fbpx

РЕЙСЫ президента ПОД УГРОЗОЙ

Начи­ная с 1999 года в РГП «Казаэро­на­ви­га­ция», в свя­зи с реор­га­ни­за­ци­я­ми, про­во­ди­лись сокра­ще­ния чис­лен­но­сти работ­ни­ков и опти­ми­за­ция шта­та. Вопре­ки обо­зна­чен­ным целям началь­ни­ком служ­бы ЭРТОС Кара­ган­дин­ско­го фили­а­ла Кова­лен­ко М.П. посто­ян­но и пла­но­мер­но про­во­ди­лась «своя опти­ми­за­ция». Навер­ное, мани­пу­ли­руя пер­со­на­лом фили­а­ла, исхо­дя из лич­ной пре­дан­но­сти тех или иных работ­ни­ков, дей­ствуя, види­мо, в ущерб инте­ре­сам пред­при­я­тия, исполь­зуя род­ствен­ные свя­зи, он уволь­нял гра­мот­ных и прин­ци­пи­аль­ных спе­ци­а­ли­стов, име­ю­щих спе­ци­аль­ное авиа­ци­он­ное обра­зо­ва­ние, боль­шой стаж и опыт рабо­ты по выбран­ной спе­ци­аль­но­сти, игно­ри­руя при этом вопро­сы, свя­зан­ные с обес­пе­че­ни­ем без­опас­но­сти поле­тов воз­душ­ных судов, ста­вя на их место род­ствен­ни­ков (сына, пле­мян­ни­ка по линии жены). Под его кон­тро­лем при­сва­и­ва­лись ква­ли­фи­ка­ци­он­ные кате­го­рии лицам, кото­рые не име­ют спе­ци­аль­но­го обра­зо­ва­ния и не соот­вет­ству­ют ква­ли­фи­ка­ци­он­ным тре­бо­ва­ни­ям. Это явля­ет­ся нару­ше­ни­ем поло­же­ний Ква­ли­фи­ка­ци­он­но­го спра­воч­ни­ка, кото­рый слу­жит осно­вой для уста­нов­ле­ния ква­ли­фи­ка­ци­он­ных тре­бо­ва­ний к работ­ни­кам. Инже­не­ров высо­кой ква­ли­фи­ка­ции, окон­чив­ших выс­шие учеб­ные заве­де­ния граж­дан­ской авиа­ции непо­сред­ствен­но по спе­ци­аль­но­сти, стре­мил­ся уво­лить и уволь­нял (Чех­лов А.В., Ворон­ков Н.П.) или пере­ве­сти в тех­ни­ки (Пожи­да­ев Н.А.). Так­же были уво­ле­ны работ­ни­ки со сред­ним спе­ци­аль­ным обра­зо­ва­ни­ем, полу­чен­ным в учеб­ных заве­де­ни­ях граж­дан­ской авиа­ции (Рез­ни­ко­ва, Пиме­но­ва, Жур­ба, Кова­лев­ская, Корот­ко­ва, Бел­ки­на, Куче­ров, Крим­мель, Попов и др.), и с выс­шим про­филь­ным обра­зо­ва­ни­ем (Оди­на­ев В.Ш., Шев­цов Д.Н., Бреж­нев Ф.В.). А лица с неза­кон­но при­сво­ен­ны­ми кате­го­ри­я­ми без про­филь­но­го обра­зо­ва­ния оста­ва­лись рабо­тать, и про­дол­жа­ют рабо­тать до сих пор.  Дан­ные обсто­я­тель­ства ста­ли воз­мож­ны­ми в резуль­та­те «воль­но­го» обра­ще­ния с доку­мен­та­ми началь­ни­ком ЭРТОС, при попу­сти­тель­стве дирек­то­ра КФ РГП «Казаэро­на­ви­га­ция».

Oснов­ной зада­чей служ­бы ЭРТОС явля­ет­ся радио­тех­ни­че­ское обес­пе­че­ние поле­тов (РТОП) и элек­тро­свя­зи в целях обес­пе­че­ния без­опас­но­сти и регу­ляр­но­сти поле­тов, взле­та и посад­ки ВС, соот­вет­ствен­но и обра­зо­ва­ние долж­но иметь радио­тех­ни­че­ский про­филь.

