fbpx
blank

Время выбора, прожитое с честью

mazhel2 нояб­ря испол­нит­ся ров­но 10 лет с момен­та выхо­да пре­зи­дент­ско­го Ука­за о досроч­ном роспус­ке мажи­ли­са 2‑го созы­ва. Я убеж­ден – пред­ше­ство­вав­шие это­му дню 59 меся­цев, в кото­рые уло­жи­лась его рабо­та, ста­ли самым дина­мич­ным и эффек­тив­ным пери­о­дом в исто­рии двух­па­лат­но­го казах­стан­ско­го пар­ла­мен­та. И дело не толь­ко в несколь­ких сот­нях при­ня­тых зако­нов. В соста­ве это­го мажи­ли­са нашлись депу­та­ты, кото­рые в слож­ных усло­ви­ях суме­ли отсто­ять свое сво­бо­до­мыс­лие и чув­ство досто­ин­ства. Их было при­мер­но два десят­ка – не более чет­вер­ти соста­ва пала­ты – но они не дали тому пар­ла­мен­ту бес­след­но рас­тво­рить­ся в дым­ке забве­ния…

Дея­тель­ность это­го депу­тат­ско­го созы­ва изоби­ло­ва­ла неор­ди­нар­ны­ми ситу­а­ци­я­ми, и все они достиг­ли апо­гея осе­нью 2004 года – когда волею судь­бы на аван­сце­ну казах­стан­ской поли­ти­ки вышел пред­се­да­тель того мажи­ли­са Жар­ма­хан Туяк­бай. Будучи пресс-сек­ре­та­рем мажи­ли­са, я стал сви­де­те­лем этих собы­тий.

В 1996 году пер­вый состав мажи­ли­са, счи­тав­ший­ся весь­ма прин­ци­пи­аль­ным, под руко­вод­ством спи­ке­ра Мара­та Оспа­но­ва упор­но отка­зы­вал­ся одоб­рить пра­ви­тель­ствен­ные поправ­ки в пен­си­он­ное зако­но­да­тель­ство. Дошло до того, что тогдаш­ний пре­мьер Аке­жан Каже­гель­дин был вынуж­ден поста­вить перед депу­та­та­ми вопрос о дове­рии его Каби­не­ту. Мажи­лис­ме­ны взвин­ти­ли свою рито­ри­ку «народ­ных заступ­ни­ков» до пре­де­ла – и … покор­но про­го­ло­со­ва­ли за дове­рие пра­ви­тель­ству и за анти­со­ци­аль­ные пен­си­он­ные зако­ны. Точ­но так же не встре­ти­ли воз­ра­же­ний зако­ны о при­ва­ти­за­ции.

В июне 2003 года в ана­ло­гич­ной ситу­а­ции ока­зал­ся мажи­лис 2‑го созы­ва, кате­го­ри­че­ски отверг­нув­ший пра­ви­тель­ствен­ный про­ект обез­зе­ме­ли­ва­ю­ще­го сель­чан Земель­но­го кодек­са. Пре­мьер-министр Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­тов в каче­стве «тара­на» тогда так­же исполь­зо­вал поста­нов­ку вопро­са о дове­рии. Но не тут-то было: впер­вые мажи­лис – да еще и подав­ля­ю­щим боль­шин­ством голо­сов – про­го­ло­со­вал не в поль­зу пра­ви­тель­ства. Даже несмот­ря на под­держ­ку сена­та (и тем самым фор­маль­ное выра­же­ние пар­ла­мен­том воту­ма дове­рия), пози­ции Каби­не­та Тас­ма­гам­бе­то­ва были подо­рва­ны, и вско­ре он был вынуж­ден подать в отстав­ку. Как при­зна­ва­лись мно­гие мажи­лис­ме­ны, реша­ю­щую роль в этой исто­рии сыг­ра­ла твер­дая пози­ция пред­се­да­те­ля пала­ты Жар­ма­ха­на Туяк­бая, реши­тель­но всту­пив­ше­го­ся в защи­ту пра­ва сель­чан на зем­лю.

