БАНКОВСКОЕ ЛОББИ гораздо сильнее ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА

  • После произошедшего массового убийства в г. Алматы, в результате которого погибло пятеро человек последовала реакция властей. Президент Касым-Жомарт Токаев поручил внести поправки в закон по проблемным заемщикам. Однако всё это больше напоминает народную пословицу – «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится» и никак не вселяет надежды на изменение ситуаций, поскольку существует очень сильное банковское лобби, тормозящее принятие закона о банкротстве физических лиц. Лобби настолько сильное, что оказалась не по зубам даже самому елбасы Нурсултану Назарбаеву. О кредитной кабале и путей её решения читайте в текстовом варианте видео-интервью члена Национального совета по общественному доверию (НСОД) при президенте РК, финансового эксперта Рахима ОШАКБАЕВА на канале «Ертысбаев Live».
blank

– Самой резонансной темой последней недели стала ужасная трагедия в Алматы. Массовое убийство, унесшее жизни пятерых граждан Республики Казахстан, не имеет оправдании. Даже глава государства обратил очень большое внимание на произошедшую трагедию.

Рахим, предлагаю самым тщательным образом проанализировать эту трагедию, тем более глава государства сказал, что никакого оправдания такому преступлению быть не может и необходимо самым всесторонним образом исследовать данную проблему. Президент акцентировал внимание на то, что проблема, связанная с кредитованием населения и их взаимоотношения с банками, нуждается в юридическом совершенстве. Хотелось бы начать нашу беседу с этого вопроса.

– Прежде всего хочу принести соболезнования родным и близким погибших. Я тоже недоумеваю, когда говорят, что человека довели, тем самым оправдывая это преступление, что считаю совершенно недопустимым.

Вместе с тем нужно понимать, что накопился большой пласт проблем в сфере банковского кредитования, правоприменения по взысканию задолженности в судебной системе, деятельности коллекторов и судоисполнителей.

Вы упомянули, что я являюсь членом НСОД. Так вот хочу сказать, что на первом заседаний НСОД, еще два года назад в своих выступлениях я говорил, что Казахстан погружается в пучину закредитованости. На сегодня, 6,4 млн. человек имеют розничные кредиты, из них на просрочке находятся порядка 2 млн. человек. Не нужно объяснять, что они являются клиентами коллекторов и судебных исполнителей. Это 20% от экономического активного населения, что очень много. Сумма неработающих кредитов может составлять 1,3 трл. тенге.

Два года назад мы говорили об этой тенденции и предлагали принять закон о банкротстве физических лиц. Зачастую эти кредиты выдавались так, что на одно домохозяйство или одного человека может приходиться одновременно несколько кредитов. Текущая система регулирования позволяет людям навязывать кредиты по очень высоким процентным ставкам. На сегодня средняя ставка по потребительскому кредиту составляет свыше 20% годовых. Это очень много.

Люди просто не могут избавиться от кредитной кабалы. По нашему законодательству все деньги в первую очередь уходят на погашение пеней, штрафов, неустоек, процентов и только потом зачитывается погашение основного долга.

В 2017-2018 годы наш центр «Талап» активно боролся с т.н. «акульими займами». То есть это кредиты, которые вы можете получить через мобильный телефон получив СМС подтверждение под 700% годовых!

Это займы на несколько дней, которые позиционируют, что вы платите всего 2% в день. Но если умножить эту ставку на 365 дней в году, то вы получите свыше 700% годовых! Чтобы завлечь людей используется современный передовой нейромаркетинг, организовываются различные розыгрыши, где вам предлагают выиграть новый айфон и т.д.

Чтобы вы смогли представить текущую ситуацию, хочу привести следующий пример. Объем общего кредитования казахстанских банков составляет около 14,6 трлн. тенге. Из них кредиты юридических лиц составили 7 трлн. тенге, а физическим лицам выдан объем кредитов на сумму 7,6 трлн. тенге. Это своего рода историческое событие, когда займы простых людей, превысили займы предприятии.

– Получается, кредитовать физические лица более выгодно...

– Совершенно верно! Это гораздо выгоднее, к тому же юридические лица могут объявить себя неплатёжеспособными и обанкротиться, а физические лица не могут этого сделать. Очень важно предоставить правовой механизм как во всех развитых странах, когда людям дают возможность освободиться от непомерной задолженности.