По пово­ду неза­кон­но­сти осно­ва­ния сво­е­го уволь­не­ния я обра­щал­ся в проф­со­юз­ный коми­тет 20.10.2009 г., к дирек­то­ру КФ 20.10.2009 г., в комис­сию по тру­до­вым спо­рам, в депар­та­мент тру­да и соц­за­щи­ты, а так­же к заме­сти­те­лю гене­раль­но­го дирек­то­ра «Казаэро­на­ви­га­ция» Р. Тана­ба­е­вой. К сожа­ле­нию, с их сто­ро­ны ника­ких дей­ствий в мою под­держ­ку не после­до­ва­ло, кро­ме это­го, в отно­ше­нии меня было сфаб­ри­ко­ва­но кле­вет­ни­че­ское пись­мо, и сотруд­ни­ков при­нуж­да­ли под­пи­сать­ся под ним. Счи­таю,  что эта обста­нов­ка свя­за­на с кру­го­вой пору­кой, дей­ству­ю­щей на пред­при­я­тии, смыч­кой проф­со­ю­за пред­при­я­тия с адми­ни­стра­ци­ей. В резуль­та­те чего я был вынуж­ден обра­тить­ся в транс­порт­ную про­ку­ра­ту­ру и в суд. Неко­то­рые руко­во­ди­те­ли при этом не стес­ня­лись откры­то заяв­лять, что у РГП «Казаэро­на­ви­га­ция» хва­тит средств, что­бы купить любо­го, и судью, и про­ку­ро­ра, для реше­ния любых про­блем и вопро­сов в свою поль­зу. В чем я лич­но убе­дил­ся, когда полу­чил ответ от НДП «Нур Отан» и реше­ние суда, куда я обра­щал­ся.

В выход­ные, празд­нич­ные дни и в ноч­ное вре­мя и даже при обес­пе­че­нии литер­ных рей­сов на дежур­стве в служ­бе ЭРТОС оста­ет­ся один чело­век (тех­ник), выпол­ня­ю­щий функ­ции смен­но­го инже­не­ра ЭРТОС, кото­рый дол­жен нести ответ­ствен­ность за рабо­ту все­го обо­ру­до­ва­ния РТОП в служ­бе. Такая ситу­а­ция крайне опас­на, и при воз­ник­но­ве­нии ава­рий­ных ситу­а­ций, неком­пе­тент­ные дей­ствия могут при­ве­сти к ката­стро­фе и чело­ве­че­ским жерт­вам, и не сто­ит ждать серьез­но­го ЧП, что­бы ее изме­нить. Рабо­ту во вре­мя дежур­ства в такое вре­мя, по пра­ви­лам ТБ и исхо­дя из здра­во­го смыс­ла, надо осу­ществ­лять двум работ­ни­кам, как это было рань­ше. Толь­ко в этом слу­чае мож­но быст­ро и каче­ствен­но выпол­нять рабо­ты в ава­рий­ных ситу­а­ци­ях на объ­ек­тах радио­тех­ни­че­ско­го обес­пе­че­ния поле­тов и свя­зи служ­бы ЭРТОС, опе­ра­тив­ный кон­троль и тех­ни­че­ское обслу­жи­ва­ние.

Если орга­ни­зо­вать ком­плекс­ную про­вер­ку рабо­ты служб ЭРТОС с уча­сти­ем неза­ви­си­мых экс­пер­тов в обла­сти граж­дан­ской авиа­ции, было бы вскры­то нема­ло про­блем, кото­рые явля­ют­ся резуль­та­том тех­ни­че­ской поли­ти­ки руко­вод­ства РГП «Казаэро­на­ви­га­ция». Долж­но­сти инже­не­ров зани­ма­ют лица, име­ю­щие гума­ни­тар­ное, авто­мо­биль­ное и про­чее непро­филь­ное обра­зо­ва­ние!