Вооб­ще, в мажи­ли­се 2‑го созы­ва мно­гое было необыч­но. Выбо­ры в его состав в 1999 году впер­вые про­шли одно­вре­мен­но по одно­ман­дат­ным окру­гам и пар­тий­ным спис­кам. В резуль­та­те, вклю­чив в свой состав пред­ста­ви­те­лей «Ота­на», Аграр­ной, Граж­дан­ской, Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тий и Пар­тии пат­ри­о­тов, пала­та ста­ла пяти­пар­тий­ной, со всем выте­ка­ю­щим из это­го нака­лом дис­кус­сий. Но едва ли не самое при­ме­ча­тель­ное – этот пар­ла­мент спол­на «отме­тил­ся» во вре­мя извест­ных поли­ти­че­ских собы­тий кон­ца 2001–2002 годов. С его три­бун зву­ча­ли бес­пре­це­дент­ные по сме­ло­сти заяв­ле­ния Толе­на Тох­та­сы­но­ва с при­зы­вом при­влечь к ответ­ствен­но­сти все­мо­гу­ще­го Раха­та Али­е­ва, оправ­дать под­верг­нув­ших­ся репрес­си­ям Абля­зо­ва и Жаки­я­но­ва. Серик­бол­сын Абдиль­дин впер­вые в офи­ци­аль­ной поли­ти­ке пуб­лич­но про­из­нес сло­во «Казахгейт», при­звав вла­сти Казах­ста­на сде­лать тай­ное явным. Ост­рей­шие соци­аль­ные про­бле­мы под­ни­ма­ли депу­та­ты Булат Аби­шев, Серик­бай Али­ба­ев, Вален­тин Макал­кин. Народ­ные избран­ни­ки регу­ляр­но высту­па­ли в защи­ту неза­ви­си­мых СМИ, начи­нав­ших под­вер­гать­ся небы­ва­лым гоне­ни­ям.

А в апре­ле 2002 года по тре­бо­ва­нию депу­та­тов на пар­ла­мент­скую тру­бу­ну был вынуж­ден под­нять­ся с отче­том по мил­ли­ард­но­му сек­рет­но­му сче­ту пра­ви­тель­ства пре­мьер Тас­ма­гам­бе­тов. Точ­нее, это был не отчет – оправ­да­ния перед бур­ля­щим залом пле­нар­но­го засе­да­ния.

А по мажи­ли­су все чаще ходи­ли слу­хи, что в пра­ви­тель­стве и адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та уже дав­но недо­воль­ны спи­ке­ром Туяк­ба­ем – мол, с пер­вых меся­цев рабо­ты слиш­ком мно­го воли дает депу­та­там, со сво­им либе­ра­лиз­мом потвор­ству­ет кра­мо­ле. (Да и вооб­ще, мно­гих боль­ших людей заста­ло врас­плох, как быст­ро быв­ший ген­про­ку­рор пре­вра­тил­ся из ожи­да­е­мо­го «над­зи­ра­те­ля за поряд­ком» в пуб­лич­но­го поли­ти­ка, ува­жа­ю­ще­го ана­ло­гич­ные пра­ва дру­гих депу­та­тов). Вот и опять на «пле­нар­ке» не пре­сек он нели­це­при­ят­ные сло­ва о бед­но­сти и отча­я­нии наро­да, о воров­стве, кор­руп­ции и про­из­во­ле самых высо­ких чинов­ни­ков. «Все депу­та­ты для меня рав­ны», – объ­яс­нял Ж. Туяк­бай свою пози­цию. Но не мог­ло не бро­сать­ся в гла­за, как актив­но и вдох­но­вен­но высту­па­ла на засе­да­ни­ях пала­ты имен­но эта малень­кая сти­хий­ная «фрак­ция сво­бо­ды» – инту­и­тив­но чув­ство­вав­шая в пред­се­да­те­ле сво­е­го союз­ни­ка.

Конеч­но, и в био­гра­фии это­го мажи­ли­са была рабо­та над непо­пу­ляр­ны­ми зако­но­про­ек­та­ми – «О Пер­вом Пре­зи­ден­те», «О сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции», «О пар­ти­ях». Да, один из важ­ней­ших зако­нов этих лет, Земель­ный кодекс, полу­чил­ся в ито­ге не таким, как хоте­лось мно­гим боле­ю­щим за село депу­та­там. Увы, есть осно­ва­ния пред­по­ла­гать, что со мно­ги­ми народ­ны­ми избран­ни­ка­ми успеш­но рабо­та­ли раз­лич­ные лоб­би­сты испол­ни­тель­ной вла­сти. Впро­чем, из каби­не­та пред­се­да­те­ля мажи­ли­са они слиш­ком часто выхо­ди­ли не соло­но хле­бав­ши. Настоль­ко часто, что в кори­до­рах пар­ла­мен­та и всей офи­ци­аль­ной Аста­ны повис­ло напря­же­ние – что-то про­изой­дет. После пря­мо­го столк­но­ве­ния мажи­лис­ме­нов и пра­ви­тель­ства по пово­ду Земель­но­го кодек­са эти пред­чув­ствия сгу­сти­лись до пре­де­ла…