В 2019 году на просрочке было 1,5 млн. человек. Как вы помните, в том же году по инициативе финансового сектора была проведена амнистия по займам ниже 300 тыс. тенге. Государство выделило деньги, погасив за них не только займы, но и штрафы с пеней. Если не ошибаюсь, на это было выделено свыше 100 млрд. тенге. В итоге, около полмиллиона человек получили финансовое возмещение, в т.ч. и те, кто в этом не нуждался. Тем не менее, количество людей, вышедших на просрочку выросло до 1,7 млн. человек. Это было еще до пандемии. Затем пандемия усугубила ситуацию.

На начало текущего года этот показатель вырос до 2 млн. человек. Получается, что эти люди не могут обслуживать свои кредиты. Они ложатся спать с мыслью, что они должны банку и просыпаются с ней же. К ним приходят куча СМСок из банка и у них мало шансов выбраться из кредитной кабалы. Очевидно что такие люди не могут быть счастливы.

Я сталкивался с людьми, у которых по пять-шесть кредитов. Они реально вынашивали мысли о суициде. Их угнетало, что они никак не могут избавиться от долгов. Одна девушка осталась с ребенком, без помощи родных и близких. Она была вынуждена брать кредит за другим, чтобы погасить один кредит за счет другого. Естественно, это всё вырастает как снежный ком, увеличивая основной долг. И таких истории очень много. Это вопрос не только человеческой эмпатии, но и экономической политики. Ведь основная цель экономической политики – это рост доходов населения. А для значительной массы населения нашей страны такой рост невозможен, пока мы не дадим им возможность избавиться от непосильного долгового бремени.

– В действительности, кредиты – это ужасающие в перспективе расходы и закабаление.

– Банковский и финансовый сектор должны умерить свои аппетиты. Регулирующие органы должны выступить в защиту прав заёмщиков. Насколько мне известно, финансовый сектор и банковское лобби активно и очень эффективно противодействует самому понятию банкротства физических лиц. Приведу несколько примеров. Еще в 2015 году елбасы в своём послании озвучил необходимость принятия закона о банкротстве физических лиц. Однако он не был принят. В 2017 году он вновь вернулся к этому вопросу, указав что нужно ускорить принятие закона о банкротстве физических лиц. Опять не приняли. В 2019 годы мы с коллегами экономистами в очередной раз подняли этот вопрос на высоком уровне, но он даже не был принят к рассмотрению. С 2015 года прошло уже шесть лет, но вопрос так и остался.

– Мы пришли к печальному выводу, что банковское лобби гораздо сильнее чем елбасы или глава государства. Я пять лет проработал послом в Грузии. Так вот там существует закон – если у физического лица квартира или дом последнее, что у него есть, то какие бы у него не были долги, человека не могут выселить из единственного жилья. В России также принят закон о банкротстве физических лиц. Как ты думаешь, если бы у нас были приняты такие законы, стали бы казахстанские банки выдавать кредиты налево и направо?

– Конечно же нет! Банки стали бы обращать внимание на реальную платёжеспособность людей. Сейчас их бизнес-модель заключается в том, что они не боятся выдавать кредиты. Потому что обязательства физического лица перед банком не прекращаются. Какой бы не был у заемщика доход, банки с помощью судоисполнения и ареста счетов списывают себе любой поступающий доход и в любом случае вытащат свои деньги. Плюс к этому мы имеем очень высокую процентную ставку, которая также компенсирует большой объем неработающих кредитов. По сути – это модель ростовщичества, которая с давних времен считается грехом. Как вы знаете из истории, в Англии ростовщиков вешали без суда.

– Рахим, я хотел бы поговорить вот о чем. Ты член НСОД, я тридцать лет был на государственной службе. Мы с тобой активно присутствуем в публичном пространстве, где хотелось бы не просто дискутировать, но и предпринять конкретные действия, с хорошей целью давления на власть. Глава государства сказал, что требуется юридическое совершенство. Поэтому мы, Ермухамед Ертысбаев и Рахим Ошакбаев обращаемся, что в самое ближайшее время необходимо принять два упомянутых закона.

Депутаты мажилиса, мы для чего вас избирали?! Партия «Нур Отан», вы партия власти. Лидер партии Нурсултан Назарбаев дважды в своем послании говорил о необходимости принятия закона о банкротстве физических лиц. В чем проблема?! Примите срочно, в связи с последним резонансным событием. Как Рахим, ты поддерживаешь меня?

-Безусловно! Более того, партия «Ак жол» и «Народная партия Казахстана» неоднократно поднимали вопрос о необходимости разработки такого закона. К сожалению, партия «Нур Отан» не берет его на рассмотрение. Мы уже видим феномен закредитованости и несовершенство сферы по разрешению споров на примере недавней трагедий. При этом, я нисколько не оправдываю действия человека, который обвиняется в массовом убийстве.

