари­о­нет­кой в руках при­двор­ной кама­ри­льи.

Спу­стя более чем 2 тыс. лет смерть дру­го­го ази­ат­ско­го тира­на, срав­няв­ше­го­ся с Цинь Шиху­ан­ди во власт­ном безу­мии, Ким Ир Сена была объ­яв­ле­на толь­ко через 30 часов. И хотя вла­сти его сына Ким Чен Ира абсо­лют­но ниче­го не угро­жа­ло, необ­хо­ди­мость под­го­то­вить под­дан­ных к смер­ти живо­го бога, казав­ше­го­ся бес­смерт­ным, вызва­ла замин­ку более чем на сут­ки.

После­ста­лин­ский СССР не был столь пара­но­и­даль­ным режи­мом, как севе­ро­ко­рей­ский, одна­ко и здесь о смер­ти ген­се­ков сооб­ща­лось не сра­зу. Кон­чи­ну Лео­ни­да Бреж­не­ва утром 10 нояб­ря 1982 года объ­яви­ли лишь 11 нояб­ря, Юрия Андро­по­ва, умер­ше­го 9 фев­ра­ля 1984 года – 11 фев­ра­ля. И если Гор­ба­че­ва избра­ли на пле­ну­ме ЦК ген­се­ком 11 мар­та, на сле­ду­ю­щий день после смер­ти Чер­нен­ко, то само­го Кон­стан­ти­на Усти­но­ви­ча – лишь через четы­ре дня после ухо­да Андро­по­ва. В слу­чае с Миха­и­лом Сер­ге­е­ви­чем поспеш­ность была вызва­на жела­ни­ем поста­вить перед фак­том его утвер­жде­ния воз­мож­ных сопер­ни­ков-орто­док­сов из чис­ла «ста­ри­ков».

В наше вре­мя подоб­ное слу­ча­ет­ся не толь­ко в тота­ли­тар­ных стра­нах. 16 янва­ря 2001 года было совер­ше­но поку­ше­ние на пре­зи­ден­та Демо­кра­ти­че­ской Рес­пуб­ли­ки Кон­го Лора­на-Дези­ре Каби­лу. В него стре­лял сол­дат-под­ро­сток из лич­ной охра­ны. Хотя министр здра­во­охра­не­ния стра­ны, нахо­див­ший­ся в момент поку­ше­ния в сосед­нем каби­не­те, зафик­си­ро­вал смер­тель­ный харак­тер ране­ний, было реше­но пере­пра­вить Каби­лу само­ле­том в Зим­баб­ве, к его союз­ни­ку Робер­ту Муга­бе, где име­лись более ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные вра­чи. До сих пор неиз­вест­но, был ли достав­лен в Зим­баб­ве труп или кон­го­лез­ский пре­зи­дент скон­чал­ся по при­ле­те. Но о его смер­ти было объ­яв­ле­но толь­ко два дня спу­стя. Это вре­мя сорат­ни­ки исполь­зо­ва­ли для выбо­ра и утвер­жде­ния наслед­ни­ка – 29-лет­не­го сына пре­зи­ден­та Жозе­фа Каби­лы.

 

Исто­рия болез­ни

 

 

blankНа этом фоне то, что про­изо­шло 4 мар­та 1953 года в СССР, пред­став­ля­ет­ся чудом. Еще при жиз­ни тира­на, пусть и пара­ли­зо­ван­но­го и аго­ни­зи­ру­ю­ще­го, в усло­ви­ях абсо­лют­ной инфор­ма­ци­он­ной непро­ни­ца­е­мо­сти, когда даже его кон­чи­ну мож­но было ута­и­вать хоть целый месяц, выс­шее руко­вод­ство стра­ны зачем-то реши­ло сооб­щить насе­ле­нию и все­му миру о слу­чив­шем­ся со Ста­ли­ным кро­во­из­ли­я­нии в мозг: «Цен­траль­ный Коми­тет Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Совет­ско­го Сою­за и Совет Мини­стров Сою­за ССР, как и вся наша пар­тия, весь наш совет­ский народ, созна­ют все зна­че­ние того фак­та, что тяже­лая болезнь това­ри­ща Ста­ли­на повле­чет за собой более или менее дли­тель­ное неуча­стие его в руко­во­дя­щей дея­тель­но­сти. Цен­траль­ный Коми­тет и Совет Мини­стров в руко­вод­стве пар­ти­ей и стра­ной со всей серьез­но­стью учи­ты­ва­ют все обсто­я­тель­ства, свя­зан­ные с вре­мен­ным ухо­дом това­ри­ща Ста­ли­на от руко­во­дя­щей госу­дар­ствен­ной и пар­тий­ной дея­тель­но­сти».

Газе­ты нача­ли печа­тать бюл­ле­те­ни о состо­я­нии его здо­ро­вья, что было таким сме­лым шагом, что гор­ба­чев­ская глас­ность кажет­ся по срав­не­нию с этим дет­ской шало­стью. Пред­ста­вим, что Ста­лин бы вдруг пошел на поправ­ку – голо­вы бы не сно­сил никто из руко­вод­ства. Впро­чем, толь­ко желе­зо­бе­тон­ная уве­рен­ность в том, что дни и часы его сочте­ны, при­да­ва­ла сме­лость руко­во­дя­щей чет­вер­ке – Мален­ко­ву, Берии, Бул­га­ни­ну и Хру­ще­ву.