«Выне­се­ние воту­ма недо­ве­рия пра­ви­тель­ству побу­ди­ло мно­гих, даже про­власт­ных депу­та­тов, почув­ство­вать зна­че­ние пар­ла­мен­та, свой ста­тус и мис­сию избран­ни­ков наро­да – это была насто­я­щая пере­оцен­ка цен­но­стей», – как-то ска­зал в интер­вью Ж. Туяк­бай. Судя по все­му, эта пере­оцен­ка не обо­шла сто­ро­ной и само­го спи­ке­ра: имен­но после этой исто­рии он начал актив­нее доно­сить свою точ­ку зре­ния до обще­ства.

В том чис­ле опуб­ли­ко­вал цикл ста­тей, в кото­рых выра­зил недо­воль­ство отсут­стви­ем у Пар­ла­мен­та реаль­ных кон­троль­ных пол­но­мо­чий, назвал сенат «барье­ром на пути акту­аль­ных для стра­ны зако­нов» и сен­са­ци­он­но поста­вил под сомне­ние необ­хо­ди­мость его суще­ство­ва­ния.

Нали­чие в Доме пар­ла­мен­та актив­ных и прин­ци­пи­аль­ных депу­та­тов, их доста­точ­но широ­ко рас­ти­ра­жи­ро­ван­ная (в том чис­ле теле­ви­де­ни­ем) пози­ция и выска­зы­ва­ния, по моим наблю­де­ни­ям, спо­соб­ство­ва­ли повы­шен­но­му инте­ре­су зна­чи­тель­ной части обще­ства к дея­тель­но­сти сво­их избран­ни­ков. Кан­це­ля­рия пар­ла­мен­та была заби­та пись­ма­ми и обра­ще­ни­я­ми граж­дан, пресс-служ­ба едва успе­ва­ла удо­вле­тво­рять любо­пыт­ство казах­стан­ских и ино­стран­ных жур­на­ли­стов. Мно­гие из них запи­сы­ва­лись за неде­ли впе­ред, что­бы взять интер­вью у пред­се­да­те­ля пала­ты.

Навер­ное, эту рас­ту­щую попу­ляр­ность пар­ла­мен­та и его спи­ке­ра уло­вил сво­им зна­ме­ни­тым чутьем Нур­сул­тан Назар­ба­ев. В июне 2004 года – за три меся­ца до пред­сто­я­щих оче­ред­ных выбо­ров в мажи­лис – он назна­чил Жар­ма­ха­на Туяк­бая одним из трех сво­их заме­сти­те­лей в пар­тии «Отан» (наря­ду с Аман­гель­ды Ерме­ги­я­е­вым и Алек­сан­дром Пав­ло­вым). Дела пар­тии вла­сти шли из рук вон пло­хо: закры­тые социо­ло­ги­че­ские опро­сы дава­ли ей не боль­ше 25 про­цен­тов изби­ра­те­лей. Меж­ду тем на пред­вы­бор­ном съез­де пар­тии, лич­но пред­став­ляя сво­их новых заме­сти­те­лей, пре­зи­дент поста­вил зада­чу набрать более 50 про­цен­тов голо­сов казах­стан­цев. Надо пола­гать – любой ценой.

На вопрос цены три­ум­фа по-дру­го­му отве­ча­ет Жар­ма­хан Туяк­бай. Ему была нуж­на побе­да пар­тии, кото­рая бы опи­ра­лась не на без­дум­ный вождизм, а на реаль­ное дове­рие наро­да – не обма­нув надежд казах­стан­цев. Пути того, как стать по-насто­я­ще­му народ­ной пар­ти­ей, спи­кер пред­ло­жил в сво­ей вышед­шей в «Казах­стан­ской прав­де» ста­тье «Как нам обу­стро­ить «Отан». (Хоро­шо пом­ню, как я до глу­бо­кой ночи сидел в редак­ции «Каз­прав­ды», посколь­ку ока­за­лось, что ста­тью главред газе­ты был вынуж­ден возить на согла­со­ва­ние в адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та – и обсуж­де­ние там шло несколь­ко часов).

