fbpx
blank

«СИНДРОМ КАЙНАРА»

«Обще­ствен­ная пози­ция»
(про­ект «DAT» №20 (384) от 25 мая 2017 г.
Посвя­ща­ет­ся памя­ти отца

СИНДРОМ КАЙНАРА
О геро­ях и анти­ге­ро­ях борь­бы
с Семи­па­ла­тин­ским ядер­ным поли­го­ном

(Про­дол­же­ние. Нача­ло в номе­ре от 18.05.17 г)

Наша справ­ка
Атча­ба­ров Бахия Атча­ба­ро­вич (1919−2013) в 1942 году окон­чил Алма-Атин­ский госу­дар­ствен­ный меди­цин­ский инсти­тут. В 1942–1946 годах вое­вал на фрон­тах Вто­рой миро­вой вой­ны (стар­ший врач – началь­ник сани­тар­ной служ­бы тан­ко­во­го пол­ка). В 1946–1950 годах – аспи­рант АН Казах­ской ССР, в 1950–1951 – млад­ший науч­ный сотруд­ник, стар­ший науч­ный сотруд­ник, заве­ду­ю­щий отде­лом, заме­сти­тель дирек­то­ра Инсти­ту­та кра­е­вой пато­ло­гии АН Казах­ской ССР, а с 1952 по 1984 – дирек­тор это­го инсти­ту­та.
Док­тор меди­цин­ских наук, про­фес­сор, член-кор­ре­спон­дент, ака­де­мик НАН РК, заслу­жен­ный врач Казах­ской ССР, лау­ре­ат пре­мии име­ни К.И. Сат­па­е­ва (1999).
Награж­ден меда­лью «За бое­вые заслу­ги», дву­мя орде­на­ми Крас­ной Звез­ды, Оте­че­ствен­ной вой­ны II-сте­пе­ни, Тру­до­во­го Крас­но­го Зна­ме­ни, Октябрь­ской Рево­лю­ции и орде­ном «Құр­мет».

В фев­ра­ле 1961г. в Москве, в Инсти­ту­те био­фи­зи­ки АМН СССР, про­шла кон­фе­рен­ция, созван­ная по ини­ци­а­ти­ве учё­ных из Казах­ста­на, для обсуж­де­ния ито­гов их науч­ных иссле­до­ва­ний. Кро­ме уче­ных из Казах­ста­на в коли­че­стве 27 чело­век, на кон­фе­рен­ции были пред­ста­ви­те­ли ВПК, в том чис­ле Семи­па­ла­тин­ско­го ядер­но­го поли­го­на, мин­здра­ва СССР, Ака­де­мии наук СССР, меди­цин­ской и сель­ско­хо­зяй­ствен­ной Ака­де­мий СССР.
Сре­ди наших учё­ных, высту­пив­ших еди­ным фрон­том и защи­щав­ших в упор­ной, бес­ком­про­мисс­ной борь­бе со сво­и­ми оппо­нен­та­ми пози­цию о вред­ном вли­я­нии ядер­ных испы­та­ний на здо­ро­вье людей и окру­жа­ю­щую сре­ду, ока­зал­ся один чело­век, чья пози­ция была срод­ни ковар­но­му уда­ру в спи­ну. Это был заме­сти­тель Бахии Атча­ба­ро­ва – радио­лог Саим Бал­му­ха­нов (1922–2017гг). На кон­фе­рен­ции он высту­пил на сто­роне ВПК и его апо­ло­ге­тов, с защи­той их пози­ции о без­вред­но­сти ядер­ных испы­та­ний на здо­ро­вье людей. Этим он спо­соб­ство­вал попыт­кам про­ти­во­бор­ству­ю­щей сто­ро­ны осла­бить пози­цию казах­стан­ских уче­ных и без­до­ка­за­тель­но, огуль­но опро­вер­гать резуль­та­ты их иссле­до­ва­ний.