Надо отме­тить, что, хотя после­ста­лин­ское руко­вод­ство дей­ство­ва­ло на ред­кость спло­чен­но и друж­но в кри­ти­че­ские дни, это не спас­ло его от рас­ко­ла и меж­до­усоб­ной борь­бы. Уже через три с поло­ви­ной меся­ца удар был нане­сен по ниче­го не подо­зре­ва­ю­ще­му Берии, затем после­до­ва­ла отстав­ка Мален­ко­ва, а еще через два с поло­ви­ной года рух­ну­ли бли­жай­шие сорат­ни­ки Ста­ли­на, заклей­мен­ные как «анти­пар­тий­ная груп­пи­ров­ка». Ситу­а­тив­ные коа­ли­ции в тота­ли­тар­ных стра­нах, как выяс­ня­ет­ся, недол­го­веч­ны. То же самое про­изо­шло в ком­му­ни­сти­че­ском Китае после смер­ти Мао Цзэ­ду­на. Ров­но через месяц, как скон­чал­ся «вели­кий корм­чий», была аре­сто­ва­на «бан­да четы­рех» – тамош­ний экви­ва­лент «кол­лек­тив­но­го Берии». Одна­ко уже вско­ре побе­ди­те­ли ока­за­лись не у дел: и пред­се­да­тель КПК Хуа Гоф­эн, и началь­ник управ­ле­ния охра­ны Ван Дун­син, про­вед­ший опе­ра­цию по задер­жа­нию чле­нов бан­ды, были обой­де­ны хит­ро­ум­ным Дэн Сяо­пи­ном.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вопрос дее­спо­соб­но­сти

 

Если же болезнь лиде­ра затя­ги­ва­ет­ся, то выход из ситу­а­ции даже в услов­но демо­кра­ти­че­ских стра­нах порой ста­но­вит­ся воз­мож­ным лишь не вполне закон­ным путем. Пре­зи­дент Ниге­рии Ума­ру Яр-Адуа в нояб­ре 2009 года выле­тел в Сау­дов­скую Ара­вию для лече­ния пери­кар­ди­та. С это­го момен­та он слов­но про­пал для сво­их сограж­дан. В самой насе­лен­ной стране Афри­ки начал­ся поли­ти­че­ский кри­зис, посколь­ку никто не мог ска­зать, чем зани­ма­ет­ся пре­зи­дент, како­во состо­я­ние его здо­ро­вья и явля­ет­ся ли он дее­спо­соб­ным. По Ниге­рии даже пополз­ли слу­хи о его кон­чине.

В этой ситу­а­ции пол­ной неопре­де­лен­но­сти вер­хов­ный суд потре­бо­вал от пра­ви­тель­ства при­нять реше­ние, спо­со­бен ли Ума­ру Яр-Адуа испол­нять свои обя­зан­но­сти, для чего сле­до­ва­ло заслу­шать пяте­рых вра­чей. Посколь­ку мини­стры не мог­ли при­нять ника­ко­го реше­ния, 9 фев­ра­ля 2010 года сенат стра­ны при­нял реше­ние о вре­мен­ной пере­да­че пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий вице-пре­зи­ден­ту Гуд­ла­ку Джо­на­та­ну. Это поста­нов­ле­ние шло враз­рез с Кон­сти­ту­ци­ей, но поли­ти­че­ская эли­та стра­ны под­дер­жа­ла его, посколь­ку в про­тив­ном слу­чае Ниге­рии с ее про­бле­ма­ми мусуль­ман­ско­го ради­ка­лиз­ма и сепа­ра­тиз­ма угро­жал тяже­лый поли­ти­че­ский кри­зис. 24 фев­ра­ля 2010-го Яр-Адуа доста­ви­ли на роди­ну, где он и скон­чал­ся 5 мая.

Неиз­вест­но, изве­сти­ли ли Яр-Адуа о том, что его де-факто лиши­ли вла­сти, но вот в слу­чае с Анто­ниу ди Сала­за­ром дик­та­то­ра реше­но было побе­речь. В авгу­сте 1968 года Сала­зар, пра­вив­ший Пор­ту­га­ли­ей уже 36 лет, поскольз­нул­ся в ван­ной и, уда­рив­шись голо­вой, пере­жил кро­во­из­ли­я­ние в мозг. Жизнь тира­на про­те­ка­ла в усло­ви­ях пол­ной сек­рет­но­сти, он крайне ред­ко появ­лял­ся на пуб­ли­ке. Так что мас­ки­ро­вать его недее­спо­соб­ность мож­но было дол­го. Одна­ко стол­пы режи­ма реши­ли, что Сала­зар, кото­ро­му было 79 лет, вот-вот умрет, и пре­зи­дент Аме­ри­ку Томаш, фор­маль­ный гла­ва госу­дар­ства, един­ствен­ный раз за дол­го­лет­нее пре­бы­ва­ние в долж­но­сти вос­поль­зо­вал­ся сво­и­ми пол­но­мо­чи­я­ми и отпра­вил его в отстав­ку с поста пре­мьер-мини­стра. Пра­ви­тель­ство воз­гла­вил дру­гой про­фес­сор – Мар­се­лу Каэта­ну.

Но Сала­зар про­жил еще два года, и к нему, пусть даже пара­ли­зо­ван­но­му, вер­нул­ся рас­су­док. Он ока­зал­ся в плане здо­ро­вья при­мер­но в том же поло­же­нии, что и Ленин в 1923–1924 годах. Одна­ко до послед­не­го дня жиз­ни Сала­зар верил, что оста­ет­ся дей­ству­ю­щим гла­вой пра­ви­тель­ства, так как никто не инфор­ми­ро­вал его о про­изо­шед­ших пере­ме­нах.

Не про­изой­дет ли нечто подоб­ное в Казах­стане?

 

Мак­сим АРТЕМЬЕВ,

Rbk.ru

Республиканский еженедельник онлайн