Весь август и поло­ви­ну сен­тяб­ря 2004 года пред­се­да­тель мажи­ли­са про­вел в разъ­ез­дах по обла­стям стра­ны, разъ­яс­няя изби­ра­те­лям пред­вы­бор­ную про­грам­му «Ота­на». Все встре­чи про­хо­ди­ли с пол­ным аншла­гом: жите­ли реги­о­нов хоте­ли видеть попу­ляр­но­го поли­ти­ка. Есте­ствен­но, из каж­дой поезд­ки Жар­ма­хан Туяк­бай при­во­зил кипы просьб и обра­ще­ний граж­дан. Спе­ци­аль­ные социо­ло­ги­че­ские опро­сы фик­си­ру­ют пози­ции «Ота­на» на отмет­ке 50–55 про­цен­тов. В сте­нах пар­ла­мен­та спи­кер при­ни­ма­ет уча­стие в акции «За чест­ные выбо­ры!».

19 сен­тяб­ря 2004 года состо­я­лись выбо­ры в мажи­лис 3‑го созы­ва. На 77 мест пре­тен­до­ва­ли 12 поли­ти­че­ских пар­тий (в том чис­ле сра­зу два пред­вы­бор­ных бло­ка) и 513 одно­ман­дат­ни­ков. По их ито­гам «Отан» набрал 60,6 про­цен­тов голо­сов, широ­ко раз­ре­кла­ми­ро­ван­ная пар­тия Дари­ги Назар­ба­е­вой «Асар» – 11,38 про­цен­та, финан­си­ру­е­мый оли­гар­хом Маш­ке­ви­чем блок Аграр­ной и Граж­дан­ской пар­тий «Аист» – чуть боль­ше 7 про­цен­тов. Но глав­ной, хотя и вполне ожи­да­е­мой, сен­са­ци­ей ста­ло вто­рое место пар­тии «Ак жол» – объ­еди­не­ния либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ских поли­ти­ков, воз­глав­ля­е­мо­го сопред­се­да­те­ля­ми Алтын­бе­ком Сар­сен­ба­е­вым, Була­том Аби­ло­вым, Ора­зом Джан­до­со­вым, Али­ха­ном Бай­ме­но­вым и Люд­ми­лой Жула­но­вой – 12 про­цен­тов.

В день выбо­ров в при­ем­ной Ж. Туяк­бая посто­ян­но зво­нят теле­фо­ны: к нему обра­ща­ют­ся все, кто чув­ству­ет неспра­вед­ли­вость. Из Кара­ган­ды выхо­дит на связь депу­тат Рау­ан Шае­кин – чле­ны избир­ко­ма на джи­пах умча­лись с бюл­ле­те­ня­ми в степь, идет пого­ня. Из Кызы­лор­дин­ской обла­сти бес­по­ко­ит пер­вый кос­мо­навт Тох­тар Ауба­ки­ров – как и в боль­шин­стве тер­ри­то­ри­аль­ных окру­гов, вбро­сы, кару­се­ли, при­тес­не­ния наблю­да­те­лей. Есть слу­чай, когда дирек­тор шко­лы заста­вил учи­те­лей запол­нять изби­ра­тель­ные бюл­ле­те­ни пря­мо во вре­мя тра­ур­ной цере­мо­нии на клад­би­ще. Не умол­ка­ет «Ак жол» – собран­ные этой пар­ти­ей выбор­ные про­то­ко­лы неопро­вер­жи­мо сви­де­тель­ству­ют, что на самом деле за нее про­го­ло­со­ва­ли не менее 35–40 про­цен­тов казах­стан­цев.

