fbpx
blank

Плетенье ЧЕПУХИ

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №13 (377) от 06 апре­ля 2017 г.

 

Смысл воль­ных строк

blank

 

Ну, что с него взять? Он ведь все­го-навсе­го министр. Чело­век хоро­ший, да под­не­воль­ный. Служ­ба такая, куда денешь­ся? Семью кор­мить надо. При­хо­дит­ся изво­ра­чи­вать­ся, при­спо­саб­ли­вать­ся.

Вооб­ще-то, по мое­му разу­ме­нию, чинов­ни­ков выс­ше­го ран­га сле­ду­ет назна­чать как нака­за­ние. Дескать, хочешь не хочешь, а слу­жи наро­ду пре­зи­ден­том, пре­мье­ром, мини­стром, высо­ким началь­ни­ком три-четы­ре года, это твоя граж­дан­ская обя­зан­ность, твой жре­бий. Чест­но слу­жи, а потом отпу­стим. Ника­ких благ, ника­ко­го воров­ства, толь­ко служ­ба, толь­ко обя­зан­ность. И лишь потом – воль­но­му воля. То есть служ­ба как повин­ность.

Так дол­жен сто­ять вопрос. Это было бы спра­вед­ли­во.

***

Ныне покой­ный мой друг, весь­ма пло­до­ви­тый про­за­ик Дукен­бай Досжан года за четы­ре до сво­ей ско­ро­по­стиж­ной кон­чи­ны при­слал мне из Аста­ны объ­ем­ное, суро­вое и рез­кое пись­мо, в кото­ром обли­чал меня в неко­то­рой лег­ко­вес­но­сти, мел­ко­те­мье, поверх­но­сти, излиш­ней кате­го­рич­но­сти. Я, дескать, пишу отзы­вы о несу­ще­ствен­ных, незна­чи­тель­ных сочи­не­ни­ях, выпи­сы­ваю то, что неко­гда изрек тот или иной писа­тель, та или иная зна­ме­ни­тость, про­еци­рую это мне­ние на совре­мен­ность, не воз­даю долж­ное истин­ным худож­ни­кам, при­зна­вая лишь Кекил­бая и Магау­и­на, смот­рю на мир из око­па, вижу толь­ко то, что побли­зо­сти, не взмы­ваю на могу­чих кры­льях вдох­но­ве­ния в небес­ную высь, не вгля­ды­ва­юсь орли­ным взо­ром в даль.

Ну, и в таком духе. Оче­вид­но, мое «Пле­те­нье чепу­хи» было ему не по душе.

Я не спо­рил. Более того, чисто­сер­деч­но при­знал его упре­ки и уве­ще­ва­ния. Допус­каю, что и к послед­ним опу­сам Дуке­ша был излишне строг и при­дир­чив. Его откро­вен­ные заиг­ры­ва­ния с вла­стя­ми вызы­ва­ли у меня стой­кую непри­язнь.

Но кри­ти­че­ские нот­ки его пись­ма в мой адрес я посчи­тал спра­вед­ли­вы­ми.

Что поде­лать? Кры­лья мои под­ре­за­ны, и взле­теть орлом уже не могу. Опи­сы­ваю толь­ко то, что вижу-наблю­даю из сво­е­го воз­раст­но­го око­па.

Убе­дил­ся: кому-то жанр «пле­те­ния» нра­вит­ся. Мно­го­вер­сто­вые рома­ны-эпо­пеи ныне читать недо­суг. Вре­ме­ни в обрез. А тут еще интер­нет, ком­пью­тер, теле­ви­зор, газе­ты.

Если име­ешь что ска­зать, ска­жи корот­ко, сжа­то, без фин­ти­флю­шек и побря­ку­шек, обо­значь самую суть. Чита­тель сам раз­вер­нет твою мысль, если она нали­че­ству­ет.

Юрий Кар­ло­вич Оле­ша когда-то ска­зал: «Раз­мыш­ле­ние или вос­по­ми­на­ние в два­дцать или трид­цать строк – мак­си­маль­но в сто, ска­жем, строк – это и есть совре­мен­ный роман».

Я раз­де­ляю его мне­ние.