Коли­че­ство отка­зов и про­дол­жи­тель­ность отка­зов объ­ек­тов РТОП и свя­зи уве­ли­чи­ва­ет­ся про­пор­ци­о­наль­но чис­лу уво­лен­ных спе­ци­а­ли­стов в служ­бе ЭРТОС. То, что в резуль­та­те опти­ми­за­ции чис­лен­но­сти шта­та тех­ни­че­ское обслу­жи­ва­ние обо­ру­до­ва­ния на объ­ек­тах РТОП служ­бы ЭРТОС выпол­ня­ет­ся в пол­ном объ­е­ме, оста­ет­ся под сомне­ни­ем. И это на аэро­дро­ме, кото­рый явля­ет­ся запас­ным для сто­лич­но­го аэро­дро­ма при обес­пе­че­нии литер­ных рей­сов (обес­пе­че­ние без­опас­но­сти воз­душ­но­го дви­же­ния пер­вых лиц госу­дар­ства).

Подоб­ные дей­ствия руко­вод­ства КФ «Каз­аэронавигация» при рас­ста­нов­ке пер­со­на­ла отри­ца­тель­но ска­зы­ва­ют­ся на без­опас­но­сти поле­тов, доку­мен­ты о неком­пе­тент­ных дей­стви­ях у меня име­ют­ся, как и то, что эти фак­ты упор­но скры­ва­ют­ся и замал­чи­ва­ют­ся. Неко­то­рые сотруд­ни­ки служ­бы ЭРТОС и сотруд­ни­ки СОВД (Служ­ба обес­пе­че­ния воз­душ­но­го дви­же­ния) откры­то гово­рят о неком­пе­тен­ции остав­ших­ся «спе­ци­а­ли­стов» – с таки­ми про­во­дит­ся «рабо­та», и они вынуж­де­ны мол­чать под угро­зой уволь­не­ния.

А что каса­ет­ся про­ве­рок по жало­бам, они про­во­дят­ся фор­маль­но, а отче­ты состав­ля­ют­ся заин­те­ре­со­ван­ны­ми лица­ми.

Адми­ни­стра­ция РГП «КАН» предо­ста­вит любой доку­мент, пой­дет на любые улов­ки и затра­ты, а так­же и на про­ти­во­прав­ные дей­ствия, толь­ко для того, что­бы скрыть резуль­та­ты неза­кон­ной дея­тель­но­сти сво­их сотруд­ни­ков. (По мно­гим фак­там име­ют­ся под­твер­жде­ния, в том чис­ле и не предо­став­ле­ние в суде необ­хо­ди­мых доку­мен­тов, дис­кри­ми­на­ции и пред­взя­то­го отно­ше­ния и т.д.).

На все наши обра­ще­ния нам отве­ча­ют, что нару­ше­ний нет, а ведь нас даже уво­ли­ли с нару­ше­ни­ем дей­ству­ю­ще­го зако­но­да­тель­ства, до вступ­ле­ния при­ка­за о сокра­ще­нии в силу! Эти и дру­гие аргу­мен­ты игно­ри­ро­ва­лись и фаль­си­фи­ци­ро­ва­лись, одна надеж­да на вашу газе­ту.

Федор БРЕЖНЕВ,

г. Кара­ган­да

15 лет за что?

Доро­гая редак­ция, про­шу вас про­де­мон­стри­ро­вать обще­ствен­но­сти, как в Пав­ло­дар­ской обла­сти осу­ществ­ля­ет­ся пра­во­су­дие.

При­го­во­ром спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го меж­рай­он­но­го суда по уго­лов­ным делам Пав­ло­дар­ской обла­сти от 17 сен­тяб­ря 2010 г. я при­знан винов­ным в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния, преду­смот­рен­но­го ст. 259 ч. 4 п. «а» УК РК, и при­го­во­рен к 15 годам лише­ния сво­бо­ды, с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства и отбы­ва­ни­ем нака­за­ния в ИК стро­го­го режи­ма. Поста­нов­ле­ни­ем №1а–595 апел­ля­ци­он­ной судеб­ной кол­ле­гии Пав­ло­дар­ско­го област­но­го суда от 10 нояб­ря 2010г. при­го­вор суда пер­вой инстан­ции остав­лен без изме­не­ния, а апел­ля­ци­он­ные жало­бы – без удо­вле­тво­ре­ния.

С дан­ны­ми судеб­ны­ми реше­ни­я­ми я не согла­сен в пол­ном объ­е­ме по сле­ду­ю­щим осно­ва­ни­ям.