Вер­но­под­дан­ни­че­ская рать ВПК высо­ко оце­ни­ла услу­ги С.Балмуханова и, к удив­ле­нию его кол­лег, назна­чи­ла его пред­се­да­те­лем одно­го засе­да­ния кон­фе­рен­ции и вклю­чи­ла, наря­ду с несколь­ки­ми ака­де­ми­ка­ми, в состав комис­сии, кото­рая долж­на была про­во­дить заказ­ные рецен­зи­ро­ва­ния иссле­до­ва­ний Инсти­ту­та кра­е­вой пато­ло­гии.
Вот толь­ко часть того, что гово­рил о кон­фе­рен­ции Б. Атча­ба­ров в сво­ей кни­ге («Ядер­ный поли­гон мои­ми гла­за­ми». Алма­ты, 1998, стр. 34,35):
«Бал­му­ха­нов, зани­мая долж­ность заме­сти­те­ля дирек­то­ра Инсти­ту­та кра­е­вой пато­ло­гии АН КазССР (он был при­гла­шен в 1960 г. на долж­ность вто­ро­го заме­сти­те­ля дирек­то­ра Б.Атчабарова после защи­ты док­тор­ской дис­сер­та­ции в 1959 г. – А.А.) и, нахо­дясь в чис­ле деле­га­тов кон­фе­рен­ции из Казах­ста­на, высту­пил про­тив инте­ре­сов постра­дав­ше­го наро­да… Он под­черк­ну­то жест­ко высту­пил с защи­той ВПК, утвер­жда­ю­ще­го, что испы­та­ния атом­ных и водо­род­ных бомб на Семи­па­ла­тин­ском ядер­ном поли­гоне (СЯП) не созда­ва­ло той дозы облу­че­ния людей, кото­рая может нане­сти вред их здо­ро­вью. По С.Балмуханову, в учре­жде­ни­ях ВПК «не было ника­ких нару­ше­ний и погреш­но­стей, так как на том уровне зна­ний наши авто­ри­тет­ные пред­ста­ви­те­ли не мог­ли ска­зать ина­че».
Затем он пере­хо­дил к раз­гла­голь­ство­ва­нию о про­бле­ме малой дозы облу­че­ния, ква­ли­фи­ци­руя уста­нов­лен­ные дозы облу­че­ния ВПК без­раз­лич­ны­ми для людей. При этом С. Бал­му­ха­нов пол­но­стью соли­да­ри­зи­ро­вал­ся с утвер­жде­ни­ем пред­ста­ви­те­лей ВПК, счи­та­ю­щих, что обна­ру­жен­ная пато­ло­гия у людей, тер­ри­то­рия про­жи­ва­ния кото­рых под­вер­га­лась радио­ак­тив­но­му загряз­не­нию, не есть след­ствие ради­а­ции, а явля­ет­ся кра­е­вой пато­ло­ги­ей, обу­слов­лен­ной дей­стви­ем фак­то­ров мест­но­го зна­че­ния.
Он счи­та­ет, что «то, что мы нашли в кли­ни­ке, явля­ет­ся кра­е­вой пато­ло­ги­ей. Нам оста­ет­ся исклю­чить вли­я­ние ради­а­ции вооб­ще и не при­ни­мать во вни­ма­ние, и все сдви­ги кли­ни­че­ско­го поряд­ка при­пи­сать мест­ным осо­бен­но­стям нару­ше­ния пита­ния, гипо­ви­та­ми­но­зу. В таком направ­ле­нии мы вынуж­де­ны доло­жить наше­му руко­вод­ству и высту­пить в откры­той печа­ти для полу­че­ния под­держ­ки». (Сте­но­грам­ма кон­фе­рен­ции по резуль­та­там обсле­до­ва­ния радио­ло­ги­че­ской обста­нов­ки и состо­я­ния здо­ро­вья насе­ле­ния в неко­то­рых рай­о­нах Казах­ста­на)».