Обра­ща­ет­ся за защи­той от про­из­во­ла «Народ­ный оппо­зи­ци­он­ный союз ком­му­ни­стов и ДВК», полу­чив­ший, несмот­ря на свою замет­ную попу­ляр­ность сре­ди изби­ра­те­лей, все­го 3,4 про­цен­та голо­сов. Одно­вре­мен­но при­хо­дят ново­сти о посто­ян­ном пере­кра­и­ва­нии уже утвер­жден­но­го пар­тий­ным съез­дом спис­ка кан­ди­да­тов от «Ота­на». Ну, если уж посто­ян­но жалу­ют­ся на «вме­ша­тель­ство адми­ни­стра­тив­но­го ресур­са» кому-то неугод­ные чле­ны пра­вя­щей пар­тии, что уж гово­рить об оппо­зи­ции…

Я вижу, что пред­се­да­тель мажи­ли­са стре­мит­ся лич­но отве­чать на каж­дый зво­нок, все вре­мя что-то запи­сы­ва­ет. В кулу­а­рах пар­ла­мен­та часто упо­ми­на­ют Тас­ма­гам­бе­то­ва – ясно, что руко­во­ди­тель адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та стре­мит­ся любой ценой вта­щить в мажи­лис как мож­но боль­ше сво­их став­лен­ни­ков. Стре­мясь выслу­жить­ся, аки­мы на местах устра­и­ва­ют сорев­но­ва­ние по сбо­ру голо­сов в поль­зу кан­ди­да­тов от вла­сти.

На сове­ща­ни­ях, посвя­щен­ных ходу выбо­ров, из Жар­ма­ха­на Айт­ба­е­ви­ча то и дело про­ры­ва­ет­ся «что дела­ют, что дела­ют!». Ста­но­вит­ся совер­шен­но оче­вид­но, что спи­ке­ра тре­во­жат уже не какие-то пар­тий­ные инте­ре­сы, но, как позд­нее он сфор­му­ли­ро­вал в интер­вью – «зачист­ка любых поря­доч­ных людей».

Я убеж­ден, что «послед­ней кап­лей» ста­ло 3 октяб­ря 2004 года – в этот день в 22 одно­ман­дат­ных изби­ра­тель­ных окру­гах, где кан­ди­да­ты не набра­ли более поло­ви­ны голо­сов, состо­я­лось повтор­ное голо­со­ва­ние. Сно­ва шквал звон­ков на девя­том эта­же ста­ро­го, еще пра­во­бе­реж­но­го зда­ния пар­ла­мен­та. Сре­ди про­че­го, всех пора­жа­ют ново­сти из 7‑го изби­ра­тель­но­го окру­га Алма­ты, где кан­ди­да­та «Ак жола» Ора­за Джан­до­со­ва с дву­крат­ным пре­иму­ще­ством побеж­да­ет нико­му не извест­ная Куляш Ага­та­е­ва (как гово­рят, род­ствен­ни­ца аки­ма Хра­пу­но­ва), сокру­ши­тель­но про­иг­рав­шая ему в пер­вом туре. Как и две неде­ли назад, раз­ры­ва­ют­ся звон­ка­ми Алма­ты, Шым­кент, Тараз, Усть-Каме­но­горск…

Как мне уда­лось выяс­нить уже намно­го поз­же, в пер­вых чис­лах октяб­ря состо­я­лась встре­ча Жар­ма­ха­на Туяк­бая с пре­зи­ден­том стра­ны, в ходе кото­рой он пря­мо поста­вил перед гла­вой госу­дар­ства вопрос о выбор­ных нару­ше­ни­ях и необ­хо­ди­мо­сти их устра­не­ния. Сре­ди про­че­го, спи­кер гово­рил о том, что в гон­ке за голо­са­ми не было ника­кой необ­хо­ди­мо­сти: за кан­ди­да­тов «Ота­на», судя по все­му, реаль­но про­го­ло­со­ва­ли 50 с неболь­шим про­цен­тов изби­ра­те­лей – и это­го было бы вполне доста­точ­но. Гораз­до важ­нее атмо­сфе­ра чест­ных выбо­ров и дове­рие к ним все­го обще­ства. Что же каса­ет­ся «Ак жола», то эта пар­тия настро­е­на на кон­струк­тив­ную рабо­ту и в пар­ла­мен­те при­не­сет толь­ко поль­зу.