Меня обви­ня­ют в том, что я являл­ся со­участником орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пы, создан­ной Темир­ба­е­вым М.Б., в целях неза­кон­но­го при­об­ре­те­ния, пере­воз­ки, хра­не­ния в целях сбы­та, сбы­та нар­ко­ти­че­ских средств в осо­бо круп­ном раз­ме­ре.

Одна­ко в деле отсут­ству­ют какие-либо пря­мые или кос­вен­ные дока­за­тель­ства моей вины и мое­го уча­стия. Я не при­ча­стен к при­об­ре­те­нию, пере­воз­ке, хра­не­нию в целях сбы­та и сбы­ту нар­ко­ти­че­ских средств. Нар­ко­ти­че­ские сред­ства мне были под­бро­ше­ны сотруд­ни­ка­ми пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, чей про­из­вол начал­ся уже с момен­та задер­жа­ния и длит­ся по насто­я­щее вре­мя.

17.02.2009 г. я и А. Шай­хи­мов нахо­ди­лись в авто­мо­би­ле по ул. Кри­вен­ко воз­ле авто­мой­ки «Ала­тау», дожи­да­лись сво­ей оче­ре­ди на помыв­ку маши­ны. Вне­зап­но наш авто­мо­биль спе­ре­ди и сза­ди забло­ки­ро­ва­ли два дру­гих авто­мо­би­ля. Из одно­го авто­мо­би­ля выбе­жа­ли люди в граж­дан­ской одеж­де, из дру­го­го – воору­жен­ные люди в каму­фляж­ной спец­одеж­де и в мас­ках. Они ста­ли раз­би­вать стек­ла наше­го авто­мо­би­ля, и я попы­тал­ся вый­ти из маши­ны, но с при­ме­не­ни­ем гру­бой физи­че­ской силы был уло­жен на асфальт. В этот момент кто-то сунул руку в зад­ний пра­вый кар­ман моих брюк. Испу­гав­шись, что в этот момент мне мог­ли что-нибудь под­ки­нуть, я сунул сво­бод­ную пра­вую руку в зад­ний пра­вый кар­ман брюк, нащу­пал там не при­над­ле­жав­ший мне пред­мет и выки­нул его в пра­вую сто­ро­ну под маши­ну. Сотруд­ни­ки поли­ции вели себя необос­но­ван­но агрес­сив­но и гру­бо. Сопро­тив­ле­ния и агрес­сии в отно­ше­нии них ни я, ни Шай­хи­мов не про­яв­ля­ли. Нас дер­жа­ли на асфаль­те 20–25 минут, и это в сере­дине фев­ра­ля, в резуль­та­те я и А. Шай­хи­мов полу­чи­ли обмо­ро­же­ние лица и рук, что было запро­то­ко­ли­ро­ва­но при меди­цин­ском осви­де­тель­ство­ва­нии. У меня с руки сле­те­ли часы. Я попро­сил не насту­пать на часы, но сотруд­ник поли­ции насту­пил на них, пнул меня по лицу и насту­пил мне на голо­ву. Спу­стя вре­мя, меня под­ня­ли и при­сло­ни­ли к забо­ру. Спу­стя неко­то­рое вре­мя ко мне подо­шел чело­век в граж­дан­ской одеж­де, не пред­ста­вив­шись, не разъ­яс­нив мне мои пра­ва и не объ­яс­няя, что про­ис­хо­дит, он начал про­из­во­дить обыск и досмотр. После про­ве­де­ния обыс­ка меня и А. Шай­хи­мо­ва доста­ви­ли в зда­ние ДВД г. Пав­ло­да­ра. Из ДВД меня повез­ли в боль­ни­цу в целях меди­цин­ско­го осви­де­тель­ство­ва­ния на выяв­ле­ние и сня­тие побо­ев, т.к. у меня была кровь на лице и руке. Затем меня сно­ва при­вез­ли в зда­ние ДВД, где посто­ян­но рядом со мной нахо­ди­лись сотруд­ни­ки СОБР, кото­рые упер­ли меня лбом в сте­ну, зафик­си­ро­вав меня в наклоне, ноги рас­ста­вив на ширине плеч, руки за спи­ной зафик­си­ро­ва­ли наруч­ни­ка­ми. В таком поло­же­нии я нахо­дил­ся все вре­мя, за исклю­че­ни­ем допро­са, кото­рый про­из­во­дил­ся ночью началь­ни­ком УБН Бакум­ба­е­вым и сле­до­ва­те­лем Зуба­и­ро­вым. Допрос про­ис­хо­дил без защит­ни­ка. След­ствен­ный орган не про­из­вел НЕОБХОДИМЫХ НЕОТЛОЖНЫХ след­ствен­ных дей­ствий, а имен­но не про­вел дак­ти­ло­ско­пи­че­скую экс­пер­ти­зу упа­ков­ки нар­ко­ти­че­ско­го сред­ства, не про­из­вел смы­вов с рук, сре­зов с кар­ма­нов и сре­зов с ног­те­вых пла­стин. Неуже­ли след­ствен­ный орган счел про­ве­де­ние обя­за­тель­ных след­ствен­ных дей­ствий – необя­за­тель­ной (факуль­та­тив­ной) нор­мой? Ясно то, что Бакум­ба­ев и Зуба­и­ров нару­ши­ли мои пра­ва и пра­ва А. Шай­хи­мо­ва  в ПОЛНОМ объ­е­ме, их дей­ствия непра­во­мер­ны и неза­кон­ны. Но на это никто не обра­ща­ет вни­ма­ния, отда­вая при­о­ри­тет «пустой» и без­до­ка­за­тель­ной вер­сии обви­не­ния.