Дру­гие казах­стан­ские учё­ные во гла­ве со сво­им руко­во­ди­те­лем Б. Атча­ба­ро­вым реши­тель­но высту­пи­ли про­тив пози­ции ВПК и отверг­ли вся­че­ские заиг­ры­ва­ния и лест­ные пред­ло­же­ния в кулу­а­рах кон­фе­рен­ции со сто­ро­ны пред­ста­ви­те­лей ВПК с обе­ща­ни­я­ми, что если они изме­нят свою пози­цию, то им будет ока­за­на под­держ­ка в под­го­тов­ке их науч­ных работ и защи­те дис­сер­та­ций (такие слу­чаи были с неко­то­ры­ми наши­ми уче­ны­ми). За что им низ­кий поклон, честь и хва­ла от бла­го­дар­ных потом­ков!
Вот непол­ный пере­чень их имен: А.Адырхаев, С.Аккерман, Е.Алексеев, А.Алданазаров, Т.Беглова, Я.Бульвахтер, И.Великанов, Б.Всеволодов, В.Мошкевич, С.Нугманов, А.Питюшин, И.Симин-Северская, А.Соколова, Ю.Торопкина, Ж.Хайрушев. Надо воз­дать поче­сти так­же двум сотруд­ни­кам Инсти­ту­та био­фи­зи­ки АМН СССР, Л.Туточкиной и М.Ломовой, кото­рые высту­пи­ли в защи­ту казах­стан­ских уче­ных.
Уже после раз­об­ла­че­ния С.Балмуханова на стра­ни­цах газе­ты «Аргу­мен­ты и фак­ты» (1997г. № 30, с.6) он в сво­ей кни­ге, опи­сы­вая тот пери­од вре­ме­ни и пыта­ясь оправ­дать­ся за свои выступ­ле­ния на сто­роне ВПК, при­зна­вал­ся: «В ту пору, ско­рее все­го, не было жела­ния рас­кры­вать тай­ну: все были под «кол­па­ком» КГБ, и нико­му не хоте­лось рис­ко­вать голо­вой из-за како­го-то сомни­тель­но­го Кай­на­ра. В част­ной бесе­де у себя дома ака­де­мик А.В. Лебе­дин­ский (ака­де­мик АМН СССР, гене­рал-май­ор, дирек­тор Инсти­ту­та био­фи­зи­ки АМН СССР, один из глав­ных оппо­нен­тов казах­стан­ских уче­ных – А.А.) сове­то­вал мне быть осто­рож­ным, ина­че мож­но погу­бить не толь­ко карье­ру, но и жизнь. В сло­вах Андрея Вла­ди­ми­ро­ви­ча было мно­го прав­ды».
Сколь­ко лжи, циниз­ма и пафо­са в этих сло­вах и в яко­бы навис­шей над ним угро­зы от КГБ?! В них при­сут­ству­ют само­раз­об­ла­че­ние и при­ня­тие им пози­ции ВПК.
Надо ска­зать, что С.Балмуханову ниче­го не угро­жа­ло. Вот кому надо было быть осто­рож­ны­ми, так это Каны­шу Сат­па­е­ву и Бахие Атча­ба­ро­ву, кото­рые на свой страх и риск про­ти­во­сто­я­ли все­силь­но­му ВПК. Б.Атчабарову не на сло­вах, а в дей­стви­тель­но­сти при­шлось испы­тать угро­зы и дав­ле­ние со сто­ро­ны ВПК. Когда он про­во­дил свои экс­пе­ди­ци­он­ные иссле­до­ва­ния, в ЦК Ком­пар­тии и пра­ви­тель­ство рес­пуб­ли­ки ВПК напра­вил сво­е­го пред­ста­ви­те­ля, пол­ков­ни­ка КГБ А.Ф. Коб­зе­ва с тре­бо­ва­ни­ем ото­звать и нака­зать руко­во­ди­те­ля экс­пе­ди­ции. Аргу­мент был такой: Б.Атчабаров в про­грам­ме науч­ных иссле­до­ва­ний экс­пе­ди­ции ста­вит зада­чу выяв­ле­ния вред­но­го вли­я­ния испы­та­ния атом­но­го ору­жия на здо­ро­вье людей, а это про­ти­во­ре­чит инте­ре­сам Совет­ско­го госу­дар­ства.