Назар­ба­ев про­явил инте­рес, обе­щал разо­брать­ся, но в то же вре­мя поин­те­ре­со­вал­ся – мол, что ты так за «Ак жол» пере­жи­ва­ешь? Дово­ды пред­се­да­те­ля, что при­чи­ной его воз­ра­же­ний явля­ет­ся не кон­крет­ная пар­тия, а чисто­та выбо­ров в прин­ци­пе, уто­ну­ли в общих сочув­ствен­но-успо­ка­и­ва­ю­щих рас­суж­де­ни­ях. Мол, все нор­маль­но, ситу­а­ция под кон­тро­лем, раз­бе­рем­ся. То же самое повто­ря­ла пред­се­да­тель Цен­триз­бир­ко­ма Заги­па Бали­е­ва. А после более настой­чи­вых тре­бо­ва­ний гла­вы мажи­ли­са, тре­бу­ю­ще­го разо­брать­ся в нару­ше­ни­ях, она про­сто пере­ста­ла отве­чать на звон­ки.

8 октяб­ря на пресс-кон­фе­рен­ции гла­ва ЦИК Бали­е­ва огла­си­ла окон­ча­тель­ные ито­ги выбо­ров: «Отан» полу­чил в новом пар­ла­мен­те 42 места из 67-ми, осталь­ные доста­лись про­власт­ным одно­ман­дат­ни­кам и сател­ли­там из «Аиста». Оппо­зи­ция в лице «Ак жола» заво­е­ва­ла одно (!) депу­тат­ское место – кото­рое в знак про­те­ста отка­за­лась занять.

А 14 октяб­ря в газе­те «Вре­мя» вышла ста­тья пред­се­да­те­ля мажи­ли­са под заго­лов­ком «Вре­мя выбо­ра», обли­ча­ю­щая фаль­си­фи­ка­ции состо­яв­шей­ся выбор­ной кам­па­нии. «Весь выбор­ный про­цесс-2004 про­шел в атмо­сфе­ре непре­рыв­но­го дав­ле­ния на воле­изъ­яв­ле­ние изби­ра­те­лей и рабо­ту изби­ра­тель­ных комис­сий со сто­ро­ны испол­ни­тель­ной вла­сти. В ито­ге вме­сто чест­ных выбо­ров казах­стан­цы ста­ли сви­де­те­ля­ми недо­стой­но­го фар­са, и пока не будет вос­ста­нов­ле­на спра­вед­ли­вость, это пят­но будет лежать на всем нашем госу­дар­стве», – такие сло­ва тре­тье­го чело­ве­ка во власт­ной иерар­хии стра­ны про­зву­ча­ли подоб­но рас­ка­ту гро­ма.

Ска­зать, что это ста­ло сен­са­ци­ей – ниче­го не ска­зать. Газе­та со ста­тьей была рас­куп­ле­на в мгно­ве­ние ока и пере­да­ва­лась из рук в руки. Выпус­ки ново­стей на ряде теле­ка­на­лов начи­на­лись цита­та­ми из ста­тьи Туяк­бая. В кори­до­рах и каби­не­тах пра­ви­тель­ствен­ных зда­ний чинов­ни­ки шушу­ка­лись, обсуж­дая потря­са­ю­щую новость. Над ними витал один и тот же вопрос: «Что это зна­чит и что теперь будет?». Не сам ли пре­зи­дент вдруг решил таким обра­зом отме­нить резуль­та­ты выбо­ров – слы­шу одну из мно­го­чис­лен­ных вер­сий. Но, так или ина­че, все пони­ма­ют, что ста­ли сви­де­те­ля­ми одно­го из тех собы­тий, кото­рые делят поли­ти­че­скую жизнь на «до» и «после».

На мой взгляд, мас­штаб про­изо­шед­ше­го хоро­шо осо­знал гла­ва «народ­ных ком­му­ни­стов» Вла­ди­слав Коса­рев. «Ука­зав на неспра­вед­ли­вость этих выбо­ров, Жар­ма­хан Туяк­бай совер­шил очень высо­кий граж­дан­ский посту­пок, – заявил он жур­на­ли­стам. – Я думаю, по-насто­я­ще­му оце­нить зна­че­ние того, что он сде­лал, мы смо­жем толь­ко с тече­ни­ем вре­ме­ни. Сего­дня же мы долж­ны ува­жать Жар­ма­ха­на Айт­ба­е­ви­ча еще боль­ше, чем ува­жа­ли рань­ше». Ему вто­ри­ли депу­та­ты Серик­бай Али­ба­ев, Вален­тин Макал­кин, Толен Тох­та­сы­нов, Гани Кали­ев, Татья­на Квят­ков­ская.