– В США, практически во всех штатах существует то, о чем мы говорим. Допустим человек стал банкротом, но все равно на его счету должно остаться до 5 тыс. долларов. Более того, его кредит не распространяется на его жилье. Это очень важный момент.

– Повторюсь, если финансовый сектор не умерит свои аппетиты, это может разрушить страну! Это и есть одна из причин социального недовольства.

– Я очень уважаю мнение Рахима Ошакбаева, поэтому меня очень насторожило его определение, что это может разрушить страну. В этой связи я тоже обращаюсь к банкирам и финансовому сектору, глубоко задуматься о судьбе нашей страны. Эта проблема очень взрывоопасна.

– Одной из причин закредитованости населения стала доступность кредитных продуктов. Вам предлагают купить любой товар в рассрочку, якобы без переплаты. Однако вознаграждение уже включено в стоимость товара. К тому же рассрочка может быть легко оформлена в режиме онлайн через мобильные приложения банков.

У нас действуют около 12 млн кредитных карт. Из них 4,3 млн. активно используются населением. Это тоже займы с высокими процентами. Онлайн займы и ломбарды выдают кредиты без подтверждения доходов не обращая внимание на плохую кредитную историю.

Многие выступают против принятия закона, аргументируя тем, что население перестанет обслуживать свои кредиты. Я считаю, издержки если вы не платите, не должны быть высокими, в т.ч. ущемление в правах. Да, вы не можете выехать, вы не можете взять новый кредит. То есть меры должны быть достаточно ощутимыми. При этом, не нужно бояться, что если примут закон, то все начнут уклоняться от обслуживания своих кредитов. К примеру, в России после того как ввели закон о банкротстве физических лиц, даже после пандемии, когда у населения резко упали доходы, количество людей, рассмотренных на банкротство не превысило 170 тыс человек.

Решение по каждому делу принималось в судебном порядке. Повторюсь, не следует ожидать массового банкротства. Каждый случай будет рассматриваться судом, действительно ли человек не платежеспособен и есть ли основания для признания банкротства.

Банки, понимая подобные перспективы, усилят свои скоринговые системы и остановят массовую выдачу кредитов. Кредитовать будут только тех, кто сможет их обслуживать.

– Честно говоря я не знал о цифрах, где объемы кредитов физических лиц, превышают кредиты юридических лиц.

– На сегодня большая часть доходов банковского сектора поступает от потребительских кредитов, нежели чем кредитования экономики. Более того, банки перестали выполнять свою ключевую функцию – аккумулировать сбережения и перенаправлять их в инвестиции. Зачем это делать, когда можно раздать эти деньги людям, подвесив их на крючок потребительского кредитования.

– Можно ли говорить о том, что произошедшая трагедия массового убийства послужила лакмусовой бумажкой проблемы закредитованости населения?

– Я думаю, что это не самое показательное проявление. Это трагедия народа, которая длится годами. Об этом не пишут и не снимают. Я вижу этих людей, которые засыпают и просыпаются под долговым бременем. Они не могут устроиться на работу. Не буду называть область, где я разговаривал с чиновником из акимата, который сказал, что у 80% сотрудников акимата есть исполнительные листы. То есть им выплачивают зарплату, которая сразу списывается на погашение кредитной задолженности.

Низкие доходы населения, низкая финансовая грамотность и доступность кредитов привела к нынешней тревожной ситуации. Об этом нужно бить в колокола на самых высоких площадках. К сожалению бизнес интересы банков есть и они защищаются большими бюджетами на различных информационных площадках, включая telegram-каналы. Стоит мне выступить по этой теме, тут же активизируются различные блогеры и ресурсы с нападками в мой адрес. Я уверен, что причиной тому является моя позиция относительно принятия закона о банкротстве физических лиц.

– Хочу от своего имени обратиться к партии «Нур Отан». Я получил партийный билет из рук Нурсултана Назарбаева в 2007 году. Это было перед парламентскими выборами. Без ложной скромности, я очень много сделал во время избирательной кампании для этой партии. Вы партия власти, имеете большинство мест в парламенте и местных органах власти. Закон о банкротстве физических лиц надо принять непременно до конца этого года, в противном случае вы станете антинародной партией.

Текст интервью подготовил

Азамат ШОРМАНХАНУЛЫ, «D»

Добавить комментарий

Республиканский еженедельник онлайн