Вот как Б. Атча­ба­ров про­ком­мен­ти­ро­вал в сво­ей кни­ге при­зна­ние С. Бал­му­ха­но­ва: «Утвер­жде­ние С. Бал­му­ха­но­ва о том, что «в ту пору, ско­рее все­го, не было жела­ния рас­кры­вать тай­ну», «нико­му не хоте­лось рис­ко­вать голо­вой из-за како­го-то Кай­на­ра» – явля­ет­ся кле­ве­той в отно­ше­нии к осталь­ным участ­ни­кам экс­пе­ди­ции Инсти­ту­та кра­е­вой пато­ло­гии. Шат­кость сво­их пози­ций и плу­тов­ство он не имел ника­ких осно­ва­ний и пра­ва рас­про­стра­нять на дру­гих.
Спра­ши­ва­ет­ся, зачем он при­ни­мал уча­стие в нашей экс­пе­ди­ции, зачем поехал на кон­фе­рен­цию в Моск­ву, если у него «не было жела­ния рас­кры­вать тай­ну» и «не хоте­лось рис­ко­вать голо­вой»? Никто его не застав­лял при­ни­мать уча­стие в наших науч­ных иссле­до­ва­ни­ях насиль­но».
Далее Б. Атча­ба­ров писал в сво­ей кни­ге: «В ходе рабо­ты кон­фе­рен­ции ста­ло ясно, что ВПК был тща­тель­но раз­ра­бо­тан сце­на­рий про­ве­де­ния кон­фе­рен­ции, преду­смат­ри­ва­ю­щий при­ну­дить иссле­до­ва­те­лей Инсти­ту­та кра­е­вой пато­ло­гии (ИКП) отка­зать­ся от сво­их пози­ций и при­нять точ­ку зре­ния ВПК как исти­ну. В слу­чае, если про­ти­во­бор­ству­ю­щие сто­ро­ны не при­дут к како­му-либо согла­ше­нию, то на науч­ные иссле­до­ва­ния ИКП орга­ни­зо­вать отри­ца­тель­ные отзы­вы послуш­ных апо­ло­ге­тов ВПК.
В тек­сте сте­но­грам­мы кон­фе­рен­ции поимен­но пере­чис­ле­ны уче­ные, кото­рые были гото­вы под­дер­жать пози­ции ВПК. Их было 15 чело­век: девять ака­де­ми­ков и чле­нов-кор­ре­спон­ден­тов Ака­де­мии меди­цин­ских наук СССР и Ака­де­мии сель­хоз­на­ук СССР и шесть про­фес­со­ров, в том чис­ле С.Б.Балмуханов. Всё это хоро­шо вид­но из тек­ста сте­но­грам­мы кон­фе­рен­ции, в част­но­сти, из содер­жа­ния выступ­ле­ний гла­вен­ству­ю­щих пред­ста­ви­те­лей ВПК – В.Н.Правецкого и А.И.Бурназяна» (Бур­на­зян – заме­сти­тель мини­стра здра­во­охра­не­ния СССР, гене­рал-лей­те­нант, ответ­ствен­ный за ради­а­ци­он­ную без­опас­ность в СССР, удо­сто­ен зва­ния Героя Соци­а­ли­сти­че­ско­го Тру­да «за осо­бые заслу­ги в обес­пе­че­нии без­опас­но­го про­ве­де­ния испы­та­ния ядер­но­го ору­жия» – А.А.)