Сто­ит ли гово­рить, как вос­пря­ли духом все, кто постра­дал от при­тес­не­ний и про­из­во­ла вла­сти – и дале­ко не толь­ко в ходе этих выбо­ров. Сло­ва вос­хи­ще­ния, бла­го­дар­но­сти и под­держ­ки Жар­ма­хан Туяк­бай слу­шал в эти дни со сто­ро­ны демо­кра­ти­че­ских поли­ти­ков, пра­во­за­щит­ни­ков, жур­на­ли­стов. Но уже замет­но, что мно­гие начи­на­ет с опас­кой шара­хать­ся от него в кори­до­рах…

15 октяб­ря гла­ва АП Тас­ма­гам­бе­тов демон­стри­ру­ет прес­се экзем­пляр уже став­ше­го зна­ме­ни­тым номе­ра «Вре­ме­ни», на кото­ром рукой Назар­ба­е­ва начер­та­но ука­за­ние Ген­про­ку­ра­ту­ре и ЦИК про­ве­сти про­вер­ку на пред­мет выбор­ных нару­ше­ний. В этот же день «Отан» дела­ет вити­е­ва­тое заяв­ле­ние, в кото­ром ста­тья зам­пре­да пар­тии Туяк­бая назы­ва­лась «опре­де­лен­ным обра­зом гра­ни­ча­щей с про­во­ка­ци­ей». Чув­ству­ет­ся, что пар­тия вла­сти пока еще пре­бы­ва­ет в рас­те­рян­но­сти и явно опа­са­ет­ся дей­ство­вать без ука­за­ний свер­ху.

Туяк­бай же в эти дни выгля­дел так, слов­но, нако­нец, сбро­сил с плеч изму­чив­ший его груз. Вид­но, что для себя он уже очень мно­гое решил: нуж­но дей­ство­вать даль­ше и гото­вить­ся ко все­му в этой жиз­ни. Сроч­но моби­ли­зо­ван­ный вла­стью в каче­стве пере­го­вор­щи­ка Булат Уте­му­ра­тов упор­но пыта­ет­ся выяс­нить под­лин­ную при­чи­ну его обид – веро­ят­но, чинов­ни­ку-биз­не­сме­ну труд­но пове­рить в суще­ство­ва­ние людей, спо­соб­ных пой­ти на прин­цип, пото­му что «за стра­ну обид­но».

18 октяб­ря на пресс-кон­фе­рен­ции в Казах­стан­ском пресс-клу­бе в Алма­ты Жар­ма­хан Туяк­бай под руко­плес­ка­ния зала объ­явил об отка­зе от депу­тат­ско­го ман­да­та в новом соста­ве мажи­ли­са и о сво­ем выхо­де из пар­тии «Отан». Отве­чая на мно­го­чис­лен­ные вопро­сы жур­на­ли­стов, он под­черк­нул, что при­част­ные к нару­ше­ни­ям выбор­но­го зако­но­да­тель­ства лица долж­ны быть при­вле­че­ны к ответ­ствен­но­сти. Сам же он оста­ет­ся в поли­ти­ке, что­бы «в дру­гом каче­стве при­но­сить поль­зу стране».

Но систе­ма, отой­дя от пер­во­го шока, уже пока­зы­ва­ла зубы. В про­власт­ных СМИ про­тив пока еще дей­ству­ю­ще­го пред­се­да­те­ля мажи­ли­са раз­во­ра­чи­ва­ет­ся насто­я­щая трав­ля – оскорб­ле­ния, ложь и инси­ну­а­ции льют­ся пото­ком. И так будет уже мно­гие годы.