На мой взгляд, моя «чепу­ха» (оскол­ки, фраг­мен­ты моих «пле­те­ний» я назы­ваю «чепуш­ка­ми») име­ет неко­то­рое отно­ше­ние к лите­ра­ту­ре. Пусть и с окоп­ным ракур­сом, как выра­зил­ся Дукеш в том сер­ди­том пись­ме. Я хотел бы эти фраг­мен­ты издать отдель­ной кни­гой (о чем про­сят меня и чита­те­ли), опу­стив, конеч­но, сию­ми­нут­ные поли­ти­че­ские и конъ­юнк­тур­ные репли­ки, при­вя­зан­ные к кон­крет­но­му вре­мен­но­му слу­чаю.

Разу­ме­ет­ся, нужен отбор. И не толь­ко автор­ский, но и редак­тор­ский, соста­ви­тель­ский. Не всё же пихать в кор­джун. И не вся­кое лыко в стро­ку. (В 2016 году Ермек Тур­су­нов издал пер­вый том «Пле­те­нья чепу­хи» Героль­да БЕЛЬГЕРА. – Ред.).

Дукен­баю за то стро­гое пись­мо бла­го­да­рен. Заме­ча­ния его учту. Мело­чить­ся не надо. Необ­хо­ди­мо под­нять план­ку виде­ния, раз­дви­нуть гори­зонт обзо­ра. Не копать пыль бытия.

К это­му и стрем­люсь посиль­но.

 

***

Неждан­но-нега­дан­но вско­лых­нул­ся народ, оби­та­ю­щий в Каза­хии.

«Стан» набил оско­ми­ну. Сколь­ко же этих «ста­нов»: Афга­ни­стан, Паки­стан, Узбе­ки­стан, Турк­ме­ни­стан, Таджи­ки­стан, Кыр­гыз­стан, Казах­стан…

«Стан» – нечто при­зем­лен­ное, вре­мен­ное поня­тие; огра­ни­чен­ное в про­стран­стве, биву­ач­ное, неопре­де­лен­ное.

Рядом с нашим аулом, в трех кило­мет­рах, у степ­но­го пру­да сто­я­ли две вре­мян­ки и одна юртеш­ка, в кото­рых рас­по­ло­жи­лась кол­хоз­ная бри­га­да. И каза­хи, и рус­ские назы­ва­ли это место «стан».

Назы­вать огром­ную, бес­край­нюю стра­ну, насе­лен­ную воль­ным наро­дом, «ста­ном» – ну, ни в какие воро­та.

Обра­тим­ся к Далю. Он тол­ку­ет:

«Стан – место, где пут­ни­ки, дорож­ные ста­ли, оста­но­ви­лись для отды­ха, вре­мен­но­го пре­бы­ва­ния, и всё устрой­ство на месте, с повоз­ка­ми, ско­том, шатра­ми или ины­ми уго­дья­ми; место сто­ян­ки и всё устрой­ство».

Дотош­ный Даль при­во­дит при­ме­ры:

Стать ста­ном в поле, обо­зом, табо­ром.

Стан в отъ­ез­жем поле. Сбор­ное место и ноч­лег. Воен­ный, рат­ный стан, бивак, лагерь. Стан рыба­чий. Стан лес­ни­ков. Раз­бой­ни­чий стан.

И т.д.

Нет, «стан» для каза­хов – как ни тол­куй это сло­во рас­ши­ри­тель­но – не совсем годит­ся.

Эту стра­ну целе­со­об­раз­но назы­вать как-то по-дру­го­му.

Мне нра­вит­ся сло­во «Каза­хия». Не я при­ду­мал. Им неред­ко поль­зу­ют­ся исто­ри­ки, писа­те­ли, пуб­ли­ци­сты.

Это сло­во любил неза­бвен­ный Ану­ар Алим­жа­нов.

А еще при­ят­ней мне сло­во «ел». Мощ­ное сло­во! Корот­кое, кра­си­вое, мно­го­знач­ное. А «Қазақ елі» зву­чит воз­вы­шен­но и поэ­тич­но. Лет два­дцать-два­дцать пять назад в пове­сти «Там, в долине» я об этом писал:

«Вот, к при­ме­ру, казах­ское сло­во «Эль». Пере­ве­сти его мож­но на рус­ский язык как «насе­ле­ние», «народ», «стра­на». Так это сло­во тол­ку­ет­ся в сло­ва­рях. И это, в общем-то, вер­но, хотя при этом теря­ют­ся кое-какие весь­ма зна­чи­тель­ные нюан­сы. Казах гово­рит: «мой эль», и озна­ча­ет это: мой аул и его окру­же­ние, край моих пред­ков, моя малая роди­на, место, где кап­ну­ла пер­вая кап­ля кро­ви от моей пупо­ви­ны, край – опо­ра, край – защи­та, край – отра­да, зем­ля моей чести, моей сове­сти».