Отец рас­ска­зал мне слу­чай о том, как в один из дней рабо­ты кон­фе­рен­ции С.Балмуханов при­гла­сил его и А.Алданазарова (чле­на их деле­га­ции) в свой номер гости­ни­цы. Там он в ходе раз­го­во­ра с ними стал оправ­ды­вать­ся за свои дей­ствия и выступ­ле­ние на кон­фе­рен­ции на сто­роне ВПК. Как пока­за­ли после­ду­ю­щие собы­тия, он заду­мал и устро­ил эту встре­чу не с целью чисто­сер­деч­но­го рас­ка­я­ния в соде­ян­ном, а в попыт­ке раз­жа­ло­бить их, при­ки­нув­шись эта­ким заблуд­шим ягнен­ком, выпро­сить у них снис­хож­де­ние. А глав­ное — полу­чить от них гаран­тии, что они не пре­да­дут оглас­ке слу­чив­ше­е­ся с ним на кон­фе­рен­ции, рас­счи­ты­вая (уже в кото­рый раз) на вели­ко­ду­шие и мило­сер­дие Б.Атчабарова. Надо при­знать­ся в том, что ему здо­ро­во повез­ло со сво­им руко­во­ди­те­лем, от кото­ро­го он скрыт­но вер­шил свои небла­го­вид­ные дела.
Бахия Атча­ба­ров, вер­нув­шись в Алма-Ату, не пре­дал оглас­ке пре­да­тель­ство сво­е­го заме­сти­те­ля, вели­ко­душ­но поща­див его (как ока­за­лось впо­след­ствии, на свою голо­ву), и этим спас «заблуд­ше­го ягнен­ка» от позор­но­го раз­об­ла­че­ния и осуж­де­ния. Таким подар­ком судь­бы, вер­нее, неволь­ным подар­ком Б.Атчабарова, Бал­му­ха­нов вос­поль­зо­вал­ся, как гово­рит­ся, на всю катуш­ку. После мос­ков­ской кон­фе­рен­ции его карье­ра пошла стре­ми­тель­но вверх в резуль­та­те пол­но­го неве­де­ния о его дея­ни­ях на ней руко­вод­ства рес­пуб­ли­ки, в том чис­ле пре­зи­ден­та Ака­де­мии наук Каны­ша Сат­па­е­ва.
Взлет на высо­кие науч­ные высо­ты, навер­но, не обо­шел­ся и без вни­ма­ния и уча­стия его мос­ков­ских высо­ко­по­став­лен­ных покро­ви­те­лей. Но в этом слу­чае он про­изо­шел, наобо­рот, бла­го­да­ря тому, что они хоро­шо зна­ли его дея­ния. Ведь они были обя­за­ны ему и бла­го­дар­ны за его вер­ную служ­бу ВПК.
Неуже­ли они не под­су­е­ти­лись бы за награж­де­ние его каким-нибудь орде­ном? Сами-то они име­ли высо­кие награ­ды за уча­стие (пря­мое или кос­вен­ное) в «успеш­но» про­ве­ден­ных испы­та­ни­ях ядер­но­го ору­жия.
Может быть, если не оба, то один из двух орде­нов им. Лени­на, кото­ры­ми был награж­ден С.Балмуханов, и был той награ­дой, выхло­по­тан­ной ими в 1961 году.
Ведь в фев­ра­ле это­го года на мос­ков­ской кон­фе­рен­ции он в пол­ный голос заявил о себе как апо­ло­гет ВПК. В этом же году ему было при­сво­е­но зва­ние «Заслу­жен­ный дея­тель нау­ки КазССР». В 1962 году он стал чле­ном-кор­ре­спон­ден­том АН КазССР. На оче­ред­ных выбо­рах в 1967 году С.Балмуханов был избран ака­де­ми­ком, перед этим полу­чив вто­рой орден Лени­на.
Такой фей­ер­верк наград и зва­ний за отно­си­тель­но корот­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни (1961–1967гг.) наво­дит на раз­мыш­ле­ния.
Полу­ча­ет­ся, что мос­ков­ская кон­фе­рен­ция ста­ла для него трам­пли­ном перед его взлё­том на ака­де­ми­че­ские высо­ты, а так­же свое­об­раз­ной пло­щад­кой, где он пока­зал себя во всей кра­се ВПК, кото­рый, конеч­но же, оце­нил его услу­ги.