Ожив­ля­ет­ся руко­вод­ство «Ота­на», так­же соби­ра­ю­щее пресс-кон­фе­рен­цию. Впро­чем, из хора обли­ча­ю­щих «быв­ше­го сорат­ни­ка» заяв­ле­ний явно выпа­да­ют сло­ва зам­пре­да Алек­сандра Пав­ло­ва: «Поте­ря Жар­ма­ха­на Туяк­бая, как ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го спе­ци­а­ли­ста, для вла­сти и пар­тии поте­ря чув­стви­тель­ная, не так уж мно­го у нас про­фес­си­о­на­лов»…

Впро­чем, чув­ствуя повы­шен­ное обще­ствен­ное вни­ма­ние, руко­во­ди­те­ли пра­вя­щей пар­тии обя­за­ны были пред­ло­жить что-то, кро­ме све­де­ния сче­тов. Так родил­ся Мемо­ран­дум, в кото­ром пар­ла­мент­ской фрак­ции «Отан» пред­пи­сы­ва­лось орга­ни­зо­вать неза­ви­си­мые слу­ша­ния по ито­гам выбо­ров в мажи­лис, заслу­шать Ген­ро­ку­ра­ту­ру и Вер­хов­ный суд по реа­ги­ро­ва­нию на иски и обра­ще­ния кан­ди­да­тов.

Пар­тия заяви­ла о наме­ре­нии создать посто­ян­но дей­ству­ю­щий Кон­суль­та­тив­ный совет «Отан» с непро­шед­ши­ми в мажи­лис поли­ти­че­ски­ми пар­ти­я­ми – дабы «под­клю­чить мак­си­маль­но боль­шое чис­ло актив­ных граж­дан к пар­ла­мент­ской и зако­но­твор­че­ской рабо­те». Нако­нец, «Отан» решил занять­ся «углуб­ле­ни­ем демо­кра­ти­за­ции и укреп­ле­ни­ем граж­дан­ско­го обще­ства».

Конеч­но же, ниче­го это­го сде­ла­но не было. Ген­про­ку­ра­ту­ра и Вер­хов­ный суд не нашли выбор­ных нару­ше­ний. Оппо­зи­ция была окон­ча­тель­но вытес­не­на из пра­во­во­го поля, а поня­тие демо­кра­тии – из поли­ти­че­ско­го лек­си­ко­на. Стра­на всту­пи­ла в этап закру­чи­ва­ния гаек и укреп­ле­ния авто­ри­та­риз­ма.

2 нояб­ря 2004 года пре­зи­дент Назар­ба­ев, за месяц до кон­сти­ту­ци­он­но­го сро­ка окон­ча­ния депу­тат­ских пол­но­мо­чий, рас­пу­стил мажи­лис 2‑го созы­ва. В новое, пом­пез­ное зда­ние мажи­ли­са на отстра­и­ва­ю­щем­ся Лево­бе­ре­жье сто­ли­цы въе­ха­ли дру­гие депу­та­ты – кото­рые, сле­дуя ред­ко­му по откро­вен­но­сти настав­ле­нию Заги­пы Бали­е­вой, «нико­гда не забы­ва­ли, как они сюда попа­ли» …

А Жар­ма­хан Туяк­бай зако­но­мер­но начал свой путь в демо­кра­ти­че­ской оппо­зи­ции. В кон­це 2004 года демо­кра­ти­че­ские пар­тии еди­но­душ­но избе­рут быв­ше­го спи­ке­ра пред­се­да­те­лем сво­е­го пер­во­го широ­ко­го объ­еди­не­ния – Коор­ди­на­ци­он­но­го Сове­та демо­кра­ти­че­ских сил. Даль­ше будет руко­вод­ство Бло­ком «За спра­вед­ли­вый Казах­стан!», выдви­же­ние еди­ным оппо­зи­ци­он­ным кан­ди­да­том на пре­зи­дент­ских выбо­рах. Будут Усть-Каме­но­горск и Шым­кент вес­ны 2005-го – где силь­ней­ший из всех кон­ку­рен­тов Назар­ба­е­ва под­верг­нет­ся напа­де­ни­ям кри­ми­наль­ных отмо­роз­ков…

Впе­ре­ди будут новые выбо­ры, новые пла­ны и новые сорат­ни­ки. Сот­ни тысяч людей по всей стране испы­та­ют новое вдох­но­ве­ние и надеж­ды, зало­жат новые тра­ди­ции борь­бы за сво­бод­ный, спра­вед­ли­вый и про­цве­та­ю­щий Казах­стан. И я уве­рен, даже через мно­го лет люди не забу­дут, как ярко осе­нью 2004-го про­яви­лась одна из этих тра­ди­ций – с честью про­хо­дить через все испы­та­ния, назы­ва­е­мые «вре­мя выбо­ра» …

Мак­сим АНДРЮШИН

Республиканский еженедельник онлайн