В 2005 году я издал книж­ку, кото­рая так и назы­ва­лась – «Эль».

Казах­ские аза­ма­ты дав­но пред­ла­га­ют пере­име­но­вать «Казах­стан» в «Қазақ елі», что адек­ват­но поня­тию «Стра­на каза­хов».

Вопрос этот дол­го тлел в созна­нии оби­та­те­лей этой уни­каль­ной стра­ны.

И вот с пода­чи елба­сы вопрос о пере­име­но­ва­нии стра­ны вновь стал на повест­ку дня.

Пони­маю: одним росчер­ком пера этот вопрос не решит­ся. Будут обсуж­де­ния, раз­ные тол­ко­ва­ния, кри­во­тол­ки, актив­ное непри­я­тие, раз­ные слож­но­сти как внут­ри стра­ны, так и внешне. И пле­бис­цит, пола­гаю, не вне­сет пол­ную ясность.

Свое же лич­ное мне­ние выска­жу откры­то: я «за» назва­ние «Қазақ елі». Счи­таю это разум­ным и спра­вед­ли­вым во всех отно­ше­ни­ях. Одна­ко…

Одна­ко счи­таю нуж­ным ска­зать и о сво­их сомне­ни­ях. Пре­дви­жу, что мно­гие дру­же­ствен­ные «стра­ны» още­ти­нят­ся, посчи­та­ют себя ущем­лен­ны­ми, оби­дят­ся, ска­жут: «Эй, керей, қай­да бара­сың?!» А мы что, от тоқал роди­лись?! И могу­ще­ствен­ные стра­ны, наши эко­но­ми­че­ские и поли­ти­че­ские парт­не­ры, про себя поду­ма­ют: «Эй, тебе что, тес­но ста­ло в «стане»? Сиди уж, не рыпай­ся, доволь­ствуй­ся тем, что ты хотя бы стан».

Будут сопро­тив­ле­ния, будут… Шут­ка ли, с бух­ты-барах­ты назва­ние стра­ны менять?!

Вто­рое «но» свя­за­но с орфо­эпи­че­ским и орфо­гра­фи­че­ским оформ­ле­ни­ем мило­го казах­ско­го сло­ва «ел».

Понят­но: «қазақ» мы при­выч­но напи­шем «казах». И гла­за, и уши с этим осво­и­лись.

А как быть с «ел»?

Напи­шешь «ел» – по-рус­ски полу­чит­ся «кушал».

Напи­шешь бли­же к про­из­но­ше­нию с «мяг­ким» зна­ком, полу­чит­ся «ель» – дере­во, шыр­ша.

Что же я при­ду­мал? Я пишу «Эль» – обо­рот­ным «Е». Вро­де бли­же к ори­ги­на­лу. Срав­ни: «Марий-Эль».

Но ведь так мож­но напи­сать по-рус­ски в име­ни­тель­ном паде­же. А по-казах­ски сле­ду­ет гово­рить: «елі» – «Қазақ елі». Рус­ская гор­тань про­из­не­сет или «элы» или «эли». В любом слу­чае неиз­беж­на моро­ка с «і».

И как быть? Ума не при­ло­жу.

Оста­ет­ся, пола­гаю, один выход: писать назва­ние стра­ны толь­ко по-казах­ски: кирил­ли­цей «Қазақ елі», лати­ни­цей «Qasaq eli». И пусть ино­зем­цы про­из­но­сят как хотят. Их про­бле­ма.

Пока мои мыс­ли нахо­дят­ся на этом уровне. Может, зав­тра воз­ник­нут дру­гие вари­ан­ты.

Обра­тил невзна­чай еще вни­ма­ние, что в моем име­ни есть любез­ный казах­ско­му сло­гу «Ер», а в фами­лии моей закра­лись «Ел» и «Ер».

Апы­рай, а?! Может, не слу­чай­но то, что в моем име­ни-фами­лии два свя­щен­ных казах­ских сло­ва?!

Герольд БЕЛЬГЕР

Республиканский еженедельник онлайн