Саим Бал­му­ха­нов, впо­след­ствии в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях гово­рил об осо­бом вни­ма­нии и уча­стии в его науч­ной карье­ре пре­зи­ден­та Ака­де­мии наук К.Сатпаева и яко­бы он перед сво­ей кон­чи­ной оста­вил запис­ку сво­им после­до­ва­те­лям о том, что он зна­ет С.Балмуханова и что за него надо отдать голо­са на выбо­рах в ака­де­ми­ки. При этом С.Балмуханов не назы­вал дей­стви­тель­ную при­чи­ну, вызвав­шую такое отно­ше­ние вели­ко­го уче­но­го к нему. По наше­му мне­нию, эта при­чи­на лежит на поверх­но­сти и объ­яс­ня­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом.
В резуль­та­те того, что К.Сатпаев не узнал, как крайне вызы­ва­ю­ще повел себя на мос­ков­ской кон­фе­рен­ции 1961 года С.Балмуханов – о пре­да­тель­стве им казах­стан­ских уче­ных и их пози­ции, с угод­ли­вы­ми выступ­ле­ни­я­ми на сто­роне ВПК, спас­ло его от осуж­де­ния и нега­тив­но­го отно­ше­ния к нему пре­зи­ден­та Ака­де­мии наук со все­ми выте­ка­ю­щи­ми из это­го послед­стви­я­ми.
Не смол­чи Б.Атчабаров о «подви­гах» сво­е­го заме­сти­те­ля, К.Сатпаев, чело­век высо­кой мора­ли и нрав­ствен­но­сти, навер­ня­ка не про­явил бы, мяг­ко гово­ря, к зарвав­ше­му­ся док­то­ру наук, буду­ще­му ака­де­ми­ку-радио­ло­гу свою бла­го­склон­ность и не спо­соб­ство­вал бы его карьер­но­му росту. С.Балмуханов, пред­по­ла­гая воз­мож­ное воз­ник­но­ве­ние такой ситу­а­ции и опа­са­ясь неже­ла­тель­ной уча­сти, как мы уже зна­ем, забла­го­вре­мен­но пред­при­нял шаги для ее предот­вра­ще­ния. Он выпро­сил, вер­нее ска­зать, вымо­лил у Б.Атчабарова его снис­хож­де­ние и обе­ща­ние не раз­гла­шать собы­тия, про­изо­шед­шие на кон­фе­рен­ции.
Таким обра­зом, после нее в лице С.Балмуханова родил­ся при­тя­га­тель­ный, поло­жи­тель­ный, реаль­но несу­ще­ству­ю­щий образ бла­го­род­но­го уче­но­го, радио­ло­га, иссле­до­ва­те­ля – «бор­ца» с вред­ным вли­я­ни­ем ядер­ных испы­та­ний на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне, с кото­рым он сумел вызвать у К.Сатпаева осо­бое рас­по­ло­же­ние к себе, тем самым вве­дя его (и не толь­ко его) в заблуж­де­ние. Этот мни­мый образ и был глав­ной при­чи­ной осо­бо­го вни­ма­ния к его пер­соне и непо­сред­ствен­но­го уча­стия в его стре­ми­тель­ной ака­де­ми­че­ской карье­ре пре­зи­ден­та АН.
Б.Атчабаров так­же спас С.Балмуханова от позо­ра раз­об­ла­че­ния и осуж­де­ния, «в отмест­ку» за его пре­да­тель­ство и подо­бо­страст­ное слу­же­ние ВПК дру­ги­ми казах­стан­ца­ми, осо­бен­но теми, кто постра­дал от пагуб­но­го вли­я­ния ядер­ных испы­та­ний. С како­го бока ни посмот­ри, выхо­дит, что толь­ко из-за щед­рой мило­сти Б.Атчабарова к сво­е­му заме­сти­те­лю сва­ли­лись на него награ­ды, удач­ная науч­ная карье­ра и при­зна­ние в обще­стве.
(Про­дол­же­ние сле­ду­ет)
Айдар АТЧАБАРОВ

Республиканский еженедельник онлайн