Вот так из-за непра­во­мер­ных дей­ствий пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов и «сле­пой» судеб­ной вла­сти, допу­стив­шей осуж­де­ние неви­нов­но­го, я осуж­ден за пре­ступ­ле­ние, кото­ро­го не совер­шал.

Меж­ду тем, след­ствен­ный орган и суд не учли тот факт, что одной заин­те­ре­со­ван­но­сти след­ствия недо­ста­точ­но для предъ­яв­ле­ния обви­не­ния и осуж­де­ния неви­нов­но­го чело­ве­ка. Ведь дока­за­тель­ная база очень сла­бая, цинич­но и наг­ло сфаль­си­фи­ци­ро­ва­на. Почти все сви­де­те­ли обви­не­ния – в про­шлом и насто­я­щем нар­ко­за­ви­си­мые люди, а зна­чит, могут состо­ять в зави­си­мо­сти от орга­нов уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния и давать пока­за­ния в инте­ре­сах обви­не­ния «под дик­тов­ку» пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов.

Пункт 2 НП ВС РК № 19 от 15 авгу­ста 2002 года «О судеб­ном при­го­во­ре» гла­сит: Обос­но­ван­ность при­го­во­ра озна­ча­ет, что он осно­вы­ва­ет­ся на дока­за­тель­ствах, кото­рые собра­ны с соблю­де­ни­ем тре­бо­ва­ний зако­на и непо­сред­ствен­но в судеб­ном засе­да­нии пол­но, объ­ек­тив­но и все­сто­ронне иссле­до­ва­ны, при­ве­ден их ана­лиз и дана над­ле­жа­щая оцен­ка, а выво­ды суда моти­ви­ро­ва­ны.

Одна­ко судеб­ны­ми инстан­ци­я­ми Пав­ло­дар­ской обла­сти дан­ное НП игно­ри­ро­ва­но и гру­бо нару­ше­но.

Дока­зы­вая вину, суд ссы­ла­ет­ся на пока­за­ния сви­де­те­лей, но в деле нет ни одно­го сви­де­те­ля, кото­рый бы ука­зал на меня и А. Шай­хи­мо­ва, как на лиц, при­об­ре­та­ю­щих, хра­ня­щих и рас­про­стра­ня­ю­щих нар­ко­ти­че­ские сред­ства.

В мате­ри­а­лах дела слиш­ком мно­го не­устранимых сомне­ний, кото­рые в нару­ше­ние ст. 19 УК РК не были трак­то­ва­ны в мою поль­зу. Это дале­ко не пол­ный пере­чень нару­ше­ний моих прав, нор­ма­тив­ных поста­нов­ле­ний Вер­хов­но­го Суда РК, Кон­сти­ту­ции РК, УК и УПК РК.

Фарид ХАЛИМОВ,

учре­жде­ние АП – 1624,

г. Пав­ло­дар

 

Республиканский еженедельник онлайн